«Петровы в гриппе»: Снегурочка как травма образца 70-х

На елке у Кирилла Серебренникова

В основном конкурсе 74-го Каннского кинофестиваля, итоги которого уже подведены, состоялась премьера «Петровых в гриппе» Кирилла Серебренникова по роману «Петровы в гриппе и вокруг него» уральского писателя Алексея Сальникова, удостоенного нескольких литературных премий. История создания картины напоминает сюрреалистическое нечто. Съемки проходили по ночам, после того, как режиссер возвращался с судебных процессов по делу «Седьмой студии».

«Петровы в гриппе»: Снегурочка как травма образца 70-х

Семен Серзин — тот самый Петров. Фото: Сергей Пономарев

Черновую сборку фильма слили в Интернет, как утверждают, спецслужбы, и она в течение нескольких часов находилась в свободном доступе. Ради чего? Чтобы все убедились, на что способен Серебренников — точнее, что он ни на что не способен. Идея успехом не увенчалась, фильм все равно попал в каннский конкурс.

В создании картины принимали участие, помимо России, Франция и Швейцария. Сценарий написан самим Серебренниковым, представившим жизнь, на первый взгляд, самой рядовой семьи с простой русской фамилией Петровы. Муж, автослесарь, вполне интеллигентный, заболевает гриппом, постоянно кашляет, раздражая часть зрителей. Сыгравший Петрова актер Семен Серзин говорит, что кашлял больше, чем говорил, и иногда начинал верить в то, что заболел сам. Серебренников специально пригласил на эту роль «артиста с режиссерским сознанием», который за то время, что фильм рождался и ждал своего часа, успел дебютировать в кино как режиссер с картиной «Человек из Подольска». Интересно, что Семен Серзин родился в Мурманске, куда едут герои другой конкурсной ленты «Купе №6», созданной при участии России, и «вся эта хтонь беспросветная, полупьяная, темная, зимняя» ему близка.

Начинается все с переполненного троллейбуса, где собрался разнообразный народ, обсуждающий развал страны, Ельцина и Горбачева. Мерзкий старичок пугает маленькую пассажирку рассказом об Индии, где в семилетнем возрасте выходят замуж и занимаются кое-чем с мужем. Немолодая кондукторша, наряженная Снегурочкой, в колоритном исполнении непрофессиональной актрисы Марины Клещевой, доводит до абсолюта коллективную галлюцинацию. 

«Петровы в гриппе»: Снегурочка как травма образца 70-х

Юлия Пересильд — Снегурочка. Фото: Сергей Пономарев

Из общественного транспорта кашляющий Петров попадает в катафалк, которым управляет герой Николая Коляды, и путешествие по просторам русской жизни достигнет апогея.

Жена Петрова, в роли которой снялась Чулпан Хаматова, трудится в библиотеке. Но она тоже женщина с загадкой, обладательница сверхъестественных возможностей, маньячка. Ее глаза периодически наливаются кровавым огнем, и, достав большой нож, она нападает на мужчин, после чего стирает свое зеленое пальто, смывая следы преступления. Их сына сыграл семилетний на момент съемок Владислав Семилетков — ребенок с потусторонним взглядом, уже активно снимающийся в кино.

По теме:  Алек Болдуин застрелил оператора Галину Хатчинс: она родилась в СССР

У Петрова имеется внутреннее «я». Всегда есть с кем поговорить, чтобы потом прикончить его в себе самом. На эту роль приглашен музыкант и певец Иван Дорн. Рэпер Хаски сыграл покойника из катафалка, который и завершит этот странный фильм.

«Петровы в гриппе»: Снегурочка как травма образца 70-х

Юлия Пересильд и Юра Борисов. Фото: Сергей Пономарев

В голове застревает вопрос, заданный инфернальным героем Юрия Колокольникова: «У вас тут Чиполлино, что ли, сдох?» Действительно, все смердит. Фильм пульсирует, перескакивает от одного микросюжета к другому. Многое не складывается в голове. А трагически-прекрасное кино начинается ближе к последней трети картины, когда становится черно-белым. Его протагонистка Юлия Пересильд сыграла провинциальную девушку Марину, выступающую на детских елках Снегурочку. Сама актриса в школьные и студенческие годы выходила в этом образе. Теперь она участвует как Снегурочка в акциях благотворительного фонда для особенных детей. Но для ее героини это мука. У Марины есть одна особенность — она видит мужчин обнаженными. «Ну, здравствуй, Снегурка, два окурка» — вот такая она у Серебренникова. 

Елку конца 70-х реконструировали в подмосковном доме культуры, над которым время не властно. «Мир нашего детства было воссоздать непросто. Мне хотелось, чтоб он был не такой, как принято его сейчас делать — немного глянцевый и приторно-сладкий. Моя память хранит фактуру ткани моей рубашки из детского сада и даже запахи детства, прическу моей мамы, которая работала в школе», — рассказывает Кирилл Серебренников. Для него новогодние утренники как детская травма. В съемках задействовали детей, нарядив их в снежинок, медвежат, зайчиков  образца 1960–70-х. Зрелище получилось жутковатое. Но черно-белый финал свел все линии воедино, прошлое вторглось в настоящее и многое объяснило.  

«Петровы в гриппе»: Снегурочка как травма образца 70-х

Кирилл Серебреников и оператор Владисов Опельянц на съемочной площадке. Фото: Сергей Пономарев

  В фильме много однокадровых сцен, где герои перемещаются в пространстве и времени. По словам оператора Владислава Опельянца, это дает ощущение повышенной температуры, путешествия по закоулкам памяти. Видимо, это уловили эксперты Высшей технической комиссии Каннского фестиваля, отметившие операторское мастерство наградой. Опельянц использовал множество технических приспособлений, чтобы снять длинные планы, перемены в кадре без компьютерной графики.

Авторы фильма называют «Петровых в гриппе» теплой новогодней историей, современной «Иронией судьбы», и это может показаться странным. Хотя «Страна Оз» Василия Сигарева спустя пять лет после выхода такой и стала.  

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика