Трагедия в Большом театре: «Такая площадка работает, как гильотина»

Сцена повышенной опасности

Трагедия в Большом театре: "Такая площадка работает, как гильотина"

Фото: pixabay.com

С чего, собственно, начинается техника безопасности в месте, кажется, далеком от опасности, — театре? Система тут во всех театрах практически одна: при приеме на работу в обязательном порядке идет первичный инструктаж сотрудника независимо от должности. Но главное начинается, когда пошел репетиционный процесс: тогда приходит инженер по технике безопасности и со всеми, кто занят в будущем спектакле, проводит инструктаж — что их может ожидать во время спектакля.

— Сцена — зона повышенной опасности, — утверждает директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. — Поэтому в каждом театре правила техники безопасности должны строго соблюдаться. И это не какие-то там придуманные правила — они написаны кровью. За ошибки платится высокая цена. Вообще вопросы безопасности должны обсуждаться не в зале, на репетиции, а еще на стадии создания макета спектакля. И в центре должны быть не только художественные идеи, но и безопасность, и эксплуатация спектакля.

— Должны соблюдаться? Значит ли это, что они не всегда соблюдаются?

— К сожалению, очень часто во имя художественной идеи мы пренебрегаем техникой безопасности, идем на поводу у художников. Поэтому, если мне специалисты говорят: «Это поднять нельзя», значит, я как директор насмерть встану, но не допущу такой декорации. Если на монтаж ее могут уйти сутки, я знаю, что мы этого себе позволять не будем. И так идем на все, чтобы реализовать идею художника.

— Но эксплуатация спектакля и угроза жизни на сцене — это вообще-то разные вещи.

— Это все между собой связано, потому что, если монтировщик работает ночь, устанавливая декорацию, значит, он устает, а это в свою очередь скажется на его работе во время спектакля. Здесь всё вместе, и разделять ни в коем случае нельзя. Такой подход может позволить себе не репертуарный, а проектный театр, играющий блоками мюзиклы. Там смонтировали декорацию и две недели гоняют спектакль. У нас же каждый день — новое название, и такую роскошь мы не можем себе позволить.

— После случая в Большом ожидают ли театры тотальные проверки?

— Несчастные случаи в театрах случались и прежде, и если по каждому случаю устраивать тотальные проверки, то мы будем заниматься одними проверками, а не работой. Завтра я буду проводить совещание с нашими службами, где мы поднимем еще раз всю документацию по спектаклям, по инструктажам, посмотрим еще раз, где у нас узкие места. Еще раз хочу повторить: сцена — зона повышенной опасности.

По теме:  Лев Лещенко удивил концертом: «Дедушка с палочкой? Не дождетесь!»

Ирина Корчевникова, более 30 лет прослужившая в МХТ им. Чехова в должности заместителя главного инженера, а потом и замдиректора, в настоящее время будущим управленцам культурной отрасли в МГУ читает курс «Ответственность руководящего персонала и охрана труда».

— Я студентам всегда говорю: «Выйдите на сцену и поднимите голову. Посмотрите, сколько там металла». Во МХТ Чехова всегда перед запуском спектакля артистам, да и всем, кто занят на постановке, разъяснялось и разъясняется, с чем могут столкнуться и актеры, и машинисты сцены. Особенно это касалось постановок, где есть элементы, которые во время действия работают — часто меняются задники, ходят подъемно-опускные площадки, на которых стоят актеры. В МХТ Чехова таких площадок 20 — все расположены в уровне планшета сцены, размер три на три, и каждая имеет возможность наклона на 360 градусов. В здании на Тверском бульваре, когда еще МХАТ был один, шел спектакль «Попытка полета» в постановке болгарского режиссера. Так там в течение 40 минут шесть артистов висели на высоте 3 метра. Юра Богатырев играл главную роль. Так все имели страховочные пояса, и перед каждым спектаклем приходил не только инженер по технике безопасности и инструктировал их, но и доктор — измерял давление каждому, проверял его физическое состояние.

— Это самый опасный участок сцены в драматическом театре, о котором всегда должен помнить артист?

— Более чем опасный — такая площадка работает, как гильотина. Не дай бог, если рука или нога туда попадет — отрежет. Кстати, артисты и технические работники обязательно расписываются в журнале о том, что во время репетиции они прошли инструктаж. Если идет ввод в спектакль — обязательно будет отдельный инструктаж. А для чего нужен журнал? Он защищает руководителя театра, потому что именно он, а не только главный инженер, зав. постановочной частью или инженер по технике безопасности несет ответственность за то, что может произойти во время проведения спектакля.

— Я знаю, что ни один театр за годы работы не избежал несчастных случаев.

— В МХТ тяжелых случаев не было, но на спектакле «Так победим!» один актер у нас упал с балкона, и никто тогда не понял, как это произошло. Он отделался легким испугом, а вот Вячеслав Иванович Невинный сломал ребра, упав в трюм во время репетиции спектакля «Тойбеле и ее демон». Он ошибся и пошел не в ту сторону — в данном случае человеческий фактор сработал. Как и сейчас в Большом театре.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика