В городе, которого нет

Внешне, особенно если смотреть издали, — это самый обычный небольшой российский город. Однако его не найти ни на одной карте страны. Да и имени собственного у него нет. Как нет в нем и жителей. И в то же время это отнюдь не город-призрак. Он построен недавно. Живет, работает. А результаты этой работы — спасенные человеческие жизни. Называется он пока просто: «Учебный центр Росгвардии». Корреспонденты «Российской газеты» стали первыми журналистами, которым разрешили туда приехать.

Школа для спецназа

Учебный центр Росгвардии, недавно созданный в Рязанской области, действительно уникален. Здесь комплексно готовят сотрудников полиции, которые проходят службу в различных подразделениях ведомства. В том числе здесь повышают квалификацию и бойцы специального назначения СОБР, и ОМОН.

В центральной России — это пока единственный учебный центр Росгвардии, где спецназовец может научиться буквально всему — от штурма здания любого типа для освобождения заложников, до альпинистской акробатики, когда приходится вниз головой спускаться по стене с любой высоты и, стреляя, проникать в окно, чтобы спасти людей. Кстати, такого термина — "альпинистская акробатика" — официально нет. Это придумали мы, корреспонденты "РГ", увидев воочию, на какие чудеса способны эти парни.

Этот центр находится где-то за городом. Структурно он относится к Центральному округу Росгвардии, на территории субъектов которого дислоцировано значительное количество подразделений и воинских частей федеральной службы. Однако предназначение центра гораздо шире, чем узко-ведомственное. Здесь, кроме росгвардейцев, тренируются и повышают квалификацию сотрудники элитных подразделений из других спецслужб, представители различных подразделений министерств и ведомств, работники охранных организаций. То есть все те, кто защищает, спасает, охраняет и контролирует. Такая популярность свидетельствует о качестве учебной базы — здесь могут тренироваться буквально все "спецы" любого, так сказать, профиля.

Классы в домах и на улицах

Действительно, для хозяев — росгвардейцев, а также гостей центра есть все необходимые условия: от возможности приобрести дополнительный опыт в стрельбе в тире или на открытой местности, позаниматься в современном спортзале до отработки различных точечных тактических элементов при проведении специальных операций. Для этого созданы даже типичные для различных субъектов нашей страны рельефы и ландшафты местности, реальных размеров макеты комнат, домов и других сооружений. Есть и необходимые электронные тренажеры, и самое современное оборудование.

Часть территории учебного центра — макет города реальных размеров, с улицами, постройками, жилыми и административными зданиями, типичными для разных регионов нашей страны — северных, средней полосы, южных районов России.

Все это — учебные площадки, где отрабатываются тактические действия. Ведь в реальной ситуации в каждом из подобных помещений могут орудовать как мелкие жулики, промышляющие квартирными кражами, так и матерые, вооруженные уголовники. А еще хуже — террористы, которые прикрываются заложниками — детьми, женщинами, стариками.

Бойцов на реальных макетах знакомят с отличительными особенностями жилого дома на Севере или в Поволжье от традиционного дома на Кавказе

Такие тренировочные полигоны предназначены для сотрудников СОБР и ОМОН Росгвардии. Именно тех подразделений, кто совместно с военнослужащими борются с терроризмом и экстремизмом, освобождают заложников и помогают людям, попавшим в экстремальную ситуацию.

При подготовке спецназа Росгвардии мелочей не бывает. Когда речь идет о жизни человека, сотрудник должен предусмотреть все нюансы и учесть любые сопутствующие обстоятельства: от психологического портрета преступника до подробного знания местности и конкретного места, где предполагается провести специальную операцию.

Акцент — на практику. В учебном центре нам рассказали, что бойцов спецназа в обязательном порядке на реальных макетах знакомят с отличительными особенностями, к примеру, обычного жилого дома на Севере или в Поволжье от традиционного дома на Кавказе. Важны любые детали местного быта и архитектуры: есть свои особенности в расположении комнат, в строительстве подсобных помещений и подвалов, расположении чердаков. Ведь при проведении специальных операций они могут быть использованы как в качестве укрытий для спецназа, так и наоборот — представлять угрозу, служить укрытием для преступников.

Автоматная косметика

На одной из тренировочных площадок корреспонденты "РГ" стали свидетелями обсуждения вопросов маскировки. Нюансов и особенностей — множество. Учитывается каждая, казалось бы, мелочь. Вплоть до "правильной" раскраски автомата, чтобы не выделялся, к примеру, при проведении специальной операции в горно-лесистой местности. Так же точечно и скрупулезно подбирается амуниция и снаряжение, в том числе — бронежилеты.

Кстати, о бронежилетах. В прямом смысле слова — это тяжелое удовольствие. Те бронежилеты, в которых в этот день тренировались собровцы, весили не менее 18 килограммов. Попробуйте побегать в нем несколько часов! Да хотя бы час просто постоять. Как пояснили сотрудники, при выборе средств защиты надо уметь совмещать физические возможности нести на себе эту тяжесть с желанием защититься от бандитской пули. А в случае необходимости и защитить жизнь других: было немало ситуаций, когда росгвардейцы прикрывали своим бронежилетом мирных граждан, рискуя собой.

Ползком по стене

Есть в этом призрачном поселке и многоэтажные дома. Инструктор нам объяснил, что при проведении специальных операций не всегда бывает возможность зайти в дверь. Как в известном фильме — однако, стреляют. Значит, нужно воспользоваться окном. И не всегда на первом этаже. Именно для таких, нестандартных, ситуаций и оборудованы специальные тренировочные места. В этот день омоновцы отрабатывали различные варианты спасения заложников.

Признаться, глядя на их тренировку — захватывает дыхание. Эти парни могли бы без труда покорять высокогорные пики, брать "золото" на чемпионатах мира по профильным видам спорта.

И это не преувеличение. Ведь спортсмены на состязаниях по альпинизму находятся в более выгодном положении — они не облачены в тяжелые бронежилеты, они без оружия и не должны бросать гранаты и стрелять на поражение, зависнув на сумасшедшей высоте. А для омоновцев спуститься с высоты по тросу и "влететь" в нужное окно — это самые простые, обязательные упражнения перед основной программой. И лишь затем — начинается настоящая работа: предстоит вступить в схватку с преступником, обезвредить его и освободить людей.

Так, корреспонденты "РГ" с ужасом наблюдали, как при поддержке страховочных канатов омоновцы вниз головой передвигались по вертикальной стене. Затем, метнув несколько шумовых гранат в окно, оказались в квартире с условными преступниками и спустя несколько секунд уже докладывали о завершении операции.

Держите вора правильно

Еще одна уникальность этого центра — в его многопрофильности. Здесь очень качественно повышают квалификацию сотрудники вневедомственной охраны и лицензионно-разрешительных подразделений Росгвардии. Причем из разных регионов страны. Это те люди, которые оказывают очень специфические государственные услуги миллионам россиян — в том числе по лицензированию оружия, охране собственности, частной охранной и детективной деятельности.

Сегодня по всей стране в ведении вневедомственной охраны находится около 1 миллиона квартир и почти 400 тысяч объектов различных форм собственности. А реализация только одной из задач, возложенных на подразделения лицензионно-разрешительной работы Росгвардии — государственное регулирование оборота оружия — предусматривает учет и контроль за 4 миллионами владельцев.

В центре при формировании учебных программ учитывают специфику каждой ведомственной профессии. Корреспонденты "РГ" понаблюдали за некоторыми аспектами подготовки сотрудников вневедомственной охраны. Кроме изучения тонкостей эксплуатации современной сигнализации, которая устанавливается в квартирах, домах и на автотранспорте, сотрудники на макетах реальных жилых помещений — в натуральную величину — отрабатывают алгоритм действий при срабатывании охранного оборудования. Полицейские тренируются оперативно прибывать на место происшествия, блокировать сектор, где, возможно, находятся злоумышленники. Принимать меры к их задержанию. И при этом — на каждом этапе страховать друг друга, следить за тем, в каких условиях находится напарник.

Еще одно ноу-хау учебного процесса — на занятиях в качестве преподавателей выступают, в основном, командиры своих же подразделений. На время они становятся и педагогами, и психологами, и тренерами, хорошо знающими достоинства и недостатки подчиненных, их способности и личностные особенности. Разумеется, учебный процесс контролируют профессиональные инструкторы.

Таким образом — на одной территории сотрудники и военнослужащие могут совмещать службу, занятия и тренировки, обмен опытом, отдых и учебу. И все это в прекрасных условиях.

Нюансы службы

Рысь на рукаве

Служба в спецназе не предусматривает публичности. В интересах своей же безопасности раскрывать персональные данные сотрудникам не рекомендуется. Но отличить личный состав одного специального подразделения от другого все же можно.

Каждое подразделение имеет свое наименование: "Зубр", "Пересвет", "Булат". Мы познакомились с одним из заслуженных боевых командиров СОБРа. На рукаве офицера красуется шеврон с силуэтом рыси. Интересуемся, почему именно это животное стало символом отряда спецназа, где он служит. И вообще, как принимались такие решения, чем они мотивированы? Он рассказал, что это традиция. Решения о наименовании подразделения в свое время обсуждались на собраниях личного состава. Там же и рассматривались возможные варианты — название должно соответствовать специфике и характеру работы, вызывать определенные ассоциации.

К примеру, рысь — это весьма ловкое и при этом осторожное животное, готово дать отпор любому противнику. Зубр — это внешнее спокойствие и уравновешенность, при этом скрытая мощь. Булат — металл, твердость, закалка. И так далее. Да и просто этим лихим парням лично нравится такой имидж. Имеют полное право.

Руководство этому творчеству не препятствовало. Пять лет назад, когда подразделения ОМОН и СОБР перешли из МВД России в ведение Росгвардии, названия отрядов остались прежними. Как говорят сами сотрудники, названия подразделений не только повышают боевой дух, но и способствуют сплоченности коллективов, дисциплинируют — в любой ситуации нужно соответствовать званию спецназовца из отряда, к примеру, "Рысь". И при этом все понимают, что как бы отряд ни назывался, важно другое — профессионально выполнять свою работу, чтобы граждане чувствовали себя в безопасности. И спецназ Росгвардии с этой задачей справляется.

Источник

Updated: 18.02.2021 — 02:08

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.