Шекспир советских спецслужб

Шекспир советских спецслужб

Так получилось, что основам конспирации, которые, безусловно, пригодились будущему советскому нелегалу Вильяму Фишеру (Рудольфу Абелю) его обучал еще отец — сам в прошлом революционер-марксист, потомок обрусевших немцев из России, вынужденный уехать в 1901 году вместе со своей русской супругой в Англию, где через два года у них и родился Вилли, которого назвали в честь Вильяма Шекспира.

Впитавший с молоком матери идеи марксизма, 15-летний Вилли решил влиться в ряды рабочего класса и устроился на судоверфь Ньюкасла — правда, не рабочим, а чертежником. Но, видимо, следуя заветам Ленина («Учиться, учиться и еще раз учиться»), стал студентом Лондонского университета. Однако так его и не закончил: в 1920 году семья Фишеров вернулась в советскую Россию. А тут и служба в Красной армии подоспела: в 1925 году его призвали на срочную службу, которую он проходил в Московском военном округе — в 1-м радиотелеграфном полку недалеко от столицы РСФСР — во Владимире.

Именно в качестве радиста его и взяли на службу в Иностранный отдел — ИНО ОГПУ, откуда паренька и командировали за рубеж: в Норвегию, а затем и в Британию — семья-то его, вернувшись из Англии в Россию, от британского подданства не отказывалась. В Норвегии и Британии он обеспечивал радиосвязь норвежской и британской нелегальных резидентур. Но в 1937 году эта длительная зарубежная командировка закончилась, а в следующем, 1938-м Фишера совершенно неожиданно, без объяснения причин, уволили из рядов внешней разведки. Времена были очень непростые, а тут еще сбежал на Запад Александр Орлов (Лев Никольский), с которым Фишер до этого работал в качестве радиста.

Максимум, чего добился молодой чекист, строча рапорт за рапортом (в надежде вернуться в ИНО), — перевода на некоторое время во Всесоюзную Торговую палату — сказалось образование и происхождение. И только осенью 1941 года его вновь взяли в разведку. После очередных радиокурсов привлекли к радиоиграм с немецкими спецслужбами. Именно он участвовал в подготовке и обучении радиоделу разведчика Александра Демьянова и принимал участие в операциях «Монастырь» и «Березино» — самых успешных операциях советских спецслужб во время Великой Отечественной войны.

Кстати, именно в самарской разведшколе, где он готовил радистов для разведывательно-диверсионных групп, и произошло знакомство Вильяма Фишера с Рудольфом Абелем, чьим именем он позднее назовется во время ареста в США. Но есть более серьезное свидетельство дочери самого Фишера, которая уверена: это знакомство состоялось в 1937 году после возвращения Вильяма Фишера из командировки в Британию.

По свидетельствам знакомых и сослуживцев, они оба жили в Москве на квартире Фишеров. И их частенько путали (даже называли именами друг друга), когда они (опять же вместе) появлялись в разных местах, в том числе и на службе, где тоже были неразлучны.

Так или иначе, в 1948 году Фишера направили в командировку в США для налаживания работы нелегальной резидентуры с целью выведать планы американцев — в частности, в отношении бомбардировок советских городов атомным оружием. Однако в 1957 году агенты ФБР выслеживают его и подвергают аресту, во время которого Фишер называется именем своего друга: зная, что Рудольф Абель умер от инфаркта еще в 1955 году, он словно дает сигнал коллегам из советской разведки, что ничего не намерен рассказывать на допросах.

Американский суд приговорил его к 32 годам каторжных работ. Но в 1962 году его обменяли на пилота сбитого над Свердловском самолета-разведчика U-2 Фрэнсиса Пауэрса и обвиненного в шпионаже американского студента Фредерика Пайора. Обмен был произведен на Глиникском мосту, в результате чего он получил всемирную славу как «шпионский мост». А сам Фишер скончался в 1971 году и похоронен в Москве на Новом Донском кладбище.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика