Россия неожиданно для всех подсаживает США на «мазутную иглу»

Россия неожиданно для всех подсаживает США на «мазутную иглу»

Замерзающая из-за энергокризиса Европа пока перебивается с подорожавшего газа на более дешевый угль. Но кое-где в ЕС уже реанимируют и мазутные электростанции. Однако самым большим потребителем мазута становятся США. И здесь в поставках снова на передовую выходят российские нефтяники (сразу после канадских).

Главную роль в этом сыграла политика — ссора США С Венесуэлой, ранее поставлявшей мазут северным соседям в больших объемах. А мировые цены на мазут уверенно растут. Но для россиян важны не только экспортные успехи отечественной нефтяной отрасли, но то, какими будут цены на российском рынке. Ведь внутренние цены на мазут, как и нефть, привязаны к мировым.

США вступает в зимний период с самыми низкими запасами топочного мазута в текущем столетии, сообщил Bloomberg. По данным Управления энергетической информации (EIA) запасов мазута в стране имеется всего на 31,2 дня, что является самым низким уровнем с 2000 года.

Нехватка топлива в значительной степени является результатом февральских заморозков в Техасе, из-за которых была остановлена работа сразу восемнадцати нефтеперерабатывающих заводов. Отключение производственных мощностей на 5,5 млн. баррелей в сутки привело к сокращению запасов практически всех видов жидкого топлива. Осенью ситуация дополнительно обострилась в связи с тем, что многие НПЗ в США остановили производство для проведения планового технического обслуживания.

В сложившейся ситуации спасением США от энергетического кризиса стало бы увеличение поставок российского мазута, который в последние два года уже стал одним из ключевых товаров, экспортируемых из России в США.

— Тут нам очень помог венесуэльский паренек Гуайдо, которого политики США решили объявить «президентом» Венесуэлы, и в результате вдрызг разругались с этой страной, — считает заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов:

— США довольно активно добывают нефть. А разные сорта нефти отличаются по физико-техническим свойствам. Сланцевая нефть относится к легким и сверхлегким сортам. НПЗ США затачивались под среднюю и тяжелую нефть. Соответственно, для эффективной переработки нефти, чтобы получать весь требуемый набор нефтепродуктов, на который эти заводы рассчитывают, необходимо, применяя вот эту легкую и сверхлегкую сланцевую нефть, купажировать ее либо с более тяжелыми видами нефти, либо с какими-то нефтепродуктами. Например, с мазутом. Это нормальная рабочая процедура.

США, несмотря на то, что они экспортировали свою нефть, даже до кризиса, связанного с пандемией, были крупнейшим потребителем нефти в мире, в то же время оставались одним из крупнейших импортеров. То есть, экспортируя, США еще и импортировало значительные объемы нефти.

На вывоз — легкая и сверхлегкая нефть, которая не находила особого спроса внутри страны, а на ввоз — сорта, которые подходили для переработки в США. При этом крупнейшим поставщиком нефти и нефтепродуктов является Канада, она занимает половину этого сегмента рынка США. А Россия и Мексика последние года два бьются за «почетное» второе место. При этом в месяц одна только Россия поставляла в США нефтепродуктов почти столько же, сколько страны ОПЕК вместе взятые.

«СП»: — Чем им так наши нефтепродукты понравились?

— Это благодаря «мудрой» внешней политике США. В рамках этой «мудрой» политики, они нашли Гуайдо, и объявили, что настоящий президент Венесуэлы именно он. А когда жители, власти Венесуэлы стали возражать, на эту страну были наложены санкции. Венесуэла расположена близко к США, нефть ее очень вязкая, тяжелая, и она очень подходила под те задачи, которые приходится решать американской нефтяной отрасли. И после санкций, наложенных на Венесуэлу, нефтяники США просто развели руками: а как теперь, где брать нефть подходящего нам свойства? И тут Россия — со своим предложением обеспечить мазутом США в любых объемах.

При этом, если мы посмотрим на статистику поставок нефти в США, то Россия окажется где-то на 7-й позиции. А вот в категории «нефть и нефтепродукты» мы сейчас соперничаем с Мексикой за второй место в поставках в США. С переменным успехом.

Тут предлагаю вспомнить, как США собирались взять на себя долю Мексики в подписании соглашения ОПЕК+, когда Мексика сказала, что не может сократить добычу на 400 тысяч баррелей, можем только на 100 тысяч баррелей урезать. А потом заявила — мы вообще будет добывать нефти столько, сколько сможем.

Угадайте, почему США тут же заявили о готовности взять на себя «отказные» мексиканские объемы? Если посмотреть на статистику поставок нефти из Мексики в США, то сразу ясно, что Штатам проще было прикрутить посильнее свою добычу, чем наращивать закупки у Российской Федерации и у других стран. А Мексика под боком и дает необходимый объем поставок.

Поэтому, если бы не этот «мудрый» ход с «президентством» Гуайдо в Венесуэле, вызвавший возмущение этой страны, и не последовавшие против нее санкции, Росси вряд ли удалось бы занять те позиции по поставкам нефти и нефтепродуктов в США, которые мы занимаем сейчас. Мы вырываемся на второе место. Для нас в этом есть большой плюс.

Российские НПЗ производят довольно большой объем мазута. И при этом к началу 2020 года были определенные беспокойства, связанные с ужесточением норм по Конвенция МАРПОЛ (Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов). Согласно этим нормам нужно было снижать содержание серы в выбросах морских судов. В этом плане поставки в СЩА являются достаточно хорошим рынком сбыта для этих избыточных объемов мазута. Так что, остается только сказать спасибо этой затее с Гуайдо.

По теме:  Буровая трансформация немыслима без искусственного интеллекта

«СП»: — Но внутренние цены на мазут, как и на нефть, привязаны к мировым ценам. А они уверенно пошли вверх. Что теперь ожидать российским потребителям этого нефтепродукта?

— Не думаю, что внутренние цены на мазут резко подскочат. Тем более, что применение мазута на внутреннем рынке в стране сокращается — за счет модернизации существующих мощностей по производству электроэнергии. Последние года три наше государство планомерно работает над повышением зависимости внутреннего рынка нефтепродуктов от внешних рынков. То есть, делает российскую экономику все более открытой для внешних торговых площадок.

Происходит это в рамках витка большого налогового маневра, за счет постепенного снижения экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты. В этом плане действительно растет зависимость цен внутри страны от цен вне страны. Но в то же время емкость внешних рынков ограничена. Это первый момент.

Второй момент — у государства все-таки есть ряд механизмов, которые можно использовать для сдерживания влияния внешних площадок на биржевые площадки внутри страны. И в этом плане, если произойдет резкий рост цен на мазут, то государство, допустим, может потребовать увеличения поставок этого продукта на биржу внутри Российской Федерации, с тем, чтобы просто увеличилось его предложение.

«СП»: — Как-то слишком просто выглядит…

— Это, как показывает практика, действительно, не универсальное решение, особенно оно не может считаться универсальным в условиях повышения открытости нашей экономики. Но, хоть что-то. Я бы все-таки обратил внимание на то, что цены на нефть хоть и поднялись, но параллельно с ними укрепился рубль. Это самый главный плюс, и самая главная надежда, которая позволяет более-менее оптимистично смотреть на будущее нашего рынка нефти. Для нас ведь важно не то, сколько нефть и нефтепродукты стоят в долларах, а для нас важно, сколько это стоит в рублях.

«СП»: — Точнее трудно сказать.

— Да. А цена в рублях зависит от курса. То есть, когда у нас и цены на нефть росли и рубли падал — вот было самое «замечательное». В бюджет заложено 3300 тысяч рублей за баррель, а цены достигали 6000 рублей за баррель. А 6 тысяч рублей за баррель — это означает, что налог на добычу полезных ископаемых окажется раза в два выше, чем прогнозировался.

Хорошо ли это для государства? Да, финансово-экономический блок правительства хлопает в ладоши и говорит: «Да, продолжайте!» А Минэнерго хватается за голову. Потому что здесь сталкиваются интересы финансовой и производственной сущностей.

В этом противостоянии и рождается наша объективно существующая экономическая реальность. В частности, укрепление рубля — это был позитивный шаг — очень правильный и своевременный. Другое дело, что с одной стороны рост цен на нефтепродукты на внешних площадках уже отыгран. То есть, цены на нефть и нефтепродукты, скажем, в Европе, увеличились, и это оказало некое воздействие на цены внутри России. И в этом плане ожидать каких-то резких скачков, тем более на мазут, наверное, не стоит.

Но есть одно забавное обстоятельство, которое создает риски для внутреннего рынка. Обстоятельства эти называются — межтопливная конкуренция на электроэнергетическом рынке Европейского союза.

В текущем году в ЕС вырос спрос на электроэнергию относительно 2020 года. А производство электроэнергии на ветровых электростанциях сократилось. И надо было за счет каких-то источников энергии этот спрос удовлетворять. Газ при этом начал дорожать. В то же время, газ и электрогенерацию стал теснить уголь, который хоть и дорожал, но не столь стремительно. А не все страны ЕС, благодаря своим «мудрым» политикам, обладают угольными электростанциями.

Некоторые из них, под аплодисменты и выпускания в небо шариков, наполненных гелием, свои угольные электростанции закрыли. Австрия, Бельгия и Швеция и другие страны продолжают сокращать объемы угольной генерации. Та же Германия, у которой при этом количество угольных электростанций еще довольно велико, и доля угольной генерации выросла с 30% сентября 2020 года до 37% в сентябре 2021 года. А доля газа при этом даже сократилась, потому что он стал очень дорогой.

Однако не у всех есть угольные электростанции, им приходится изворачиваться, использовать некие альтернативы. Так, в частности, в той же Швеции раскочегарили мазутную электростанцию, которая не работала уже долгие годы. Потому что они испытывают энергодефицит. В Германии растет производство электроэнергии на мазутных электростанциях. Но пока там еще не сложился избыточный спрос на этот ресурс, чтобы потянуть за собой цены так, что они ударят по ценам на мазут в России. Поэтому риск есть, но пока он в полной мере не проявился.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика