На «Архстоянии» сыграли концерт в доме-трубе и станцевали у пьяного забора

Русское погружение в личное

В этом году на «Архстоянии» особенно хорошо, очевидно, потому что заглавная тема — «Личное» — отыграна как по нотам. Каждый арт-объект располагает к медитации и погружению в себя, перформансы наталкивают на глубинную философию, а многочисленные концерты создают превосходную гармонию музыки и природы. Симфонию из дома-трубы, звучную импровизацию «зеленых человечков» у «Пьяного забора», глухой звон «Непроходимой чащи» и фортепианное соло в многодверной «Ротонде» слушал корреспондент «МК».

На «Архстоянии» сыграли концерт в доме-трубе и станцевали у пьяного забора

Перформанс у «Пьяного забора».

Фото: Мария Москвичева

Тема «Архстояния-2021» — «Личное». Навеяна она травмой от пандемии и самоизоляции и, по идее организаторов куратора фестиваля Антона Кочурника и его супруги, продюсера проекта Юлии Бычковой, должна помочь расставить все точки над «i» с самим собой.

Что такое русское идеальное? Труба! Идеально блестящая, отражающая окружающую среду, свисающая с обрыва, словно вот-вот упадет… Дом в форме огромной трубы построил для арт-парка главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. «Труба — символ, конечно, ироничный, но в то же время мощный. Через нее льются наши природные богатства — нефть, газ, и вот пришел русский архитектор и на русской земле построил Идеальную Трубу. Для меня это очень Личное…» — написал он о своей работе. «Русское идеальное», как любое качественное искусство, может иметь бесконечное число трактовок и метафор. Здесь есть над чем подумать — начиная от нефтяных труб, на которых держится современная Россия, заканчивая возможностями русской архитектуры, которая таки может дать фору западной, несмотря на то, что отечественное зодчество издревле связано с иностранными строителями (достаточно вспомнить наши главные скрепы — тот же Кремль с его Успенским собором). Лучше всего о русском идеальном думалось во время авангардного «аудиовизуального ритуала» под музыку композитора Николая Попова. Музыканты расположились рядом с домом-трубой среди растений, специально выращенных близ объекта, а скрипач и певица — прямо в ней, на балконе. В самой трубе создана аскетичная, но комфортная обстановка: деревянная обивка стен, кровать, стол, мини-кухня. Создатель дома Сергей Кузнецов первым обжил «Русское идеальное» и без вопросов пускал желающих поглядеть на личное пространство.

Куда ж несешься ты, Русь? — вспоминается вечный вопрос при взгляде на другой оригинальный объект от художника Владимира Наседкина, который построил «Пьяный забор». На первый взгляд ничего сложного — высокая покосившаяся набок стенка-рельеф, однако в этой простой, при этом авангардной форме вся соль русской жизни. «Россия — страна заборов». Угол наклона объекта символизирует образ России, «качнувшейся» то ли на запад, то ли на восток. Забор видят, а не рассматривают, поэтому его образ чист. Он ― идеальное ничто, из которого художник может создать свое «я», уверен автор, и он бесконечно прав. Осмыслять феномен забора, который меняет угол зрения на столь привычную вещь и при этом ничего не ограничивает, а напротив, только расширяет сознание, особенно приятно во время перформанса «Русская дорога». Вокруг объекта неровной походкой бродили музыканты в зелено-красных костюмах, стилизованных под фантастическое Средневековье, и играли на саксофоне, барабане и балалайке. Персонажи, напоминающие одновременно героев картин Питера Брейгеля и фильма «Кин-дза-дза», музицировали, ползали и шатались с кастрюлями и касками на головах. У одного было аж две головы (вторая, красная, росла из спины), а у другого голова казалась многоэтажной… Словом, не перформанс, а театр абсурда и сюра, который как нельзя кстати оказался у «Пьяного забора».

По теме:  В Школе современной пьесы рассказали историю одного педагогического допроса

Как найти свой личный путь? Опытным путем ответить на этот вопрос можно, прогуливаясь сквозь объект «Непроходимая чаща» молодого арт-дуэта художника-графика Василисы Прокопчук и IT-архитектора Евгения Брагина. В лесу они построили самую настоящую чащу из свисающих обтесанных веток. Пробираясь сквозь них, мы качаем ветки и создаем личную музыку, а главное, вдруг оказывается, что теория пяти чувств не верна. Помимо всем известных чувств каждый человек владеет внутренним чувством ориентирования в пространстве, доказывают художники.

Как открыть себя заново, погрузившись на самое дно? Об этом перформанс «Глубокие связи», который проходил в «Арке Бернаскони» — объекте 2012 года, находящемся на границе леса и поля. Перформер Владимир Берначенков, запутанный в многометровые сети, ходил по стенам и полу глубокого колодца лэнд-арт-объекта, и каждое его движение, неспешное и эстетичное, отзывалось эхом и треском (на ногах и на сети для этого были установлены микрофоны). Каждый желающий мог наблюдать за странным действом сначала сверху, а потом, спустившись по лестнице вниз, оказаться рядом с актером и представить себя на его месте.

Что мы храним в глубинах себя? Об этом выставка «Персонально» на полянке напротив «Арки Бернаскони», расположившаяся в десяти капеллах-шалашах, собранных из разных трав и веток деревьев. Каждый из авторов наполнил личным секретным свой шалаш. В одном мы находим ностальгию в виде колодца с рыбками, куда падают листья и хвоя. В другом можем воспринять архитектуру тактильно, встав босыми ногами на кусок гладкого розового мрамора, согретого лучами солнца. В третьем окуклиться, трогая странную полупрозрачную подвеску из стекла со свисающими нитями — это своеобразный тотемный образ, символ психологической защиты. Следующий шалаш тоже предлагает защиту — в виде металлической стенки с загадочными рисунками, за которую можно спрятаться от мира. А последний напоминает берлогу, заполненную вещами из секонд-хенда, где уж точно не хочется прятаться. Каждый персональный секрет художника гости шалашей трактуют по-своему.

Пройдя через все формы медитации, погружения в личное, нагулявшись по старым арт-объектам, занимающим огромную территорию, можно устроиться на сене у ротонды Александра Бродского с десятком разных дверей, откуда звучит необычная фортепианная музыка, и окончательно утонуть в природе, себе и искусстве. «Архстояние» самим фактом своего существования ломает стереотипы восприятия и бытования искусства, но в этом году на фестивале каждый мог прочувствовать феноменальность атмосферы максимально лично.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика