Украина обвинил Германию в желании заработать на газе «от агрессора»

Украина обвинил Германию в желании заработать на газе «от агрессора»

Власти Украины, забыв о провозглашенной несколько лет назад «энергетической независимости», продолжают из последних сил биться за газ «агрессора» — «самый грязный в мире» российский газ. Под градом критики теперь Германия, которая собралась зарабатывать на «Северном потоке-2», лишив, тем самым, «незалежную» монопольного права быть единственной страной-транзитером на европейском направлении.

О посягательстве Берлина на интересы Киева заявил глава «Нафтогаза» Юрий Витренко.

В интервью изданию Frankfurter Allgemeine Zeitung он фактически обвинил Германию в том, что благодаря «СП-2» она станет главным распределительным пунктом российского газа в Европе. Хотя, по его мнению, как ведущая европейская страна, не должна получать «краткосрочное экономическое преимущество за счет других европейских стран».

Глава «Нафтогаза» считает, что, несмотря на растущее потребление газа в ЕС, еще один трубопровод для поставок топлива в Европу не нужен. С этой задачей якобы вполне способна справиться украинская газотранспортная система (ГТС). В то же время он допустил, что европейские компании должны решать сами, каким образом они хотят импортировать голубое топливо — через Украину или по «Северному потоку-2».

Логика интересная: Германия, значит, не имеет права получать выгоду, зарабатывая на транзите «за счет других», а Украина имеет. Причем все это еще лицемерно подается, как забота о европейцах и некий призыв к справедливости.

Чего Витренко не учел, так это то, что не ему, уж точно, решать, в какую трубу газ закачивать, а в какую нет. Поскольку данный вопрос является исключительной прерогативой страны, которая этот газ добывает — т.е. России.

А мы прекрасно помним, как беззастенчиво пользовалась Украина своим положением, когда была главным транзитером газа в Европе. Как шантажировала «Газпром», требуя снижения контрактных цен для себя, как подворовывала топливо, предназначенное европейским потребителям, и едва не сорвала отопительный сезон в нескольких странах ЕС. Собственно, потому и было принято решение о создании газопроводов в обход Украины. Потому и появились северные и другие «потоки».

— Фактически Витренко заявил, что, если Украина теряет транзит, то никто за счет увеличения транзита по другому маршруту зарабатывать не должен, — комментирует ситуацию ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве России Игорь Юшков. — Позиция замечательная. Только ни к экономике, ни к политике отношения она не имеет.

— Ведь что получается… Если, скажем, в Европу больше начинает приходить СПГ, то Россия должна заявить: «Вы не имеете права покупать газ у другого поставщика, потому что, тем самым, вы нам вредите — мы не зарабатываем. Так нечестно. Не должна другая страна за счет России зарабатывать. Поэтому, будьте добры, уходите с европейского газового рынка. Мы сколько продавали, столько и будем продавать».

Или поставить ультиматум европейцам, которые собираются развивать у себя возобновляемую энергетику, мол, «мы же тогда потеряем прибыль, ведь у нас не будут покупать углеводороды. Это несправедливо».

Витренко, видимо, хочет законсервировать ситуацию на сто лет вперед. Но никто этого делать не будет.

Германия и так являются крупным транзитером российского газа. Через нее проходит транзит газа, который идет по «Северному потоку-1», часть уходит — тоже транзитом — через газопровод «Ямал-Европа».

Европейским законодательством подобные вещи, которые предлагает глава «Нафтогаза», запрещены. Должна быть свободная конкуренция — Евросоюз всегда об этом говорил. Должен быть свободный переток газа — это тоже один из основных постулатов европейской энергетической политики. Они для этого строят там кучу интерконнекторов, чтобы рынок был более связанный. Европейцы всегда на этом настаивали.

А то, что предлагает Витренко, запрещено, в принципе, европейским антимонопольным законодательством. То есть, он предлагает как-то законсервировать все, и сделать Украину единственным транзитером-монополистом на рынке газа. Это абсурд. И к реальности никакого отношения не имеет.

«СП»: — Конечно, Киеву обидно, что деньги за транзит — и немалые — будут получать не они, а кто-то другой…

— Вообще-то зарабатывает не государство, а компании-операторы — т.е. коммерческий сектор. Это обычная услуга по доставке какого-то товара из точки А в точку Б. В данном случае, газ транзитируют с одного участка, на другой. Это экономическая услуга. Поэтому, конечно, все, что он говорит, бред полный.

Другой вопрос, что они пытаются любые аргументы использовать, лишь бы законсервировать нынешнее состояние, когда Украина, в принципе, является страной транзитером. Потому что дело идет к тому, что с запуском «Северного потока-2», они такой статус потеряют. Или, по крайней мере, перестанут быть безальтернативным транзитером.

Никакой гарантии сохранения транзита через Украину не будет после 2024 года. Они перейдут в состояние нынешней Польши. Вот есть спрос или хорошие экономические условия — мы качаем через Польшу в Германию. Нет спроса — извините, ваш маршрут останавливается.

На Украине этого не хотят, там хотят гарантированной загрузки. Но гарантированной загрузки, как и контракта, после 2024 — нет. И сколько бы там не обсуждалась модернизация ГТС, никто вкладываться в это дело не будет. Потому что нет гарантии загрузки, а значит, нет гарантий возврата сделанных инвестиций. Никто не обязан им давать эти гарантии загрузки. А Украина хочет, ничего не делая, и гарантии такие получить, и плюс еще деньги под модернизацию своей ГТС.

«СП»: — Глава МИД ФРГ Анналена Бербок во время своего визита в Киев, собиралась обсудить некие инициативы «по модернизации украинского энергетического сектора», а также «развитие рынка зеленого водорода». А какие здесь у Украины перспективы?

— Скорее, немцы пытаются «прощупать», готова ли Украина стать рынком сбыта оборудования для зеленой энергетики — это всякие лопасти генераторов, сами генераторы, солнечные панели и т. д. Собственно, в Германии много чего производится, и они пытаются прояснить для себя, можно ли Украине все это продать, пообещав выкупать взамен водород, который будет производиться из электроэнергии, выработанной на возобновляемой энергетике. То есть, они рассматривают Украину как рынок сбыта, и, соответственно, обсуждают, насколько она готова закупиться всем этим оборудованием европейских компаний.

«СП»: — А она готова? Ведь все это надо оплачивать…

— Денег, понятно, у самой Украины нет. Поэтому под это будут предлагать кредиты, которые потом придется возвращать, повысив тарифы на электроэнергию внутри страны. То есть, в итоге обычные люди пусть за свет платят, а европейские компании окажутся в плюсе.

«СП»: — В Киеве Бербок еще раз заявила, что сертификация «Северного потока-2» приостановлена. Но кто, по-вашему, сейчас больше заинтересован в запуске проекта — Россия или ЕС?

— Это нужно и Европе, и России. И дело даже не в текущих интересах, а в стратегических. Прямой газопровод без стран-транзитеров, тем более, таких нестабильных, как Украина, это повышение надежности газоснабжения Европы на десятки лет вперед. Поэтому обе стороны заинтересованы, и в итоге, я думаю, газопровод будет запущен. Вопрос в сроках. И в том, кто все-таки станет компанией-оператором — «дочка» «Газпрома», или придется искать на рынке какую-то другую компанию. Но шансы, думаю, достаточно велики, что в течение 2022 года «Северный поток-2» заработает. Главная задача — успеть уже до следующего отопительного сезона. До октября-ноября.

Они же действуют в правовом поле. Если «Газпром» подает заявку, они в определенные сроки обязаны ее рассмотреть. Сказать — «да» или «нет». Но даже «нет» они могут сказать, если будет перечень каких-то противоречий, которые опять же прописаны в законодательстве. Поэтому, если следовать букве закона, и все делать правильно, то газопровод будет запущен. Вопрос только, кто там будет оператором. Ну, и будет ли он работать на полную мощность, либо на 50% мощности.

Источник

Updated: 17.01.2022 — 20:34

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.