Создание Арктического флота. «Дохлая» идея или трезвый взгляд на проблему?

Создание Арктического флота. «Дохлая» идея или трезвый взгляд на проблему?

Медью военного оркестра и традиционным жареным поросенком встретил Северный флот отряд своих кораблей и судов обеспечения, вернувшийся в главную базу из так называемого 10-го арктического похода.

Всего за минувшие 66 суток (с 10 августа) в Северном Ледовитом океане экипажами большого противолодочного корабля «Североморск» и большого десантного корабля «Георгий Победоносец» в сопровождении спасательного буксирного судна «Памир» и большого морского танкера «Сергей Осипов» было пройдено 12 тысяч морских миль. За кормой остались пролив Вилькицкого, Карское море и море Лаптевых. С борта «Георгия Победоносца» при огневой поддержке «Североморска» десанты морской пехоты высажены в районе порта Дудинка (полуостров Таймыр) и якутского посёлка Тикси, а также на побережье острова Котельный (архипелаг Новосибирские острова).

Если попытаться обобщить: все почти «один в один» как и во время девяти предыдущих арктических походов самого «студеного» нашего флота. Которые по указанию президента Владимира Путина ежегодно проводятся с 2013 года. То есть — с той самой поры, как СФ был выведен из состава Западного военного округа и трансформирован в объединенное стратегическое командование «Север».

За исключением не слишком существенных деталей картина всякий раз практически одна и та же. Главным эпизодом любого из таких походов раз за разом становится высадка десанта на необорудованное побережье где-то посреди Арктики. Огневую поддержку морским пехотинцам неизменно оказывает совершенно неприспособленный для этого и еще в СССР созданный специально для борьбы с атомными подводными лодками противника, а не в целях разгрома береговых укреплений врага, один из больших противолодочных кораблей проекта 1155 типа «Удалой».

В нынешнем году, как уже сказано, выбор командования пал на «Североморск». Год назад, в 9-м арктическом походе, — на него же. В 2019-м — на «Вице-адмирала Кулакова». Год спустя — снова на «Вице-адмирала Кулакова». И т. д. Круг невелик, поскольку в составе Северного флота на относительном ходу осталось всего три таких боевых единицы. Кроме перечисленных еще — БПК «Адмирал Левченко». А больше и посылать на подобные дела от Кольского полуострова курсом на восток особенно и некого.

Но всему миру известно, что самое слабое место наших кораблей типа «Удалой» — весьма скромные боевые возможности их средств ПВО, по факту в условиях войны делающие практически невозможным выполнение самостоятельных задач в одиночном плавании. Однако кто и как сможет обеспечить безопасность тех же «Североморска» или «Кулакова» (а стало быть — и всего возглавляемого ими отряда, поскольку о средствах ПВО идущих в кильватере за этими флагманами наших больших десантных кораблей и упоминать не стоит вследствие их полной ничтожности) от ударов с воздуха где-нибудь возле Дудинки или Земли Франца-Иосифа? Ответ очевиден — никто.

Впрочем, на самом деле это еще, кажется, полбеды. Настоящая беда в том, что сами свои широко разрекламированные арктические походы Северный флот, судя по всему, без ледокольного обеспечения сегодня способен выполнять лишь в течение буквально двух-трех месяцев в году. Только с августа по октябрь, когда после недолгого в высоких широтах лета ледовый покров в Арктике истончается до минимальных значений.

А что потом? Весной или зимою? Допустим, если предположить, что противник, которого нашей морской пехоте прикажут сбросить в море, высадится где-нибудь у Тикси или на Диксон предположим в январе, феврале или марте? Как тогда морякам применить опыт, которые они успели накопить в десятке своих сравнительно «тепличных» арктических походов? А ежели — никак, то для чего Северному флоту вообще такие боевые упражнения?

Волей-неволей закрадывается предположение, что в действительности наши арктические походы сегодня носят больше пропагандистский характер, долженствующий символизировать милое сердцу президента Путина хозяйское поведение России в районе Северного морского пути. Жаренные поросята, телекамеры на причалах и гром оркестров — из той же категории. К подготовке к реальной войне в Арктике это отношения практически не имеет.

Но готовиться-то к ней необходимо! Причем — энергично, по-настоящему и уже сегодня. Похоже, в Министерстве обороны РФ такое убеждение давно созрело. Полагаю, именно этим обстоятельством была продиктована утечка через ТАСС весьма примечательной информации, случившаяся полторы недели назад — 7 октября нынешнего года. Тогда, напомню, агентство со ссылкой на неназванный «военно-морской» источник сообщило, что в военном ведомстве для охраны и обороны Севморпути и побережья Северного Ледовитого океана рассматривается возможность создания особого Арктического флота России. Пока — вроде бы за счет структур Северного и Тихоокеанского флотов. «В дальнейшем оно (новое флотское объединение — „СП“) будет пополняться кораблями и специальной техникой в арктическом исполнении», — посулил источник.

По горячим следам многие усомнились в реальности и целесообразности осуществления таких планов. На мой взгляд — напрасно. И вот почему. Сегодня зона ответственности объединенного стратегического командования «Север» в Арктике простирается от Кольского полуострова до Чукотки. А это ни много, ни мало — целых восемь часовых поясов.

По теме:  На вооружении Азербайджана замечена подлодка с неясным назначением

Помимо множества собственно подводных и надводных кораблей и судов, на этом огромном замороженном пространстве несут службу бригады 14-го армейского корпуса, две дивизии, полки и батальоны 45-й отдельной армии ВВС и ПВО, недавно созданные российские военные базы на островах Врангеля и Котельном, на Новосибирских островах и на острове Средний (Северная Земля), на мысе лейтенанта Шмидта. Работают 13 аэродромов (в том числе Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель (Норильск), Амдерма, Анадырь, Рогачёво, Нагурское) и 10 технических позиций радиолокационных отделений и пунктов наведения авиации. Продолжает функционировать никогда и не закрывавшийся ядерный полигон на Новой Земле со своим аэродромом и зенитно-ракетными дивизионами ПВО.

Вот скажите: как всем этим просто гигантским хозяйством управлять из Североморска, если даже на самолете куда-нибудь в восточный сектор Арктики лететь и лететь? А ведь с Северного флота никто не снимал ответственности за противоборство с вероятным противником еще и в тысячах миль от этих мест — в Северной Атлантике, Средиземном море и прочее. Получается — едва ли не половина Земного шара.

С учетом одних только этих обстоятельств идея выделения из состава ОСК «Север» нового Арктического флота и так, видимо, давно напрашивалась. Но вот в 2016 году на коллегии Минобороны Сергей Шойгу объявил о планах создания на Чукотке еще и отдельной дивизии береговой обороны. Из слов министра не следовало, что дивизия будет обязательно исключительно общевойскового состава. Не исключено, что в ее составе окажутся и высокоточные ракетные комплексы большой дальности.

Идея более чем понятная, если учесть, что в 80 километрах от этого нашего полуострова, за Беринговым проливом — Аляска. То есть Соединенные Штаты Америки, откуда российские берега все чаще разглядывают через прицелы.

В начале нынешнего года в прессе появились сведения, что первый полк будущей дивизии на Чукотке уже сформирован. Правда, ничего не сказано о месте его дислокации и составе вооружения. Но важнее другое: кому подчинить новое соединение? Снова ОСК «Север», до штаба которого в Североморске от Чукотки почти как до Луны? Или все же Тихоокеанскому флоту, которому обеспечивать боевую и повседневную деятельности дивизии намного ближе с той же Камчатки? Однако тогда как это будет вязаться с замыслом отдать под единую руку обеспечение безопасности всего Севморпути?

Но все разом встало бы на место в случае, если бы в России действительно появился Арктический флот. С главной базой, допустим, в Архангельске или Северодвинске. То есть — примерно на полтысячи километров восточнее Североморска. А значит — на столько же ближе к Чукотке или Новой Земле.

Что касается его корабельного состава, то — да, из структур нынешних Северного и Тихоокеанского флотов для их предполагаемого нового собрата взять практически нечего. Ввиду очевидной скудности числа этих самых кораблей и для выполнения тех задач, что снять с СФ и ТОФа никак и никому невозможно. От Северного флота для Арктического при желании «отломить» можно было бы разве что специально построенный для военных к 2017 году дизель-электрический ледокол нового поколения «Илья Муромец» (проект 21180(М). На выходе в Питере второй такой же, названный «Евпатий Коловрат».

Зато через несколько лет к причалам нового флотского объединения можно было бы поставить еще и патрульные корабли ледового класса типа «Иван Папанин» (проект 23550), способные нести в своих отсеках крылатые ракеты «Калибр-НК», вооруженные дополнительно зенитно-ракетным комплексом и 100-мм артиллерийской установкой и способные самостоятельно преодолевать лед толщиной порядка 1,7 метров. Передача первого такого корабля (как раз «Ивана Папанина») ВМФ РФ запланирована на конец 2023 года. Второй — «Николай Зубов» — на «Адмиралтейских верфях» в Питере заложен в ноябре 2019 года.

К тому же с 2015 году в Санкт-Петербурге для ВМФ РФ полным ходом строится серия вспомогательных судов усиленного ледового класса проекта 20180 типа «Звёздочка». С незначительными вариациями и переделками это способные работать в сплошных льдах спасательные буксирные суда, морские транспорты вооружений и океанографические исследовательские судна. Часть из них (спасательное буксирное судно «Звёздочка», морские транспорты вооружений «Академик Ковалев» и «Академик Александров») уже переданы военным морякам. «Академик Макеев» и «Академик Лаверов» еще на верфях, но работа над ними идет вовсю.

Так что идея создания Арктического флота в России потихоньку сама собой, движимая простой логикой развития событий в Заполярье, обретает прочную техническую основу. Может быть, и по этой причине ее не следует откладывать в долгий ящик?

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика