Сокурсник экс-президента Украины Кравчука вспомнил, как тот прославлял КПСС

А в детстве носил бандеровцам в схрон еду

  Первый президент Украины, представитель Киева в контактной группе по Донбассу Леонид Кравчук заявил, что Украина является врагом России. Бывший член ЦК КПСС не в первый раз поражает общественность агрессивными высказываниями. Хотя были времена, когда он отстаивал идеалы марксизма-ленинизма с не меньшим пылом. Об этом герой Беловежья вспоминать не любит. Но мы нашли свидетеля «подвигов» Кравчука на ниве коммунистической пропаганды.

Сокурсник экс-президента Украины Кравчука вспомнил, как тот прославлял КПСС

Профессор Николай Пирогов — доктор экономических наук, член Союза писателей России, ныне работает советником по экономическим вопросам в Национальном Институте бизнеса и научным консультантом в ЦНИИ «Центр». Он поделился с «МК» своими воспоминаниями о Леониде Кравчуке.

   — Почему вы вдруг вспомнили об этом человеке? 

  — Потому что я считаю, что он очень опасен. Сейчас он глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта на Донбассе. Те, кто ведет с ним переговоры, должны знать, кто он такой. Он сейчас поливает грязью Россию, как только может. Раньше такого и близко не было. Он был правоверный коммунист, марксист. Проштудировал все работы Маркса. Я тому живой очевидец. 

    — Откуда вы его знаете? 

   — С 1967 года по 1970-й я учился в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС в одной группе с Кравчуком. В группе нас было около 30 человек. Это было элитное учебное и научное учреждение, в котором готовились высшие партийные кадры для центральных организаций КПСС, ЦК компартий союзных республик и т.д. В прежние времена это был Институт красной профессуры. Туда направляли только после нескольких лет работы на весьма нерядовой должности. В частности, Леонид Кравчук был заведующим отделом агитации и пропаганды Черновицкого обкома компартии Украины. 

    — А вы сами?

   — Я приехал из Якутии, где был заведующим отделом строительства Мирненского (город Мирный) обкома КПСС. Академия – это было в то время место, где можно было без всякой опаски говорить что угодно, о чем угодно, обсуждать любые темы – проблемы социализма, капитализма, внутреннего положения. 

    — В те времена можно было свободно говорить? 

    — Да, именно в этом месте. Я не говорю про всю страну, это другая тема. А в Академии мы обсуждали любые вопросы. Мы обсуждали проблему безальтернативных выборов, соцсоревнование. Некоторые из нас, например, выступали противниками Стахановского движения, считали, что все это показуха. Говорили, что государство не должно заниматься проблемами стирки белья в деревне или сельскими столовыми, что все это надо отдать в частный сектор. И так далее. Например, я выступал в том духе, что если человек хочет быть мельником, то почему нельзя ему позволить иметь мельницу? Мы много чего обсуждали, там была такая атмосфера, что все свободно высказывали свои мысли. 

    — Самиздат читали? 

    — Читали что угодно, в том числе и так называемые «закрытые источники». 

   — А в это время студента могли посадить в тюрьму за ксерокс «Лолиты» Набокова. 

   — Могли, наверно, но мы об этих случаях не знали. Я уже потом узнал, что да, могли и сажали. Хотя нельзя сказать, что эти посадки носили массовый характер. Но я говорю о Кравчуке. Он был лучший из нас. Мы в основном были технари, я — инженер-строитель, строил алмазные фабрики, работал в проектном институте. Мы только изучали политэкономию. А он уже был политэкономом. Кравчук старше меня на три года. Но он в хозяйстве ни дня не работал. Он закончил Киевский университет по специальности «политэкономия». Он был намного лучше подготовлен, чем мы, его ценили преподаватели. 

    — Идейно он был хорошо подкован? 

   — Я хочу подчеркнуть: все мы могли свободно говорить, и он мог. Но он бил в литавры. Доказывал, что в СССР все прекрасно, все хорошо. Постоянно пропагандировал достижения социализма и показывал себя сторонником идей коммунизма и «линии партии». Более того, он людей воспитывал. Он был секретарем парторганизации кафедры, на которой аспирантов было сто человек и преподавателей человек 50. Ему доверяли выступать перед первокурсниками. Кафедра наша была очень большая. Она имела свой ученый совет, защищались кандидатские и докторские диссертации. Заведующим кафедрой был Иван Иванович Кузьминов, отец ректора «Вышки» (Высшей школы экономики) Ярослава Кузьминова. Выдающийся ученый, знал 9 языков. Он был у меня научным руководителем при защите диссертации. 

По теме:  Представитель Китая заявил, что дипломатов из США на Олимпийские игры никто не приглашал

    — Сколько длилась учеба? Государство вас обеспечивало – жильем, стипендией? 

   — Учились три года. В первый год жили в общежитии по два человека в комнате. Кравчук жил в одной комнате с Иваном Федосеевичем Чернявским, он тоже с Украины. На втором и третьем курсе у каждого было уже по отдельной комнате. По итогам обучения защищали диссертацию. Были созданы все условия, даже трудно себе это представить, сегодня ничего подобного нет. К нам приходили лучшие люди, деятели науки, культуры, военные. Академия кого хотела, того и приглашала. Мы числились в командировке, на основном месте работы нам все три года платили зарплату. Я получал 160 рублей при бесплатном проживании. 

   — А с Кравчуком вы дружили?  

   — Нет, близко мы не общались. Но запомнился такой эпизод. В 1969 году, пока я учился, у меня родился второй сын. И вся группа пришла меня поздравлять, в том числе и Кравчук. Мне тогда запомнилось его высказывание: «У тебя квартира меньше, чем моя ванная». Значит, неплохо он жил. Я ведь последний остался в живых из тех, кто с ним учился. Думаю, мои впечатления о нем кому-то пригодятся. Я его считаю оборотнем. Как-то я увидел его на экране телевизора, и он рассказывал, как он парубком носил в схрон бандеровцам пропитание. Я был в шоке. Он же был столпом советского режима. И вдруг, оказывается, такая скотина.

    — Если он в детстве жил в селе под Ровно, то вполне мог это делать. Там как раз бандеровские места. 

   — Мог. И наверняка делал. Но тогда ты не притворяйся марксистом, не притворяйся, что ты за советскую власть! У него диссертация была, кстати, посвящена проблемам колхозного строительства. Она называлась «Сущность прибыли при социализме и ее роль в колхозном производстве». Вот у меня в руках сборник 1970-го года «Проблемы ускорения темпов социалистического воспроизводства». Несмотря на то, что он в то время был аспирантом, он один из его редакторов. Здесь есть и его статья: «Прибыль и темпы расширенного воспроизводства в колхозах». Можете себе представить, он в 24 года стал членом КПСС. Это очень нерядовое явление. Обычно, когда принимали в партию интеллигента, он должен был с собой потянуть пять рабочих. Такое было соотношение. Значит, он рвался в партию. Иван Чернявский, который жил с Кравчуком в одной комнате, потом, когда тот стал президентом, к нему приезжал. Мне он потом рассказывал, что сказал ему прямо: «Леня, знал бы я, что ты такая скотина, я бы тебя подушкой задавил». 

   — Почему вы считаете Кравчука опасным человеком? 

  — У него есть характерная черта: он на противоположные темы говорит с абсолютной убежденностью. Причем умеет убеждать и слушателей. В хозяйстве он никогда не работал, все время был идеологом партии. Если мы, технари, сомневались, высказывали недовольство теми или иными нюансами политики, то он всю жизнь только и прославлял советскую власть, марксизм-ленинизм. И потом вдруг стал совершенно другим. Может быть, он и был другим, просто притворялся. Это наш враг. Только сегодня он стал еще более изощренным. 

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика