Писатель Владимир Попов: «Абхазский рай» держится на грузинской контрабанде

Писатель Владимир Попов: «Абхазский рай» держится на грузинской контрабанде

Предполагается, что в нынешний курортный сезон на пляжах Абхазии смогут побывать более миллиона россиян — выбор отдыха на море в этом году из-за коронавируса не столь велик. Республика, которая открыла границу с Россией ещё в феврале, готовится к наплыву гостей. Убрали парки и пляжи, подкрасили и подремонтировали «курортный фонд», извлекли из подвалов вино и мандарины, а в июне уже созреют алыча, черешня, экзотическая мушмула, вскоре и другие фрукты подоспеют. Солнце, как известно, оно и в Африке солнце, как и Чёрное море практически везде одинаковое. В общем, сплошной рай для отдыхающих.

Это внешняя картинка для туристов, которые кроме пляжей, рынков, озера Рица и дачи Сталина, ничего другого не видят, да и незачем что-то другое.

Тем временем Абхазия постепенно приходит в упадок и всё больше ветшает — нет инвестиций, нет развития и строительства. Москва Сухуму, конечно, помогает, но большей частью пенсиями тем, кто имеет гражданство, а привезти товар из России — нужно заплатить 33 процента налогов в общей сложности. Есть ещё граница с Грузией, где действует закон «Об оккупированных территориях», который ставит крест на любых торговых и экономических отношениях, но его действия «подтачивают» контрабандисты, а перевод в официальное русло в рамках свободной экономической зоны «Скурча-Горизонт» даже в самой Абхазии оценивают неоднозначно.

Как здесь развивается ситуация и какие перспективы у Страны Апсны для поднятия собственной экономики? Ответить на эти вопросы «СП» попросила писателя и журналиста Владимира Попова, автора дважды переизданной книги «Абхазский крест», который на днях вернулся из Абхазии. Там он, как выяснилось, не грелся на солнышке, а вникал в «закулисье» абхазской жизни.

«СП»: — Владимир Анатольевич, традиционно спрошу: как там, в Абхазии? Как в известной телепередаче, что там со скандалами, интригами, расследованиями?

— Начну с того, что вспомню как в начале марта нынешнего года в абхазской столице около двухсот человек, ведомых лидерами ряда общественных организаций, собрались на площади Свободы, и чуть было не ворвались в здание тамошнего парламента. Причиной брожения умов стал визит известных и влиятельных в Абхазии политика Бенура Квирая и предпринимателя Гиви Допуа в Тбилиси, на деловую встречу с грузинскими бизнесменами. За это абхазская оппозиция обвинила наших визитёров едва ли не в предательстве национальных интересов.

В частности, лидеры общественной организации «Общее дело», которая позиционирует себя как «третья сила», заявили, что такие поездки, мол, несут в себе колоссальные опасности для абхазского государства, а кроме того, никто не давал поручений Бенуру Квирая вести переговоры с властями Грузии.

Но, во-первых, это была действительно частная поездка абхазских бизнесменов к грузинским коллегам, и ни о каких «переговорах», да ещё с «властями Грузии» не может быть и речи. А во-вторых, нельзя не заметить, что за митинговой трескотней в центре Сухума как-то затерялось главное — а что, собственно, стало предметом обсуждения в Тбилиси?

«СП»: — Да, действительно, а что? На фоне не самых тёплых отношений Сухума и Тбилиси, такой визит может показаться, мягко говоря, странным.

— Мне довелось сейчас пообщаться с экс-помощником президента Абхазии Бенуром Квирая и достаточно известным в республике бизнесменом Гиви Допуа, поэтому в своих ответах я буду использовать их мнения по этому и другим поводам.

Так вот, тема была вполне конкретная — перевод контрабандной торговли с Грузией в официальное русло в рамках свободной экономической зоны «Скурча-Горизонт». По большому счёту, пусть неофициальные, но достаточно масштабные торговые отношения с Грузией у Абхазии были всегда, и продолжаются по сей день. Из Абхазии уходят сельхозпродукция — орехи, мандарины и так далее. Из Грузии везут промышленное оборудование, стройматериалы, текстиль и прочее.

Получается, что при всей внешней непримиримости между двумя республиками давно налажена многоуровневая схема контрабандной торговли. Даже секретарь Совбеза республики Сергей Шамба рассказал мне в интервью, что более 40 процентов товарооборота в Абхазии — это контрабанда из Грузии. Выгодно это организаторам теневого рынка? Очень.

Например, квадратный метр кафельной плитки на грузинской стороне стоит 350 рублей. На абхазской — уже 1650. Как говорится, почувствуйте разницу. И такая ситуация практически по всей номенклатуре товаров. По моей оценке, теневая коммерция «весит» примерно 3−4 миллиарда рублей в год.

Бенур Квирая предлагает сейчас в рамках свободной экономической зоны «Скурча-Горизонт» создать, например, терминал, где все товары, поступающие с грузинской стороны, проходили бы официальное таможенное оформление, продавались бы в розницу и мелким оптом с разумной наценкой. Людям — дешёвые качественные товары, бюджету — серьёзные поступления. Ведь при таком раскладе действительно заработанные миллиарды шли бы не в карман чиновников и вечных «оппозиционеров», а на пользу стране.

«СП»: — А почему нельзя с российской стороны получать промышленные и прочие товары? Почему Россия не может брать на реализацию те же орехи, воду, прочую сельхозпродукцию?

— Кому-то российско-абхазская граница кажется какой-то эфемерной, не настоящей. К сожалению, граница на Псоу более, чем «настоящая». Во всяком случае, во всём, что касается перемещения промышленных и прочих товаров. Любой товар из России — это НДС в 13 процентов, плюс по абхазскому действующему законодательству добавляется ещё 20 процентов налога, который идёт в республиканский бюджет. Итого — 33 процента. Любой товар становится неконкурентоспособным. Что касается абхазской продукции, с российской стороны выстроены такие препоны и рогатки, как будто Абхазия не дружественная страна, где, кстати, около 80 процентов населения имеют российские паспорта, а какое-то враждебное государство.

По теме:  Американский вице-адмирал предложил новый вариант применения стелс-эсминцев Zumwalt

К сожалению, так. Но вот интересная деталь — за все прошедшие десятилетия абхазские высшие чиновники и политики по большому счёту ни разу, что называется, не поставили этот вопрос ребром. Получается, элиту, абхазский истеблишмент устраивает такое положение дел? А едва Квирая и Допуа своим тбилисским вояжем обострили ситуацию — они обрушились на них, а не на ту же Россию, непродуманные действия которой, в общем-то, подталкивают местных предпринимателей искать альтернативные рынки сбыта своей продукции.

Кстати, не может не вызвать удивления, сколько, оказывается, в Абхазии «оппозиционных политических сил». Только в ситуации с гневными отповедями в адрес Квирая и Допуа выступили «Форум народного единства Абхазии», общественные организации «Аруаа» и «Абхазское народное движение», партия «Апсны»…

На какие средства существуют эти партии и движения? С какого стола крошки им перепадают? Уж не от щедрот ли контрабандных баронов формируются партийные бюджеты организаций, способных в нужный момент сымитировать якобы народное недовольство?

«СП»: — Очевидно, что Абхазия в последнее время проявляет всё больший интерес к контактам именно с Грузией. Насколько возможно сближение между странами, воевавшими между собой в начале 1990-х?

— Отмечу, что ещё одной важной темой в повестке встречи Бенура Квирая и Гиви Допуа с грузинскими бизнесменами было разблокирование закона Грузии «Об оккупированных территориях» в рамках свободной экономической зоны «Скурча-Горизонт». Напомню, что в настоящее время ни один инвестор — из Турции, России, Евросоюза, Соединенных Штатов не может зайти в Абхазию из-за этого закона, который автоматически обеспечивает смельчака довольно жёсткими санкциями со стороны тех же ЕС и США.

Что даст это разблокирование? По сути выход на международный рынок. Ведь в ходе диалога речь шла не о грузинских товарах — какого-либо производства там практически не осталось, не о грузинских потребителях — у рядовых грузин попросту нет денег. Но координатор переговоров с грузинской стороны, директор НПО «Ассоциация реформ Грузии» Паата Гаприндашвили заявил о готовности стать посредником в возможных поставках в Абхазию различных товаров, произведённых в Турции, европейских странах, а также в обеспечении поставок в Турцию и европейские страны абхазских нерудных материалов, сельскохозяйственной продукции, знаменитой природной воды.

Речь на встрече в Тбилиси шла о том, что в течение года НПО «Ассоциация реформ Грузии» как посредник готов был обеспечить закупку абхазской продукции на миллиард рублей. И если бы не абхазские лжепатриоты, Абхазия уже бы значительно продвинулись в реальном привлечении этих денег в свою экономику.

Но, оказывается, эти деньги сухумским чиновникам и «оппозиционерам» не нужны. Каковы же аргументы противников этого экономического проекта? Как следует из заявления «Общего дела», «исключенная из „Закона об оккупированных территориях“ территория СЭЗ „Скурча“ для международного законодательства, которое не признает факта признанности Абхазии, будет означать деоккупацию и возвращение грузинской юрисдикции на данную территорию».

Это дословная цитата, достаточно коряво написанная. На самом деле, шины грузовиков, доставивших контейнер с товаром на терминал в СЭЗ «Скурча-Горизонт», могут оставить на земле и асфальте Абхазии любые следы, но только не печать «возвращение грузинской юрисдикции». Это даже пресловутой абхазской козе понятно. А противникам легальной торговли с мировыми странами при посредничестве Грузии — нет.

«СП»: — Кстати, а кто входит в число абхазской оппозиции, протестующей на инициативы бизнеса о развитии торговли и экономики в целом? Понятно, что россиянам их фамилии ничего не скажут, но, как говорится, в познавательных целях.

— Одна из наиболее энергичных фигур здесь — бывший глава администрации Гальского района Тимур Надарая. На митингах он громче всех ратовал за то, чтобы были запрещены любые грузино-абхазские торгово-экономические отношения до тех пор, пока Грузия не признает независимость Абхазии. Однако, ещё в 2015 году он, что называется, «выбил» у тогдашнего президента Рауля Хаджимба разрешение на вывоз из Республики Абхазия ореха лесного, так называемой лещины, физическими лицами в коммерческих целях. То, что Тимуру Надарая эти «физические лица» довольно близки — Бенур Квирая не сомневается. И по его данным, объем торговли орехом здесь составляет около 2,5 миллиона долларов. Значит, когда кто-то в Абхазии кричит и требует не допустить экономического сотрудничества с «врагом» — он просто отсекает «конкурентов»?

Или вот ещё — Атгур Ардзинба. Экс-министр экономики хаджимбовского кабинета. Он что, будучи министром, не знал о теневой, контрабандной торговле с Грузией? Наверняка знал. А почему не боролся с этим явлением? Почему он так резко выступает против инициативы Бенура Квирая и Гиви Допуа хоть как-то вывести эту, уже сложившуюся торговлю в официальное, правовое поле? Не потому ли, что сам имеет, что называется, козырный интерес в этом деле?

Это, конечно, всего лишь предположение. Но вот какие в этой связи возникают вопросы — а, может быть, отцы-основатели контрабандной торговли с Грузией как раз и не заинтересованы в формировании легальной торговли с Грузией? И получается-то как хорошо! С российской стороны — дотации и пенсии, позволяющие населению худо-бедно держаться на плаву и, образно говоря, не помереть с голоду, а с грузинской стороны — контрабандные миллиарды, позволяющие самим жить вполне безбедно и даже припеваючи. Но, похоже, этой райской жизни для, так называемой, абхазской элиты приходит конец.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.