В Третьяковке завелось «Живое вещество»

Экспериментальный проект собрал более 300 эко-экспонатов о жизни

«Мы все участники живого мира», – гласит манифест масштабного выставочного проекта, направленного на художественное осмысление изменений в экосистеме планеты и роли человека в этих процессах. Выставка «Живое вещество» собрала в Западном крыле Третьяковки (бывшем ЦДХ) более 300 произведений 55 художников из России, Дании, Франции, Швеции, Финляндии, Голландии, США, Италии, Японии, Турции и других стран. Каждый по-своему «препарирует» эко-тему, а вместе все должны были собраться как пазл картину жизни на Земле. Получилось ли, проверил «МК».

В Третьяковке завелось «Живое вещество»

Предисловием к проекту стала работа художница Ирины Кориной «Синяя река». Перед входом на выставку этот арт-объект из мягкого материла извивается словно червь-гигант. Если бы не синий цвет инсталляции, можно было принять «реку» за многометровую кишку, которая «замыкается» сама на себе, как экосистема. Авторский подтекст, явно, попал в точку выставки, которая собрала под одним крылом всевозможные размышления на тему экологии. От проекта целиком остается сложное «послевкусие»: странное, неочевидное, глобальное. 

 Экспонатов на выставке так много, что просто тонешь в потоке информации, художественных фантазий и экспериментов вокруг заданной проблемы. В экспозиции можно найти научные фотографии бактерий, которые помогают добывать золото, или искусственный кактус, над которым то и дело «просыпаются» прозрачные молекулы-шары и начинают греметь как новогодние гирлянды. На полу обнаруживаются гигантские ракушки с человеческими лицами, а из потолка торчат голые корни деревьев. На подиумах сидят небольшие фигурки мужчин и женщин с грибами вместо голов. Со стен на тебя смотрят маски из меха, которые могли бы стать частью арт-флешмоба в поддержку Юлии Цветковой.  

  В одном из залов можно обойти кругом двустороннее полотно под названием «Обнаружены обитатели полной темноты». Автор Альма Хейккиля создала его под впечатлением от деятельности почвенных существ: от нематод до грибов, от спор до мицелия. Подсвеченный холст только на первый взгляд смотрится как затейливая абстракция. Приглядевшись, на многометровом полотне можно обнаружить микроорганизмы, частички земли, камушки, песок. За стенкой от работы Альмы расположился зал с работой художника Ишама Беррады, где можно совершить подводное погружение. Изогнутый экран показывает резервуар с морским ландшафтом, где минералы живут своей загадочной жизнью. Здесь нет рыб, только странные микроорганизмы, они то выпускают пузыри, то раскрываются словно цветы и тут же вянут. 

В Третьяковке завелось «Живое вещество»

  Одна из самых метафоричных и эффектных видео-инсталляций открывает путешествие. Автор – Сельма Гюрбюз – назвала ее «Мы здесь». Экран в форме буквы «П» вначале показывает документальную съемку традиционного танца африканского племени Масаи, ставшего в западной культуре стереотипной иллюстрацией образа «Другого». Но вскоре люди рассыпаются на тысячи молекул, и уже они движутся в танце, больше напоминая разноцветный вихрь. Жизнь – это движение, и у нее свои законы, которым ученые ищут логичное объяснение. Риочи Курокава исследует закономерности движение, а именно – явление ламинарно-турбулентного перехода, то есть процесса превращения упорядоченного потока в хаотичный. Перед нами на двух экранах один цветок, который постепенно начинает распадаться на линии, превращая фотографию реального растения в геометрическую параболу. С одной стороны линии движутся только вертикально, с другой – ломаются и убегают в разные стороны. С чего началась Вселенная – с хаоса или порядка, или это одно и то же? Это одна из главных тайн мира, над которой годами бьются ученые и художники во всем мире. 

По теме:  После инцидента с Болдуином российские киношники описали обращение с оружием

 В финале многоуровнего погружение в экомиры жизнь так и остается неразгаданной тайной. Послесловие – соответствующее. Эта инсталляция – посмертное посвящение создателю учения о живом веществе и биосфере Владимиру Вернадскому. Термином, звучащем в названии проекта, он назвал процесс совокупной жизнедеятельности всех организмов. Целая стена финального зала занята большой фотографией, на которой изображена могила ученого, а перед снимком стоят другие надгробия. Только вместо табличек с именами на них экраны, где можно совершить экскурсию по антропоцену – эпоху с наиболее высоким уровнем человеческой активности, которая произвела воздействие на дикую природу и стала играть важную роль в экосистеме Земли. Вернадский назвал его ноосферой. Мы почувствовали себя царями и стали воспринимать планету как свою резиденцию, хотя помимо нас, людей, на Земли живут миллиарды организмов. Мы все взаимосвязаны и зависимы друг от друга. Нужно слушать природу и слушаться ее. Вот о чем посвящение Вернадскому. Тогда, быть может, мир найдет гармоническое равновесие. Иллюстрацией к этой мысли становится работа, расположенная рядом с надгробием ученого, где автор художник Виталий Барабанов, одетый в черную балаклаву и темные очки, словно какой-то террорист, ведет диалог с цветком: «Слышат ли нас они? А как бы вы сами ответили на этот вопрос?». 

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика