Сладкая жизнь отменяется: налоги вместо экономического роста

Сладкая жизнь отменяется: налоги вместо экономического роста

Правительство РФ подготовило проект бюджета на ближайшие три года, который обсудит на заседании во вторник, 21 сентября. В 2022 и 2023 ожидается профицит, и только в 2024 — небольшой дефицит. Однако экономисты уже обратили внимание на то, что рост доходов бюджета на 6,8% до 25,01 трлн. руб. в 2022-м во многом будет возможен за счет очередного увеличения сборов с бизнеса и населения. Рост экономики при этом составит только около 3%. Расходы же вырастут всего на 0,7% до 23,43 трлн. руб.

О возможных новых налогах и сборах СМИ писали еще летом. Так, рассматривается возможность введения акциза на сладкие напитки, который будет приносить в бюджет до 100 млрд. рублей. Еще 30 млрд. рублей в казну может принести введение налога на любые переводы физлиц за рубеж, которые могут облагаться 1% от общей суммы перевода.

Налоговая нагрузка может увеличиться и для нефтяников с металлургами. Около 90 млрд руб. бюджет получат с нефтяной отрасли после расширения налога на добавленный доход. Обсуждается и повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургической отрасли и его расчета, исходя из биржевых котировок. Но если летом, по подсчетам, это могло принести около ста миллиардов, теперь за счет резкого роста цен речь идет уже о 360 млрд руб. Кроме того, идет дискуссия о том, чтобы обложить налогом сверхприбыли металлургов, полученные в прошлые годы, хотя понятно, что представители бизнеса выступают против такой инициативы.

100 млрд руб. может принести донастройка налогообложения состоятельных физлиц и другие меры. И это еще не все. Минсельхоз в сентябре предложил повысить налог за пользование водными биоресурсами. А 16 сентября СМИ сообщили, что Минфин предложил варианты увеличения налога на прибыль. Предполагается повышение налога до 25−30% для тех компаний, которые платили больше дивидендов, чем инвестировали, в течение последних пяти лет.

Не понятно, почему правительство настолько зациклилось на повышении налогов, тем более, что экономическая конъюнктура сейчас совсем неплохая — рекордные цены на газ, металлы и сырьевые товары, достаточно высокие цены на нефть. Как считает глава «Союза предпринимателей и арендаторов России», кандидат экономических наук Андрей Бунич, дело может быть в том, что в правительстве сами не верят в устойчивый экономический рост и спешат выжать побольше из населения и бизнеса, пока это возможно:

— Налоги повышают, когда в стране идет цикл роста. Но в ситуации потенциальной стагнации с сомнительными перспективами роста повышение налогов нигде не осуществляется. У нас же все происходит с точностью до наоборот. Когда возникли экономические трудности, их стали решать путем постепенного повышения налогового бремени. При том, что власти неоднократно обещали больше налоги не повышать, говорили, что фискальная система будет стабильной и вмешиваться в нее не станут. Что само по себе вредно, потому что экономические агенты ориентируются на заявления власти, и если она игнорирует собственные обещания, это выливается в недоверии правительству в целом, а раз так, они работают совсем по-другому, ничего не планируя и не развивая.

Если бы повышение налогов было точечным, ориентированным только на какую-то группу, например, на металлургов, оно было бы обоснованным. У нас есть несоответствие по налоговому законодательству — металлургов и химический сектор облагают налогами не так, как нефтяной и газовый. Это некий перекос, который можно исправить.

Но тогда следовало бы снизить другие налоги. Если уж вы повышаете в одной сфере, вы могли бы существенно снизить налоговое бремя для малого и среднего бизнеса, для населения. Эти дополнительные поступления нужно перераспределить, чтобы общая фискальная нагрузка не росла. А у нас повышение есть везде, а снижения или налоговых стимулов нет или крайне мало.

У нас во главе правительства, фактически, находятся налоговые службы, что накладывает отпечаток и делает поход более фискальным. Да, собираемость растет, но те, кто работает в экономике и создает добавленную стоимость, подвергаются все большим репрессиям. Это может демотивировать бизнес, которому и так сложно работать. Все-таки не правительство создает добавленную стоимость, а предприниматели, и нужно стараться, чтобы они чувствовали себя уверенно и спокойно, были заинтересованы во вложении средств. В противном случае, вкладывать останется только государству.

Можно вспомнить рейгономику, когда снижение налогов привело к росту собираемости, это так называема кривая Лаффера. В Америке все это сработало и привело к мощному прорыву. А если делать наоборот, это будет сдерживать развитие. Сегодня правительство, может, и получит больше, но оно не учитывает долгосрочные последствия — закрытие бизнесов, прекращение инвестиций и так далее.

По теме:  Россия погружается в стагфляцию, а чиновники уверены, что виновато овощеводство

«СП»: — Почему правительство так упорно повышает налоги для населения и бизнеса, ведь профицит бюджета значительный?

— У нас явный перекос в фискальную сторону. Учитывая профицит бюджета, давление можно было бы уменьшить. Здесь можно попытаться найти логику и, на мой взгляд, она заключается в том, что такого нарисованного профицита может и не быть. Власти не уверены в собственных прогнозах, которые сбудутся только при очень многих «если». Если будут высокими нефтяные цены, если не упадет спрос на сырьевые ресурсы в связи с «зелеными» программами, если не будет новых санкций и так далее. Доходы могут и упасть, а раз так, нужно сейчас на всякий случай выжать по максимуму. Понять этот курс можно, только если власть сама не верит в то, что бюджет будет профицитным.

Профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов подчеркивает, что за все эти повышения в итоге будет платить потребитель из своего кармана:

— В развитых странах есть консенсус, что небольшой бюджетный дефицит позволяет стимулировать экономическую активность. Государственные средства являются одним из источников развития экономики.

Но в России мы привыкли жить с профицитом бюджета, только экономический кризис привел к дефициту, а сейчас мы вернулись к привычной парадигме. Важно понимать, что прошлый год был особенным, а у нас не только профицит, но и увеличение Фонда национального благосостояния происходит высокими темпами. Сегодня по бюджетному правилу точка отсечения в районе 43 долларов за баррель нефти, а все что сверх этого мы изымаем, точнее, не инвестируем в экономику.

Полтора триллиона рублей — это немало. Такое ощущение, что Министерство финансов видит главной своей целью сдержать аппетиты госкомпаний, которые активно претендуют на средства ФНБ и бюджета.

По итогу такого большого профицита, наверное, не получится. Экономика уже начинает существенно притормаживать и охлаждаться. Увеличение налоговой нагрузки, на какие бы отрасли и компании она ни распространилась, приведет к тому, что конечным плательщиком всего этого станет простой гражданин. А реальные располагаемые доходы граждан не восстановились даже до пандемического уровня.

На то, что у нас будет устойчивый рост экономики, нет никакой надежды, а вот то, что Минфин становится доминирующим ведомством, оспаривая пальму первенства разве что с Центральным банком, уже очевидно. Министерство экономического развития, на которое мы надеемся, когда говорим, что нам нужен рост экономики, позволяющий увеличивать доходы граждан, уровень жизни, пенсионных выплат и те же доходы бюджета, к сожалению, стоит на запасных путях без право голоса, вето и рекомендаций.

Если все будет принято в нынешнем виде, это будет сверхконсервативный бюджет. Возможно, у нас нет всей информации, которой обладает правительство, и мы не знаем об ожиданиях глобального финансового кризиса, во время которого все дополнительные средства будут очень кстати.

Возможно, Минфин видит для себя единственную цель — таргетировать инфляцию любыми средствами. Других положительных результатов от повышения налогового бремени и формирования профицита бюджета в условиях явной нехватки инвестиций я не вижу. Мы не видим развития экономики темпами, которые могли бы повлиять на улучшение качество жизни. Возможно, в правительстве считают, что главное — это консервация нынешнего уровня и ничего более.

«СП»: — С другой стороны, металлурги действительно получают сверходоходы, может, разумно повысить для них налоговое бремя?

— Менять налоговые ставки под рыночную конъюнктуру не разумно. Два года назад этих сверхдоходов, например, не было. В 2020 году те же металлурги были на грани рентабельности, и государство вынуждено было им оказывать помощь из бюджета. Но цены резко выросли, и это привело к сверхдоходам. Но рекордные доходы показывает и банковский сектор, и газовый. Диспропорции существуют, но они, как правило, имеют сиюминутный характер, что не дает оснований для существенных изменений в налоговой системе.

Отсутствие правил игры или возможность постоянно их менять окончательно и бесповоротно убьет инвестиционную привлекательность России. Риски остаются на стороне предпринимателей, а выгоду государство пытается поделить. Тем более что впереди у нас введение карбонового налога Евросоюза, главными пострадавшими от которого станут как раз металлурги. Лучше не увеличивать им налоги, а на эти средства интегрировать их в устойчивую климатическую повестку, чтобы они инвестировали в экологичность производства. Если же просто собирать с них деньги, никаких инвестиций на долгосрочную перспективу мы от них не дождемся.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика