Верховный суд призвал учитывать материальное положение преступников

Верховный суд России призвал не отправлять в колонии граждан, совершивших нетяжкие преступления из-за своей бедности. Изменится ли теперь подход в назначении наказаний?

Верховный суд призвал учитывать материальное положение преступников

Районный суд приговорил гражданина, проживающего в Ростовской области, к трём годам колонии общего режима и штрафу 100 000 рублей за контрабанду сигарет. Адвокат осуждённого направил документы на обжалование приговора в вышестоящие судебные инстанции с прошением о замене реального срока заключения на условный, и дело дошло до Верховного суда РФ, который в итоге смягчил наказание, заменив колонию на осуждение условно с испытательным сроком. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации указано, что замена наказания произведена с учётом того, что осуждённый совершил преступление небольшой тяжести, на которое он пошёл в связи с тяжёлым материальным положением в семье (данный факт установлен судом), а также в связи с тем, что ранее гражданин никогда не привлекался к уголовной ответственности, вину свою признал и в содеянном раскаялся.
После того как определение Верховного суда РФ было опубликовано, активная российская общественность разделилась на два лагеря. Одни выразили полную поддержку гуманному решению, указывая, что проступок был небольшой тяжести и вызван ситуацией, когда человек, у которого на иждивении больные дети и престарелые родители, не имел возможности трудоустроиться. Но другие выступили с категорическим неприятием судебного решения, так как, по их мнению, тяжёлое материальное положение не может служить оправданием преступному деянию, а значит, и наказание не может быть назначено ниже низшего предела санкции, указанной в соответствующей статье закона. Иначе это может спровоцировать рост преступности.
— Суд, вынося определение по данному делу, конечно, исходил из фабулы и обстоятельств, при которых было совершено преступление, и учитывал личность самого преступника, — пояснил заведующий «Западной коллегией адвокатов Москвы» Александр Инютин. — Очевидно, что это судебное определение может иметь некоторое значение для рассмотрения схожих дел, но в России не прецедентная система права, а значит, руководствоваться конкретным определением суды, скорее всего, не будут. Другое дело, что при вынесении приговоров по делам небольшой тяжести теперь, возможно, будет уделяться больше внимания наличию смягчающих вину обстоятельств, что влияет и на назначение наказания.
Стоит заметить, что чуть ли не впервые в новейшей истории РФ суд одним из главных обстоятельств для изменения приговора в сторону гуманизации указал «затруднительное материальное положение» семьи осуждённого, которая не в состоянии себя прокормить без его участия. То есть получается, что если человек и его семья бедняки (по данным Росстата, около трети населения России имеет доход менее чем 19 тысяч рублей в месяц), то в случае совершения преступления наказание такому гражданину-бедняку за нетяжкое экономическое преступление должно быть минимальным?
— В определении Верховного суда не содержится неких общих «критериев бедности», смягчающих или вообще избавляющих от наказания, — отметил адвокат Московской областной коллегии адвокатов Богдан Леськив. — В данном конкретном случае суд счёл, что фактор тяжёлого материального положения был решающим обстоятельством, сподвигнувшим осуждённого на совершение преступления. Теоретически это вообще никакая не новация, всё давным-давно закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе. Просто тут Верховный суд более тщательно изучил все мотивы и обстоятельства совершения преступления и сделал вывод о наказании с учётом личности подсудимого и его отношения к преступлению.
Получается, что это только для конкретного жителя Ростовской области его дело закончилось более-менее благополучно. А что для остальных россиян? Влияет ли фактор «бедности» на назначение наказания для других осуждённых?

— По уголовным делам определения Верховного суда не имеют всеобщего рекомендательного характера, но грамотные юристы берут их на вооружение для выстраивания линии защиты, и нередко это помогает добиться более мягкого наказания для тех, кто на самом деле заслуживает снисхождения, — утверждает адвокат Межрегиональной коллегии Москвы Дмитрий Шагин. — Некоторые суды иногда действуют «по шаблону», не обращая внимания на обстоятельства, способствовавшие преступлению. Вот в этих случаях прецеденты подобного рода могут помочь защитить от назначения чрезмерно суровых наказаний.
Кстати, по пути гуманизации наказаний за некоторые деяния идёт не только Верховный суд, но и законодательная власть.
Сейчас на рассмотрении Госдумы находится законопроект (№ 1112019-7), согласно которому предлагается некоторые составы преступлений (в том числе из сферы экономики) отнести к категории уголовного проступка. И в этом случае подразумевается, что при возмещении ущерба лицом, совершившим впервые преступление небольшой тяжести, оно может быть освобождено от уголовной ответственности, но к нему будут применены иные меры уголовно-правового характера (в частности, обязательные работы или штраф).
Если данный законопроект будет принят, то около 112 составов преступлений смогут считаться уголовным проступком, то есть за их совершение накажут, но привлекать к уголовной ответственности не станут. А это значит, что в биографии некоторого количества молодых людей судимости не будет. Соответственно, они смогут избежать и последующих проблем с трудоустройством и другие неудобства.
Насколько такой подход оправдан, судить пока рано. Однако однозначно можно сказать, что, когда Верховный суд принял решение о смягчении наказания жителю Ростовской области, это помогло двум его малолетним детям и старикам. Но пока этот случай единичный.
Источник

По теме:  Отдадут ли России задержанных беглецов и их миллионы?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика