Власть рассуждает об ответственности за вакцинацию граждан

Россия раскололась на два лагеря

Главным итогом недавней встречи Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве мир признал отказ от идеи возобновления «холодной войны». Но снижение накала страстей во внешней политике компенсировалось обострением внутренней повестки. Резкий всплеск заболеваемости коронавирусом в России беспокоит граждан сильнее, чем военные маневры стран НАТО.

Власть рассуждает об ответственности за вакцинацию граждан

Фото: Алексей Меринов

Для властей вспышка заболеваемости стала полной неожиданностью. По крайне мере, такое впечатление складывается на основе высказываний чиновников. А на вопрос «Кто виноват?» весьма развернуто ответила руководитель Роспотребнадзора Анна Попова: «Это нигилизм тотальный по отношению к мерам, которыми мы защищались от коронавируса в течение долгого времени. Когда все сняли маски, когда все вышли на улицы, когда все сочли почему-то, что коронавирус уже ушел, он дал о себе знать».

Люди сами во всем виноваты. На улицы вышли. На работу в транспорте ездят. Нигилизмом занимаются. Не ценят заботу властей и «меры защиты».

Начнем с того, что тезис «все сняли маски» не соответствует действительности. Масочный режим российские граждане соблюдают достаточно дисциплинированно и даже к социальной дистанции привыкли. О каких еще «мерах защиты» речь? Ограничения на массовые мероприятия ослаблялись по инициативе властей. С высоких трибун сообщалось, что ситуация в России намного лучше, чем в других странах, и коронавирус практически побежден. Главное теперь — рост экономики и «прорывы».

И вдруг такой резкий разворот. Коронавирус напал внезапно, как немцы в 41 году. Фактически начата кампания ускоренной обязательной вакцинации. Пока речь идет о работниках сферы услуг. Но трактовать это понятие можно широко. Врачи, учителя, преподаватели вузов тоже в списке обязательных к вакцинированию. И даты первого и второго укола четко прописаны. И справку о наличии антител будьте добры предоставить.

А ведь обещали на самом высоком уровне, что вакцинация будет добровольной! Обещали. Но доктор сказал, что надо вакцинироваться, значит, надо. Слушайте доктора.

Когда в нулевых годах главный санитарный врач России Геннадий Онищенко умело находил «пестициды» в грузинских и молдавских винах, чтобы как-то обосновать эмбарго в отношении соседних стран, то такая «военная хитрость» в России мало кого смущала. Все же понимали, что «пестициды» лишь предлог. Теперь этот инструмент «мягкой силы» обращен на самих россиян. Законов об обязательной вакцинации нет. Есть решение главного санитарного врача региона. Все вопросы к доктору.

Власть пытается снять с себя ответственность как за провал вакцинации (времени было более чем достаточно), так и за поспешное принудительное вакцинирование. Вся ответственность и издержки перекладываются на население.

Ситуация выглядит абсурдно, поскольку Россия первой заявила о создании «лучшей в мире вакцины». Но вместо того чтобы провести вакцинацию собственного населения, стала лоббировать продажу вакцин за рубеж. Потому что это валюта, чуть ли не «новая нефть». Озвучивались баснословные цифры в миллиардах долларов США, которые можно было бы заработать на импорте вакцин. «Новую нефть», также как и обычную, выгодней продавать за рубеж, чем на внутреннем рынке. Поскольку производственных мощностей для изготовления вакцин в России недостаточно, то и рекламировать внутри страны вакцинацию не было резона. Но конкуренция на международном фармрынке очень жесткая. Расчеты на «новую нефть» не оправдались.

«Нигилизм» россиян возник не на пустом месте. В случае введения ограничений пришлось бы компенсировать расходы и бизнесу, и гражданам. Но задачи раздавать деньги «простым людям» у государства нет. Есть задача противоположная — пополнять госбюджет и ФНБ. Программы помощи бизнесу в текущем году начали сворачивать. Россиян убеждали, что пандемия уже не страшна. «Тотальный нигилизм» был нормальной реакцией населения на действия властей и госпропаганду.

По теме:  Раскрыта схема развода в кальянных: ночная бабочка обирает мужчин

Резкий разворот повестки дня и ускоренная вакцинация разрушили всю эту благостную картину. В обществе возникает напряжение, которое может проявиться в самых разных формах. Причем заранее прогнозировать, в каких именно формах будет проявляться недовольство, не представляется возможным ввиду зачистки политического поля.

Например, в США во время президентских выборов «антипрививочники» составляли ядро сторонников Дональда Трампа, а сторонники вакцинации поддерживали Джо Байдена. Отношение к пандемии коронавируса было не единственной, но существенной линией разлома между республиканцами и демократами. В условиях конкурентной политической системы раскол общества управляем, борьба происходит в легальном поле по понятным правилам. Даже штурм Капитолия в январе этого года не поколебал основ американской политической системы.

В России политическая конкуренция отсутствует. Партии превратились в собственные тени, в «бренды», лишенные политического содержания. Пространства для легальной публичной политики не осталось. Российскую политическую систему подвергли глубокой заморозке. Но ведь противоречия в обществе остаются. И они должны как-то разрешаться.

Коронавирус спровоцировал разморозку общественно-политической повестки в стране. Внешними угрозами, — как настоящими, так и мнимыми, — россиян уже трудно отвлечь. Речь идет о здоровье людей. Народ, что называется, взяли за живое. Обязательность и «стахановские» темпы вакцинации раскололи страну на две пока виртуальные «партии» — «антипрививочников» и «прививочников». Даже по данным государственного ВЦИОМа от 23 июня сего года, обязательная вакцинация не пользуется всеобщей поддержкой: «Практически каждый второй опрошенный (49%) положительно относится к решению об обязательной вакцинации. Треть (30%) заявили об обратном, а 16% — безразличны к этому».

30% «антипрививочников» и 16% колеблющихся в стране, первой создавшей «лучшую в мире вакцину», — это полный провал прививочной кампании. Это также существенная часть электората, мнение которого игнорировать накануне выборов весьма опрометчиво.

Системного ответа на новый внутриполитический вызов пока нет. Продавливать «принудиловку» опасно, на организацию «просветительской деятельности» слишком мало времени. Ситуация усугубляется тем, что ответственность за вакцинацию и ограничительные меры возложена на регионы. А в каждом регионе свои особенности и уровень политического менеджмента тоже разный. Поэтому разморозка публичной политики будет происходить во многом стихийно и разнонаправленно, что повышает уровень политической неопределенности.

Во французской комедии «Замороженный» с участием Луи де Фюнеса сюжет строится на том, что замерзшего во льдах предка одного из героев картины возвращают к жизни, но, чтобы не травмировать его психику, имитируют реальность XIX века: одеваются в соответствующие костюмы, ездят на каретах и т.д. Однако «размороженный» все равно сталкивается с реальностью, и обман вскрывается.

Российскую политическую систему «заморозили» и поместили в виртуальную реальность «холодной войны» с США, имитируя повестку дня прошлого века. Но США отказались играть в эти игры. Для американцев главным вызовом является Китай. Весь маскарад времен «холодной войны» давно минувших дней теперь выглядит совершенно неуместно.

В знаменитой драме Шекспира Гертруда, после разоблачений и упреков Гамлета, произносит: «Ты повернул мои глаза зрачками в душу». Внешнеполитическая повестка уходит на второй план, а пандемия вынуждает власти вплотную заниматься внутренними проблемами страны.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика