Сергей Урсуляк снимает фильм о политруке Киселеве, спасшем десятки евреев

Во ВГИКе режиссер «Праведника» и «Ликвидации» выпустит курс за своего учителя Владимира Меньшова

После многолетней работы над сериалами «Ликвидация», «Исаев», «Жизнь и судьба», «Тихий Дон», «Ненастье» Сергей Урсуляк вернулся в полнометражное кино. В Белоруссии он закончил съемки фильма «Праведник» о политруке Красной Армии Николае Киселеве, который вывел за линию фронта 218 человек, бежавших из еврейского гетто.

Сергей Урсуляк снимает фильм о политруке Киселеве, спасшем десятки евреев

Сергей Урсуляк приступает к съемкам в Белоруссии. Фото: Фото предоставлено съемочной группой

С Сергеем Урсуляком и автором сценария «Праведника» Геннадием Островским совсем недавно довелось работать в жюри студенческого кинофестиваля «Кинопроба» в Екатеринбурге, когда у них возникла пауза в плотном графике. Урсуляк давно не снимал полнометражных картин. Последняя по времени работа — «Долгое прощание» по прозе Юрия Трифонова — шла на большом экране в 2004 году.

«Праведник» — странный зигзаг в моей жизни, — говорит Сергей Урсуляк. — После долгих лет работы на телевидении и сериалах я вернулся к прокатной картине, хотя зарекался этого больше не делать. Сейчас режиссеры повсеместно идут в сериальное производство, поскольку кинопрокат больше ориентирован на молодежь и развлечения. Я одинаково ответственно работаю над любой картиной, не меняю вектор собственных устремлений, подстраиваясь под ожидания зрителей. Почему меня опять понесло в эту сторону? Даже не знаю. Наверное, хорошая история. Она о том, как в 1942 году в Белоруссии политрук Николай Киселев получил задание вывести спасшихся из гетто и избежавших смерти евреев на нашу территорию. Ради этого он прошел больше тысячи километров. Те, кого Киселев выводил, как вы понимаете, не были людьми призывного возраста. Это в основном старики, женщины, дети. Он их вывел, потеряв не так много людей. Оставшиеся в живых дали потомство, которое ежегодно в мае собирается и чествует Киселева. При жизни он не рассказывал эту историю. Ее рассказали те, кого он спас. У Киселева была очень скромная жизнь. Он не получил обещанного ему звания Героя Советского Союза. В силу разных обстоятельств, последовавших за войной, скрывал сам факт спасения такого количества евреев. Про его подвиг никто не знал. Теперь он праведник мира».

В 2013 году в честь 100-летия со дня рождения Николая Киселева в «МК» пришли те, кого он спас еще детьми. Шимон Хевлин приехал из США. Ему было 14 лет, когда Киселев выводил евреев за линию фронта. В 2013 году, несмотря на преклонный возраст, этот чудом спасшийся от смерти человек продолжал работать волонтером в Музее холокоста в Майами. С ним трудно было разговаривать. Он все время плакал, вспоминая о пережитом. Леон Рубин к моменту нашей встречи в Москве не был в России больше 50 лет. Многие годы он жил в Израиле и уже не очень хорошо говорил по-русски, забывал слова. В годы войны, когда его спасал Киселев, ему было шесть лет. В нашем интервью Леон Рубин вспоминал: «Евреев немцы убивали как жуков. Я был ребенком, но все понимал как взрослый. Мы жили в районе Долгинова, где действовал партизанский отряд. Бежавшие из еврейского гетто люди прятались в лесу. Партизанское командование решилось вывести всех за линию фронта и поручило это политруку Николаю Киселеву. Мы шли ночами, молча. Всюду были фашисты, и любое громко сказанное слово, плач ребенка могли нас погубить. Из 270 человек выжили 218».

Сергей Урсуляк снимает фильм о политруке Киселеве, спасшем десятки евреев

Евгений Ткачук на съемочной площадке.

«Праведник» — рабочее название картины, — рассказывает Сергей Урсуляк. — Это была весьма тяжелая работа. Три месяца мы сидели в белорусском лесу. Производственные сроки из-за ковида сдвинулись. Вообще, мы с вами потеряли огромное количество артистов за время пандемии. Считается, что наибольшая смертность связана с раком и сердечными заболеваниями. Но лично я не потерял от них такого количества друзей и знакомых, как от ковида. Пандемия скорректировала наши планы. Вместо того чтобы снимать с июля по сентябрь, мы сидели в лесу с августа по ноябрь, что сильно поменяло жизнь».

В 2008 году документалист Юрий Малюгин снял «Список Киселева», назвав свою картину по аналогии с фильмом «Список Шиндлера» Стивена Спилберга. Ее показали по телевидению, она участвовала в фестивалях, но имя Киселева все равно оставалось малоизвестным. Сергей Урсуляк признался, что узнал о нем от продюсеров, предложивших ему снимать фильм. Потом уже посмотрел «Список Киселева». У Урсуляка всегда долгий подготовительный период. Он на этом настаивает, приступая к работе. «Я по полгода тщательно изучаю материалы со своей группой. Мы находим людей, живших в то время, которое нас интересует, ездим в музеи, те места, где проходили события, смотрим фильмы, снятые в то время, хронику, читаем книги. Это не медитация, а тупое чтение большого количества книг, иногда про неизвестных мне людей, с выпиской нужной информации. Это может касаться войны и знакомых мне 90-х, в которые я жил».

Николай Киселев, ставший героем «Праведника», родом из Башкирии и большую часть жизни прожил в Москве. Он сам бежал из плена, в 41-м оказался на оккупированной территории, попал в партизанский отряд в районе села Долгиново. По приказу партизанского командования вывел 218 человек за линию фронта, пройдя больше полутора тысяч километров. В 2005 году Киселеву присвоили в Израиле звание «Праведник народов мира». Ежегодно 5 июня, в день последней казни в долгиновском гетто, потомки спасенных им людей собираются в Тель-Авиве.

Сценарий «Праведника» Геннадий Островский написал на основе воспоминаний участников тех событий и их родственников. А Урсуляк снимает не только страшное и мучительное кино, но и светлое, где будет юмор и лирика, как он сам говорит. Все как в жизни. «В грусти я нахожу что-то веселое, а в веселье — грустинку. В моей природе в силу частицы еврейской крови нет безудержного веселья. Мне обязательно надо что-то добавить, чтобы изменить настроение». В этом смысле о многом говорит история его героя Гоцмана в «Ликвидации». Персонаж Владимира Машкова должен был умереть, но продюсеры были уверены в том, что таким образом зрителю будет испорчено настроение, обмануты его ожидания. И Урсуляк «сел между стульями», по его же словам. Гоцман закрывает глаза. Камера от него отъезжает. Какие-то люди бегут к нему с радостными лицами, и зритель не понимает до конца, что произошло. «Если бы не это, то Гоцмана бы все точно похоронили. А так вроде бы он живой», — такой был фокус, по рассказам Урсуляка.

Выбирая исполнителя роли Киселева, Сергей Урсуляк не гнался за внешним сходством, тем более что Геннадий Островский написал фантазийный и поэтичный сценарий. Урсуляку важна была мера правды, которую в его понимании олицетворяет прекрасный и убедительный артист Александр Яценко. Сам актер говорит так: «Для меня мой герой — человек, выполняющий сиюминутную задачу. Ему поручили огромное число людей, за которых он должен отвечать. Возможно, поначалу это было для него безрадостно, но на протяжении этих 1500 км, которые они прошли, он начинает по-другому смотреть на многие вещи и на свою жизнь».

Урсуляк знает толк в актерах, сам учился этой профессии в Театральном училище им. Щукина, работал в театре «Сатирикон» у Константин Райкина. «Важно выбирать тех, кто подходит на роли, кто тебе нравится, — говорит он о принципах своей работы. — Надо смотреть на них там, где они свободны, видеть их работы в театре, а не в студии, где они хотят тебе как режиссеру понравиться. Важно создать на площадке такую атмосферу, чтобы актер не боялся неудачно сыграть, имел бы право на ошибку. При железном понимании того, что ты хочешь, должна присутствовать некая необязательность, позволяющая радостно смеяться, если артист оговорился в одном и том же месте в нескольких дублях. Все это рождает свободу. Надо брать хороших артистов и самому не играть в своих картинах. В «Праведнике» снимались известные, но по большей части неизвестные актеры. Очередного еврея играет Сергей Маковецкий. В эпизодических ролях снялись Чулпан Хаматова и Костя Хабенский. У них было буквально по одному съемочному дню. Небольшая роль у Федора Добронравова. Играет Женя Ткачук. Много замечательных молодых артистов. Я хожу на дипломные спектакли. Когда приглашают возглавить экзаменационные комиссии, выдающие дипломы, всегда соглашаюсь. Поэтому в «Тихом Доне» и «Ненастье» большое количество дебютантов, взятых прямо из инкубатора. В «Праведнике» тоже снимаются студенты из Школы-студии МХАТ, Щукинского училища. Мне пришлось выводить из леса большое количество евреев, поэтому я пригласил непрофессиональных артистов, которых использую минимально и только в ролях, требующих типажности, а не выполнения сложных заданий».

Сергей Урсуляк снимает фильм о политруке Киселеве, спасшем десятки евреев

Александр Яценко в роли Николая Киселева.

Кстати, Сергей Урсуляк недавно согласился преподавать во ВГИКе, руководство которого предложило ему довести до выпуска курс Владимира Меньшова, у которого он сам учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров. А там уж как дело пойдет.

Теперь уже редко кто снимает на пленку. Урсуляк был последним из могикан в этом смысле. «Я держался до последнего, — говорит он. — Но современную часть «Ненастья» мы снимали на цифру, а все ретро — на пленку. На «Праведнике» работал молодой оператор (Михаил Милашин — выпускник мастерской Вадима Юсова во ВГИКе, снимал фильмы «Огонь», «Лед», «Чемпион мира». — С.Х.), и я спрашивал его, на что будем снимать. Это же в огромной степени выбор оператора. Мы долго обсуждали пленку, но сошлись на цифре по многим параметрам. Были заказаны объективы такого уровня! Изображение мне нравится, хотя я по-прежнему считаю, что пленка лучше».

Когда Урсуляка спрашивают, как он «вынашивает замысел», рассуждают о «его творчестве», он тут же все это сводит к шутке: «Все проще. Я не вынашиваю замыслы. Я же не самка. Просто думаю иногда о чем-то. Не «занимаюсь творчеством», просто работаю. Иногда мне что-то предлагают. Но «Тихий Дон» я сам предложил продюсерам. Прочитал его в восьмом классе, лежа в больнице, и он во мне жил все это время. «Жизнь и судьбу» мне предложили, и я долго отказывался, считая, что все уже на эту тему проговорено. Но прочел первый драфт сценария Володарского и понял, что это история моей семьи — эвакуация, оккупация, дедушка-танкист, и согласился. «Ненастье» было нашим обоюдным выбором. Закончив «Тихий Дон», я взял много книг и уехал их читать. Среди них было «Ненастье» Иванова. Мне понравилась история. Оказалось, что права на экранизацию уже были куплены, но продюсерам не приходило в голову предложить мне этот материал».

Урсуляк не снимает про современность. Почему так складывается, он объяснил сам: «Если бы я чувствовал сегодняшний день, то что-то про него бы снимал. Но я убегаю хотя бы на 15 лет назад, чтобы только его не трогать. Для меня наше время лишено обаяния. Я обращаюсь к тому материалу, в котором понимаю систему координат, знаю, что хорошо, а что плохо. Кому сегодня верить, к кому прислониться? Не знаю. У меня узкий ближний круг — это родные, друзья. О сегодняшних проблемах пусть рассказывают молодые и жилистые».

Источник: www.mk.ru

Updated: 24.01.2022 — 09:03

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.