Российское государственное телевидение поддержало атаковавших иноагента «хунвейбинов»

Телеканал сочувственно высказался о «неизвестных», ворвавшихся в офис «Мемориала»

Клеветники России клевещут — а чего еще от них ждать? — что Россия, мол, полицейское государство. Оруэлловщина, мол, всевидящий «старший брат» и все такое. Но вот вам, господа, факт, наголову разбивающий ваши инсинуации. Некие молодые люди провели в четверг никем не санкционированную и явно нарушившую правопорядок политическую акцию: ворвались в офис общественной организации и сорвали проводившееся там мероприятие. И до сих пор фигурируют в новостях и полицейских сводках как «неизвестные»!

Российское государственное телевидение поддержало атаковавших иноагента "хунвейбинов"

Фото Дарьи Кротовой/memo.ru

Хотя юные политактивисты даже особо не прятались — ни от камер слежения, ни даже от телекамер. Лица, правда, были прикрыты до носа медицинскими масками. Но какая по нынешним временам это конспирация? Система распознавания и квалифицированные эксперты щелкают такие ребусы на раз-два.

Телекамеры, кстати, были не абы какие, а федеральных каналов. И что, осудил «зомбоящик», как называют наше государственное телевидение те же не знающие приличий клеветники, сих бесстрашных молодых людей? Проклял их старших патронов за циничное втягивание нежных, неоперившихся созданий в политику? Ничего подобного! Напротив, отнесся к несогласованному протесту с полным сочувствием.

Вот цитаты из репортажа, показанного пятничным утром государственным новостным телеканалом: «Вряд ли польский публицист Петр Сквечиньский ожидал, что кинопоказ, на который его пригласили в офис иноагента «Мемориал» на Каретном, пройдет настолько бурно… Сквечиньский услышал достойный ответ… «Мы молодежь с активной гражданской позицией, которые не позволят иноагентам переписывать нашу историю»… Сотрудники иноагента «Мемориал» выглядели ошарашенными… В картине лживые акценты… Вечер явно не задался… Иноагенту досталась крайне незавидная роль».

Ах, да, мы забыли уточнить, что атакованной неизвестными молодыми людьми НКО был «Международный Мемориал», правозащитная организация, выполняющая, по версии российских властей, функции иностранного агента. А поводом для атаки был показ польско-украинско-британского фильма «Гарет Джонс», который рассказывает историю британского журналиста, открывшего миру глаза на массовый голод в СССР в 1932-1933 годах.

Но ведь это совершенно ни о чем не говорит, правда? Статус иноагента, как нас учит президент, — это вовсе не клеймо, не знак отверженности: «Здесь нет ничего ущемляющего… Им не запрещается ни политическая, никакая другая профессиональная деятельность. Они просто должны зарегистрироваться в качестве таковых, вот и всё».

Впрочем, как говорят в нашем мудром народе, «до Бога высоко, до царя далеко». А еще говорят: «Жалует царь, да не жалует псарь». Словом, нельзя, увы, исключать, что безупречная, выверенная, гуманная «генеральная линия» на кое-где на местах подвергается искривлениям. И что такого рода девиация была явлена нам и в деле о нападении неизвестных молодых людей на офис «Мемориала».

По теме:  Выяснилось, какое наказание грозит задержанным после матча с «Зенитом» болельщикам ЦСКА

В пользу этой гипотезы говорят прежде всего действия прибывших по вызову «мемориальцев» блюстителей закона. «Вернувшись домой в 3 часа ночи, я уже не знаю — было это нападение хулиганов или полиции, — рассказывает председатель правления «Мемориала» Ян Рачинский. — Поведение полицейских было весьма странным: задерживать дебоширов они не слишком старались, зато заблокировали выходы и никого из зрителей и сотрудников не выпускали — даже тех, кто появился на месте после событий. Затем они закрыли и вход — и при этом невзначай создали эпохальную инсталляцию, заблокировав дверь в «Мемориал» наручниками. Получился отличный образ времени, в котором мы живем…»

В своем рассказе о событиях Рачинский называет ворвавшихся в «Мемориал» молодых людей «хунвейбинами», намекая на их ангажированность властью. Во всяком случае, с «оригинальными», китайскими хунвейбинами дело обстояло именно так.

«Мы не можем зависеть от рутинного судопроизводства и от уголовного кодекса, — наставлял своих подчиненных в 1966 году, в разгар «культурной революции» министр общественной безопасности КНР Се Фучжи. — Если народные массы так ненавидят кого-то, что их гнев нельзя сдержать, мы не будем им мешать… Народная милиция должна быть на стороне хунвейбинов, объединиться с ними, сочувствовать им, информировать их».

В голову невольно закрадывается мысль — гонишь ее, заразу, в дверь, а она в окно: что если и в нашем случае мы имеем дело не искажениями «генеральной линии», а с ней, родимой, самой? С ее, так сказать, подводной, секретной, неафишируемой частью?

Не, бред, конечно. Представить себе, что с высоких трибун нам на голубом глазу вещают одно, а «псарей» инструктируют совершенно иным, обратным образом… Как говорил в подобных ситуациях герой Чехова, «этого не может быть, потому что этого не может  быть никогда».

Короче, уймитесь, подлые мысли-скакуны: у такого «мыслепреступления» нет и не может быть оправданий. Хотя нет: одно маленькое — ну, совсем малюсенькое — все-таки есть. Этот невозможный, недопустимый бред разом объясняет все — и безнаказанность «молодежи с активной гражданской позицией», и наручники на дверях «Мемориала», и тон федеральных каналов.

А на стороне версии о доброте и справедливости, нисходящих с вершины «вертикали», пока лишь теория вероятности. Правда, говорят, что она допускает еще и не такие совпадения.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика