Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

Сергей Кемпо через несколько месяцев проснется знаменитым

Режиссер Николай Лебедев, известный по «Легенде №17» и новой версии «Экипажа», снимает фильм «Нюрнберг». Его группа работала в Праге, затем на «Мосфильме», где выстроили «Зал 600» по образу и подобию Дворца правосудия в Нюрнберге. Именно там проходили заседания Международного военного трибунала после капитуляции фашистской Германии, а на скамье подсудимых оказались руководители Третьего рейха.

Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

«Зал 600» построили на «Мосфильме». Фото: Синема Продакшн

Входившие в «Зал 600» испытывали шок. Актер Алексей Бардуков, побывавший в музее Нюрнберга, показывал коллегам фотографии — не отличить. Как говорят авторы проекта, «Нюрнберг» — не судебная драма, а детективно-шпионский триллер. Сценарий написан по роману «На веки вечные» Александра Звягинцева, изучавшего на протяжении сорока с лишним лет документы, связанные с Нюрнбергским процессом. Главный герой — Игорь Волгин (его играет Сергей Кемпо) — прошел войну, знает несколько иностранных языков. Теперь он втянут в шпионскую игру. В качестве переводчика Волгин приезжает в Нюрнберг в составе советской делегации под руководством полковника Мигачева. Его сыграет Евгений Миронов. А на роль главного обвинителя от СССР Романа Руденко приглашен Сергей Безруков. Оказалось, что они впервые встретились на съемочной площадке.

Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

Фото: «Синема Продакшн»

Для самого Николая Лебедева наверняка все непросто, учитывая тот факт, что из-за пандемии многое резко поменялось, сдвинулись сроки съемок. Пришлось пожертвовать проектом «Мастер и Маргарита», на который потрачено немало сил и времени. Николай Лебедев прокомментировал свой уход так: «По не зависящим от меня причинам я не смог закончить работу. Как сказал Франсуа Трюффо: «История кино полна болезненных разочарований».

Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

Массовая сцена снималась в Праге. Фото: Синема Продакшн

«МК» удалось побывать на «Мосфильме» в один из последних съемочных дней. В павильоне выстроили пространство комнаты, какой она могла быть в Нюрнберге 1940-х. Нас сразу же предупреждают: на площадке все четко, никаких задержек быть не может, поскольку команда интернациональная.

До выхода на площадку удалось поговорить в гримерной с Евгением Мироновым. Он начал сниматься еще в карантинной Праге, когда были закрыты магазины и кафе, а после девяти часов вечера запрещено было появляться на улице. В Праге снималась часть экшн-сцен, проходы по улице и даже бои в Берлине.

Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

Евгений Миронов в роли полковника Мигачева. Фото: Синема Продакшн

Евгений Миронов: «Это был эффект разорвавшейся бомбы»

— Кто ваш герой?

— Полковник Мигачев. Он отвечает за все, что происходит на Нюрнбергском процессе, с советской стороны, доставляет главному обвинителю Руденко всю необходимую информацию, новые факты, свидетельства. Мой герой взаимодействует с американской стороной — нашими союзниками, разбирается с гитлеровской коалицией из сбежавших военнопленных и других оставшихся в живых гитлеровцев, которые пытаются сорвать процесс.

— Это же не реальный человек, а некий собирательный образ. Дает вам это какую-то свободу?

— Я посмотрел несколько документальных фильмов. Вглядывался в лица наших сотрудников. Видел, насколько для них это была важная и ответственная работа. Предложение провести международный трибунал исходило от Советского Союза. Мой Мигачев объясняет молодому герою, который до конца не понимает, зачем нужен этот процесс, ведь и так вроде бы ясно: мы — победители, а есть побежденные. Процесс важен не только из-за огромного количества жертв, но во имя будущего, детей, чтобы потом не пришлось доказывать, что это на нас напали, а не мы.

— Вас сразу пригласили на роль Мигачева? Были другие варианты?

— Николай Лебедев сразу предложил мне эту роль, и я, не раздумывая, согласился. Во-первых, мне интересен исторический контекст и сам Нюрнбергский процесс. Во-вторых, мы с Николаем давно не работали. Я снимался еще в его дебютной картине «Змеиный источник». Прошло много лет, и я с удовольствием согласился вновь поработать.

— Другим стал режиссер Лебедев?

— Да он сейчас Геракл, нарастил крепкие мышцы. Снимая такое масштабное кино, Коля абсолютно точно знает, чего хочет и как это осуществить. Это могут быть сложнейшие экшен-сцены, процесс, где задействована сотня человек, или тонкие психологические сцены — Коля все продумывает до мельчайших подробностей, нет ничего проходного, случайного. Все должно работать эмоционально. Иногда мы спорим, находим интересные ходы во время репетиций.

— Что почувствовали, заходя в историческую декорацию? Вы были в Нюрнберге?

— Не был, но мы туда поедем в августе, будем снимать улицы. Несмотря на весь масштаб декораций, мне показалось, что процесс проходил в достаточно скромном пространстве. Нюрнберг не такой большой город. Почему именно там проходил процесс? Потому что тюрьма и суд соединены, и это удобно, чтобы избежать возможных провокаций. В тюрьме находились высшие чины гитлеровской Германии. Зал небольшой, но накал страстей впечатлял. Адвокаты настаивали на том, что начало войны исходило от Советского Союза, а они просто упреждали удар. Перелом процесса произошел, когда привезли из Москвы фельдмаршала Паулюса, опровергшего эту версию. Это был эффект разорвавшейся бомбы. Вся мировая общественность считала его погибшим под Сталинградом.

— У вашего героя будет частная жизнь?

— Я уговорил режиссера поставить на рабочем столе моего героя маленькую фотографию жены и детей, чтобы показать: ему было что терять во время войны. Для меня однозначно, что он лишился семьи, но продолжает делать свое дело.

— Как вы подходили к образу? Что искали чисто физиономически?

— Для этого достаточно всмотреться в лица того времени. Мужественные, усталые, с жесткими глазами, рано поседевшие люди. Мой герой один из них.

— Мужская картина получается?

— Как же без любви. У главного молодого героя есть любовная линия. Картина многожанровая. Есть в ней приключения, экшен, мелодрама, политический триллер, что, мне кажется, правильно, поскольку зритель приходит разный и каждый найдет что-то свое.

— Что можете сказать о зарубежных коллегах, с которыми довелось сниматься?

— Профессионалы. Внимательные партнеры. И очень терпеливые. В Москве снимали сцену, где американская звезда немецкого происхождения, которую играла Лаура Бах, просит у моего героя разрешения посетить лагерь для военнопленных, где находится ее сестра. И получает отказ. А дальше в слезах и на коленях добивается своего. Это был сложнопостановочный кадр для камеры. Снимали дублей двадцать. И каждый дубль она выкладывалась по полной, даже когда подыгрывала мне и стояла к камере спиной. До этого мне казалось, что так умеют только русские артисты.

По теме:  Третьяковка запустила маршрут для отверженных

— Удивительно, как Николай Лебедев быстро перешел от «Мастера и Маргариты» к «Нюрнбергу». Для этого надо быть абсолютным профи.

— Думаю, его увлекла история. Знаю, что он сам переписывал сценарий. А дальше, заряжаясь, он собрал вокруг себя талантливых людей, например, своего постоянного оператора Ирека Хартовича, который фантастически точно передает картину и атмосферу того времени…

После интервью с Евгением Мироновым возвращаемся на площадку, где снимается сцена с участием главных молодых героев. Это Волгин (Сергей Кемпо) и его возлюбленная Лена (Любовь Аксенова). Николай Лебедев сидит у плейбека и много раз подает актерам реплику: «Где русский офицер? Нам нужен русский офицер!». Мы видим отражение пары в зеркале. Сцена очень нежная, и, чтобы достичь нужного эмоционального состояния, режиссер просит включить музыку из фильма «Список Шиндлера».

Сергей Кемпо снимался в картинах Николая Лебедева и раньше. В «Легенде №17» сыграл хоккеиста Евгения Зимина, в «Экипаже» — бортпроводника Андрея. Теперь у него главная роль и 60 съемочных дней. Сергей — выпускник ГИТИСа, работает в Театре им. Ермоловой, занят там в нескольких спектаклях. В «Портрете Дориана Грея» по Оскару Уайльду играет главную роль. В кино он дебютировал в картине Михалкова «Утомленные солнцем-2: Предстояние» больше десяти лет назад. В 2017 году он написал сценарий короткометражки «Сережа», вошедшей в киноальманах «Русское краткое», и сыграл в ней главную роль. А два года назад написал роман «Мейер» о Всеволоде Мейерхольде в виде записок монтировщика сцены о мистических событиях в Театре им. Ермоловой.

Мы разговариваем в декорации, где только что снимали сцену встречи Волгина с Леной.

Снимается «Нюрнберг»: Миронов впервые встретился на площадке с Безруковым

Сергей Кемпо сыграет Волгина.

Фото: Светлана Хохрякова

Сергей Кемпо: «В свои 36 снова верю в Деда Мороза»

— У вас завтра сложная любовная сцена. Страшно?

— Страшно. Сыграть любовь — тонкая материя. Тут нужен опыт. Как это сделать, чтобы зацепило зрителей? Это моя первая главная роль. Герой потерял семью, ищет брата — единственного близкого человека, оставшегося в живых. Моя бабушка и дедушка тоже прошли войну. Дед — абсолютно другой человек по сравнению с нами. У него другое воспитание. Он прививал мне такие забытые мужские качества, как честь, достоинство, отвага. В своей работе я основывался на них. И, конечно, важно чувство правды, когда человек не врет, в том числе самому себе, чтобы не было стыдно за свои поступки перед небом и землей. Иногда мы спорим с режиссером. Не ругаемся, просто отстаиваем свое мнение. Я говорю, что сделал бы так, а Николай Лебедев отвечает: «Это сделал бы ты, а Волгин поступил бы иначе».

— А фамилия-то какая у вашего героя — Волгин!

— Да, русская. Широта души сродни ширине Волги.

— У вас уже третья картина с Николаем Лебедевым. Как менялся его взгляд на вас?

— Его взгляд на меня менялся, как и мой на самого себя. Началось все с «Легенды №17», куда я пришел, многого не понимая. С тех пор прошло несколько лет, и я могу теперь в этом признаться. Николай очень мне помог как актеру. Когда-то покойный Борис Плотников, с которым мы играли спектакль, сказал мне: «В вашем возрасте вы слишком много хотите, но мало что умеете». И я понял: так и есть. Благодаря репетициям чувствую в свои 36, что я снова верю в Деда Мороза. Каждый день прихожу на площадку и испытываю счастье. Я занимаюсь тем, ради чего учился и читал Станиславского. Понимаю, какая ответственность на меня возложена. Меня никто не знает, а надо как-то продавать кино. Я не имею права подвести ни режиссера, ни себя, ни нашу команду. Мое становление в кино произошло благодаря Николаю Лебедеву, и я хочу отдать ему должное. Спасибо, что в меня поверил, и я сразу поверил в себя.

— Вам бы Григория Мелехова сыграть. Внешность подходящая.

— Я пробовался у Сергея Урсуляка. Передо мной на пробах был Евгений Ткачук, и я сразу понял, что сыграет он. Когда пришел на кастинг «Нюрнберга», играл сегодняшнюю любовную сцену. Что скрывать… страшно было. Николай Лебедев тщательно репетирует, делает все, чтобы у актера не возникало вопросов. Входишь в сцену и все знаешь. Когда я увидел столько звезд, то заволновался, хотя уже работал с Машковым, Козловским, Петровым, Меньшиковым. Шок был связан с Любой Аксеновой, которая играет мою возлюбленную. Она оказалась настолько простой и открытой, что сразу все страхи ушли. Мы снимали в Чехии сцену в подъезде: поцелуи, объятия — герои давно не виделись. А мы с Любой друг друга почти не знали, а технически сыграть не получится. Лебедеву это не пойдет. Ему все нужно на высшем уровне. Люба ко мне подошла между дублями, как ребенка, взяла за пальчик, обняла — и все мои зажимы и страхи ушли. Мы за один дубль все сыграли. Лебедев подошел и сказал: «Ну ведь можете!». По-немецки текст учить поначалу было сложно, но у меня был прекрасный коуч. Тут много иностранных актеров, немецких в том числе. Они мне помогают, подсказывают произношение. В Чехии снимали сцену падения машины с моста. Был всего один градус. В таких обстоятельствах любой сыграет!

— Как вы вырвались из театра на длительные съемки?

— Я сказал нашему худруку Олегу Евгеньевичу Меньшикову, что такое раз в жизни бывает. Как профессионал, он это прекрасно понял и отпустил со словами: «Иди! Закончишь — возвращайся». Освободил от всего, ввел вторые составы. Но он не всегда так отпускал.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика