Украина отправляет в Донбасс троянского коня

Украина отправляет в Донбасс троянского коня

Верховный суд ЛНР приговорил к 17 годам тюрьмы участника обмена пленными с Украиной по обвинению в шпионаже и подготовке терактов, сообщает «Луганский информационный центр».

Как заявила пресс-служба МГБ ЛНР, уроженец Киевской области Тарас Олексиенко был агентом СБУ, с которой начал сотрудничать, находясь в киевском СИЗО, где он содержался с 2015 года и был передан ЛНР под видом политзаключенного.

Олексиенко по заданию СБУ проник в ряды Народной милиции ЛНР, где он собирал и передавал Киеву информацию о личном составе и перемещении техники, кроме того, он готовил теракт в Луганске.

«Замыслом иностранных спецслужб являлось достижение наибольшего количества жертв среди мирного населения и дискредитация военнослужащих силовых структур Луганской Народной Республики», — заявили в пресс-службе МГБ.

— Человек осужден, кроме всего прочего, за попытку организации теракта — это серьезное преступление, которое могло повлечь значительные жертвы, — подчеркивает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Мне не кажется, что где-то в других странах подобные преступления оценивают снисходительнее. Пока не слышно возмущенных правозащитников ни в России, ни в Европе. Мотивация таких преступлений обычно незамысловата — деньги и одурманенность русофобией.

Какой бы порочной ни была практика спецслужб Украины, все же Украина — не гитлеровская Германия, чтобы можно было представить заброшенного диверсанта как человека, спасающегося от пыток в концлагере.

Нужно понимать, что ДНР и ЛНР не имеют инструмента и данных для полной проверки всех лиц, предлагаемых на обмен Украиной. На Украине есть реестры и информация по всем жителям Украины, включая территорию Донецкой и Луганской областей. Есть архивы спецслужб и МВД. В Донецке и Луганске этого нет по понятным причинам. Списки на обмен формируются по предложениям обеих сторон, причем Украина часто сама предлагает на обмен кого-то, якобы обвиненного за поддержку непризнанных республик на территории Украины.

Отказ от таких людей выглядит предательством своих сторонников, поэтому такие люди попадают в списки вместе с теми, о ком сообщают родственники и друзья. А ввести в украинские открытые реестры уголовных дел данные о фальшивом преследовании — дело очень простое для украинских спецслужб.

«СП»: — По-вашему, это единичный случай или этот Тарас не один такой? Это новая тактика СБУ?

— Я уверена, что подобный случай не единичен. Обмен военнопленными и политзаключенными — реальный способ засылки в республики агентов и диверсантов. И уж точно такую тактику не назовешь новой — вспомним, как вербовались диверсанты в лагерях военнопленных во времена Великой Отечественной.

По теме:  Минобороны приняло решение о дополнительной закупке роботизированных боевых комплексов «Нерехта»

Попытка расшатать там гражданское общество с помощью терактов — тоже не новая тактика. Вспомним попытки диверсий в Крыму. СБУ продолжает активно работать, устраивая попытки похищений бывших ополченцев на территории РФ, чему удивляться в случае таких действий на Донбассе?

«СП»: — И что делать спецслужбам Донбасса? Тщательнее проверять всех, кого обменивают?

— Я думаю, это так и происходит. Каждый человек, оказавшийся на Донбассе в результате обмена, проходит проверку донецкими службами безопасности. Вопрос только в том, что у этих служб не хватает информации, что реально из себя представляют эти люди, учитывая отсутствие архивов и данных.

«СП»: — По-вашему, опасность могут представлять те, кто называет себя политзаключенным? Или пленные ополченцы тоже могут быть завербованы?

— Есть политзаключенные, активно участвующие в противодействии госперевороту — общественные деятели, журналисты, политики. О таких знаем и мы, знают СМИ и правозащитники. Таких людей характеризует их прошлая деятельность. Суды над такими политзаключенными, как например, Мехти Логунов, становятся судами над бандеровской Украиной.

А есть политзаключенные — простые неизвестные люди, не принявшие бандеровскую идеологию и пытающиеся противодействовать ей в соцсетях или с помощью листовок. В лапы СБУ попадают и те, кто пытается помочь непризнанным республикам гуманитарной или информационной поддержкой. Таких уголовных дел на Украине десятки и сотни. И вот в числе преследуемых по этим делам могут оказаться и агенты СБУ.

И точно так же среди военнопленных ополченцев есть те, кого знают товарищи и соратники, и кто есть в списках вооруженных сил ЛДНР, а есть те, кого арестовали после 2014 года за участие в охране какого-нибудь населенного пункта, и о них нет данных в МГБ. Поэтому проверке в ЛДНР подлежат все.

«СП»: — Стоит ли республикам отвечать симметрично?

— Думаю, подавляющее большинство жителей Донбасса, как и я — категорические противники диверсий на Украине. В этих диверсиях могут пострадать совершенно невинные люди, и борьба должна вестись политическими методами, а не с помощью терактов.

Я думаю, что перед ДНР и ЛНР стоят задачи более важные и насущные, чем устраивать игру в шпионов и диверсантов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика