С капотом и без: рецидив российского автопрома

С капотом и без: рецидив российского автопрома

КамАЗ подполковника Алексея Шнайдера, подорванный в Сирии. Источник: atas.info

Машина не для войны

В сухих сводках Министерства обороны трагедия в Хомсе описывается следующим образом:

«9 сентября в провинции Хомс Сирийской Арабской Республики в ходе рекогносцировки российской военной полицией маршрута прохождения гуманитарной колонны, произошел подрыв установленного на обочине дороги взрывного устройства».
В результате погиб подполковник Алексей Шнайдер. На первых же фотографиях отчетливо видно, что подрыв произошел под передним правым колесом КамАЗа и, если офицер сидел на месте пассажира, то шансов у него спастись не было. Взрыв разворотил кабину и вырвал колесо с частью подвески.

Если говорить казенным языком, то «жизненное пространство» в кабине отсутствует. По характеру повреждений можно предположить, что под КамАЗом взорвалось устройство эквивалентное противотанковой мине. Аналогичные испытания проводились в Кубинке еще во время первой чеченской кампании. К слову, в «Урале» манекен отделался травмами голеностопа.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Источник: vk.com
Надо отметить, что военная полиция использовала бронированную модификацию грузовика КАМАЗ-5350-379.

У машины в кузове установлена бронекапусла ММ-501 для защиты личного состава от стрелкового оружия по 5-му классу защиты. Бронированный грузовик уже достаточно давно используется в горячих точках, в том числе в Сирии. Разработчик и изготовитель – нижегородская компания «Астейс», выпускающая, в частности, бронеавтомобили «Патруль» для нужд Росгвардии. К слову, росгвардейцам положена капотная модификация КамАЗа.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

С капотом и без: рецидив российского автопрома

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Источник: vk.com
Ключевым недостатком КамАЗа, попавшего на фугас в Сирии, была бескапотная компоновка.

Фактически никаких изменений в камазовской кабине для повышения взрывоустойчивости сделано не было. Во многом это обусловлено конструкцией самой кабины – её невозможно превратить в MRAP-кабину без кардинальной переделки.

По сути, инженерам придется принять целый комплекс мер – построить U-образное бронированное днище, поднять кресла водителя и пассажиров на несколько десятков сантиметров вверх, а сами кресла приварить через амортизаторы к потолку. Естественно, никто на такие изменения не решится, проще создать машину заново.

Например, как это реализовано на «Ремдизеле-63968 «Тайфун-К». Но это машина совсем иного класса, назначения и стоимости. По большому счету такое переформатирование КамАЗов и не нужно – просто не пускайте машины на передовую.

Машинам с бескапотной компоновкой вообще нечего делать в современных горячих точках с высокой насыщенностью СВУ. Тем более что в армии есть грузовые автомобили, изначально приспособленные для минной войны на дорогах.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Как утверждают СМИ, «Торнадо-У» уже есть в Сирии. Но, видимо, машин недостаточно. Источник: ianed.ru
Это семейство капотной компоновки «Урал-4320» и в первую очередь вариант «Урал-63706-0011» или «Торнадо-У» с высокой бронекабиной.

Машины «Урал», как известно, с самого начала проектировались исключительно для военных нужд. НАМИ в начале 50-х годов подготовило эскизный проект машины, ставший на долгие годы настоящим эталоном для военных внедорожников. Мощный бензиновый мотор (пусть и прожорливый), оптимальная развесовка по осям, централизованная подкачка колес и картеры мостов в одну линию, снижающие сопротивление в колее. Капотная компоновка также добавляла немаловажные бонусы – удобство обслуживания и повышенную стойкость к минам.

Речь идет о пресловутых «полутора метрах» жизнь.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Почему вот такая машина не шла в колонне 9 сентября вместо КамАЗа? На фото – «Урал Федерал-42590». Фото: Виталий Кузьмин. www.vitalykuzmin.net
Скорее всего, в послевоенные годы никто особо не задумывался о возможном противостоянии с ВСУ противника. Методы ведения войны были совсем другими, и инженеры больше заботились о противоатомной защите, чем о тротиле под колесами. Традиционная капотная компоновка тогда была гораздо проще в производстве.

Еще одним преимуществом «Уралов» и ему подобных была устойчивость к фронтальному обстрелу. При удачном стечении обстоятельств водителю и пассажирам можно укрыться за моторным отделением грузовика – далеко не каждая пуля способна его преодолеть.

По теме:  Польский депутат Европарламента задаётся вопросом, кого Польша собралась «запугать» танками «Абрамс»

Миасс или Набережные Челны?

Военная модификация КамАЗа родилась совсем в других условиях.

В Набережных Челнах строили завод, изначально предназначенный для гражданских грузовиков, которые параллельно разрабатывались на московском ЗиЛе. Фактически модель под именем ЗиЛ-170 должна была заменить старичка ЗиЛ-130, но всю документацию передали новому мегазаводу. Это во многом и стало причиной дальнейшего краха московского предприятия, некогда самого передового в стране.

Впрочем, в столице просто не было таких площадей для широкомасштабного производства грузовиков. А в Набережных Челнах был создан, не без помощи американских компаний, завод полного цикла, производящий машины практически без сторонних подрядчиков. КамАЗ стал настоящим заводом стратегического значения, которые так любили в Советском Союзе.

И неспроста любили, надо сказать.

Еще во времена Великой Отечественной заводы с большим количеством смежников не самым лучшим образом справлялись с производством оборонной продукции. То здесь поставщик подведет, то в другом месте дефицит образуется.

Подобное, к примеру, сложилось на танковом заводе «Красное Сормово», который некоторое время вообще выпускал Т-34 с бензиновыми моторами из-за недопоставок В-2. А на Челябинском тракторном, например, такого не наблюдалось – все производители сконцентрировались в местном «Танкограде»…

Вот и для отечественной автомобильной промышленности КамАЗ стал своеобразным «Танкоградом». И вполне понятно, что армейский грузовик КамАЗ-4310, появившийся вскоре после гражданского 5320, оказался очень удобен.

Высокая унификация с мирной продукцией сделала машину экономически выгодной, а это позволило сравнительно быстро насытить армию современными грузовиками. Завод в Миассе в этой истории выступал в качестве полного антипода.

«Уралы» большую часть времени поступали исключительно в армию, а мощности предприятия зачастую не хватало для удовлетворения нужд военных. В Миассе не было своего моторного производства, немалая часть компонентов поступала с других предприятий. Как только «Урал» перевели на дизель, он вообще попал в зависимость от конкурента из Набережных Челнов.

Кстати, в конце 70-х годов была попытка построить «Уралу» новую кабину в рамках проекта «Суша». В качестве основы заводчане взяли камазовский аналог и пристыковали собственный моторный отсек. Но никто делиться с конкурентами кабиной не горел желанием, и «Суша» так и осталась мелкосерийной техникой.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Аналогичный подрыв азербайджанского КамАЗа в Нагорном Карабахе. Источник: vk.com
Камазовская техника, безусловно, нужна российской армии. Но практика применения её чуть ли не на переднем крае обороны нередко кончается трагедиями, аналогичными 9 сентября в Сирии. К тому же налицо нежелание заводчан перерабатывать конструкцию грузовика 45-летней давности. Капотные варианты КамАЗов разрабатывает пока только упоминаемая ранее фирма «Астейс», но большая часть техники уходит Росгвардии. На минувшем форуме «Армия-2021» из Набережных Челнов вновь привезли новую вариацию «Мустанг-М» от Ремдизеля («боевое» подразделение КамАЗа) с бронированной кабиной.

О том, какие у машины противоминные свойства, разработчики не распространяются.

С капотом и без: рецидив российского автопрома

Пример – подрыв украинского «Урала» на противотанковой мине. Отличия от камазовской картины заметны. Источник: twing.com
Впрочем, и КамАЗы и «Уралы» – это всего лишь военная техника, которая сама себя на мины не поведет. Возникают вопросы к организации той самой «рекогносцировки», в ходе которой и погиб офицер.

Почему в колонне оказался слабозащищенный от СВУ КамАЗ?

Наверняка в числе машин были и тяжелые «Тайфуны», и БТР, но, как известно, боевая эффективность подразделения определяется по самому слабому звену. Таким оказался КамАЗ подполковника Алексея Шнайдера.

Автор:Евгений Федоров
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика