Затянувшееся переселение

Почти 490 миллионов рублей выделило в конце 2020 года правительство РФ четырем северным регионам на переселение людей из ликвидированных поселков и деревень. Три из них — дальневосточные: Магаданская область, Чукотский автономный округ и Республика Саха (Якутия). Ассигнования позволили обеспечить жилищными сертификатами 219 семей, которые не успели своевременно покинуть поселения, закрытые региональными властями до 2012-го. Между тем до решения проблемы опустевших населенных пунктов на Востоке России еще очень далеко.

Села сохранили

На долю Якутии из федеральных денег пришлось 288 миллионов рублей. Они пошли на расселение 112 семей. Основная часть сертификатов предназначалась для жителей бывшего поселка Лазо Верхоянского района, который был ликвидирован… в 1997 году. Получить деньги на переезд люди смогли лишь после судебных разбирательств, причем вынесенные в их пользу решения долгое время не исполнялись. К моменту, когда субсидии им все-таки дали, большинство жителей Лазо давно уже выехали за пределы региона — здесь оставались около 30 семей.

— С 2011 по 2020 годы между руководством республики и федеральными властями велись переговоры о восполнении потерянных возможностей для оставшихся людей, которые из-за отсутствия прописки или нужной записи в трудовой книжке не смогли наравне со всеми реализовать право на получение жилищного сертификата. Пусть и через годы, но справедливость восторжествовала, — заявил первый вице-премьер правительства республики Кирилл Бычков.

Лазо стал одним из 12 промышленных поселков, построенных в советские годы для разработки полезных ископаемых, а с наступлением рыночных времен закрытых в связи с истощением месторождений. А вот что касается сел, Якутия является одним из немногих регионов в стране, где даже в самые тяжелые 90-е годы прошлого столетия не было закрыто ни одного. Каким бы депрессивным ни казалось село, местные власти стараются не просто поддерживать в нем жизнь, но и создавать условия для развития. Потому что жителям некуда переезжать. У них нет "запасных аэродромов" в теплых краях. Это коренное население.

Долгое время в республике действовала программа "Движение добрых дел", в рамках которой преимущественно в сельской местности по инициативе жителей строились малокомплектные школы, детские сады, спортзалы, дома для молодых специалистов. Теперь это движение объединено с другими подобными, но цель проекта осталась та же: строить в населенных пунктах то, что сами люди считают нужным.

— На 2021 год на проект предусмотрен миллиард рублей, — отмечает глава Якутии Айсен Николаев.

В некоторых случаях правительство республики идет на огромные траты, чтобы сохранить село, по каким-то причинам ставшее проблемным. К примеру, в Березовке Среднеколымского района оленеводы, рыбаки и охотники живут в основном натуральным хозяйством. Село труднодоступное и регулярно затапливаемое в паводки. Но переезжать с земли предков люди не собираются. И власти пошли им навстречу. Уже несколько лет на возвышенном месте рядом со старой Березовкой вырастает новая. За бюджетный счет строятся коммуникации, объекты соцкультбыта, жилые дома — буквально все.

Без перспективы?

В Сахалинской области в ноябре прошлого года региональные депутаты приняли закон о соцподдержке граждан, которых нужно переселить из бесперспективных сел.

Документ предусматривает выдачу сертификатов на покупку жилья в пределах области — по аналогии с госпрограммой переселения из районов Крайнего Севера. До этого люди не могли законно претендовать на квадратные метры, поскольку за ними формально числятся дома — даже если деревня умирает или вообще не существует.

К малочисленным закон причисляет населенные пункты, не имеющие перспектив социально-экономического развития и насчитывающие не более 20 жителей. По предварительным данным, в регионе свыше 30 обезлюдевших сел, еще 37 — вот-вот станут такими.

В селе Пильво Сахалинской области официально не зарегистрировано ни одного человека. В реальности нашлось десять жителей

Однако, как отмечает разработчик закона Александр Болотников, нужна более точная статистика от государственных органов власти, которую пока никто не предоставил.

— Формирование списка сел и деревень — отправная точка для всех последующих действий. К данному моменту закон никак не реализуется на практике. Мы хотели взять хотя бы два населенных пункта и на них отработать все механизмы, — говорит Болотников.

Депутат признается, что не ожидал такой неразберихи с подсчетом жителей, хотя эту работу должны проводить в каждом муниципалитете. Так, согласно официальным данным, в селе Пильво Смирныховского района не зарегистрировано ни одного человека. В реальности нашлось десять жителей.

Население села Тельновское Углегорского района по документам составляет 64 человека, значит, его нельзя отнести к малочисленному. По факту проживающих там гораздо меньше.

Есть еще один нюанс. Многие розданные по программе "Дальневосточный гектар" наделы находятся на территории умирающих сел, поэтому последние могут не признать бесперспективными.

Заброшенные поселки — это не в последнюю очередь и экологическая проблема. Занятые старыми строениями земельные участки нужно расчищать и рекультивировать. Кроме того, руины, которыми усыпано побережье острова, изрядно портят внешний вид региона, власти которого делают ставку на развитие туризма. Но начать "большую уборку" невозможно — сначала надо расселить людей.

Трудно "вымереть по правилам"

За последние десять лет в Приморье упразднены пять населенных пунктов преимущественно в северных районах. Могло быть больше — лет 12-14 назад власти затеяли оптимизацию системы образования и стали закрывать в малонаселенных деревнях школы. А именно они часто были единственными скрепами, благодаря которым села еще существовали. "Оптимизировать" удалось лишь частично, массового исчезновения населенных пунктов не последовало.

Зато в крае есть пример, когда официально упраздненные еще в 2009 году села Таежное и Молодежное Красноармейского района проявили чудеса выживания. Они до сих пор существуют.

— Там нет детского сада, школы, люди ездят за продуктами за тридевять земель, а живут с огородов и с того, что дает им тайга. Ближайшая школа и больница находятся за сотни километров, — рассказывает жительница района Тамара Башаева.

Парадокс в том, что население Таежного и Молодежного было готово к "ликвидации". В 2014 году люди спрашивали тогдашнего губернатора Владимира Миклушевского, скоро ли их переселят.

— Я знаю, что для закрытия поселков необходимо 450 миллионов рублей, эти средства должны быть предусмотрены в федеральном бюджете уже в этом году, — заявил он.

Но воз и ныне там. Министерство экономического развития России признало целесообразным закрытие сел. Специалисты администрации Приморского края разработали перечень мероприятий, необходимый для этого, но подписанного распоряжения со стороны федеральных властей так и не последовало — в 2018 году процесс совсем застопорился. При этом некоторым жителям Таежного и Молодежного такой порядок вещей даже нравится: они не платят за электричество и привозную воду. Кроме того, в марте 2020-го краевые депутаты приняли решение, что жители поселков, находящихся в законной процедуре закрытия, могут не платить за капитальный ремонт многоквартирных домов.

Источник

Updated: 18.02.2021 — 08:33

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.