«Мусорная реформа» уперлась в фамилию, которую запомнил Путин

«Мусорная реформа» уперлась в фамилию, которую запомнил Путин

На одном из предновогодних совещаний с правительством, которое было посвящено стратегическому развитию и национальным проектам, президент России потребовал от главы Минприроды Александра Козлова объяснить, почему отсутствует проектная документация по ликвидации более 100 свалок. Этот разговор видела вся страна, поскольку федеральные каналы акцентировали внимание именно на этом фрагменте совещания.

«У нас до конца 2024 года необходимо ликвидировать 191 свалку в границах городов, из них 111 — до конца 2023 года. Но насколько мне известно, по 104 свалкам отсутствует проектная документация на их ликвидацию», — сказал Путин и спросил, кто конкретно занимается этим вопросом в Минприроды. В ответ министр перечислил фамилии трех сотрудников. «Из них кто основной-то, главный? Кто несет личную персональную ответственность за результаты работы?» — переспросил президент. Козлов ответил, что это его заместитель Мурад Керимов. «Хорошо, я услышал эту фамилию», — сказал Путин. Характер разговора напоминает знаменитые путинские фразы (типа: «врача надо вызвать» и «замучаетесь пыль глотать») и говорит о том, что в этой сфере назревает грандиозный скандал.

Козлов сообщил, что большинство регионов начали подготовку необходимых документов только в 2021 году, хотя федеральный проект реализуется уже три года. Поэтому из 104 проектов, которые упомянул Путин, до госэкспертизы дошел только 61, остальные еще разрабатываются. «Есть субъекты, в которых контракты на проектирование еще даже не заключены», — признался министр.

При этом в августе прошлого года вице-премьер Виктория Абрамченко сообщила, что несанкционированные свалки в российских городах ликвидируют на год раньше, в 2023 году. По ее словам, на начало 2021 года в России ликвидировано 86 объектов: 28 свалок и 58 объектов накопленного вреда. Общая площадь восстановленных земель составила 830 га, качество жизни улучшилось почти у 5 млн человек. Тем не менее, пока в России под свалки заняты 4,5 млн га — размер небольшой европейской страны, и эта площадь не уменьшается, а увеличивается.

Кроме того, периодически различные регионы России время от времени тонут в мусоре в буквальном смысле. Последний плачевный пример касается родного города президента — Петербурга, который в первые новогодние дни был завален горами бытовых отходов. Государственная жилищная инспекция Петербурга 3 января сообщила, что в ходе проверки выявила нарушения по 89 адресам из 400 обследованных. Главное нарушение — несвоевременный вывоз мусора, несвоевременная уборка контейнерных площадок. Возбуждено 19 административных дел на общую сумму штрафов свыше 2 млн. рублей.

А в чем, собственно, проблема-то? Как сообщили местные СМИ, с 1 января 2022 года система обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО) в Петербурге начала работу по новым правилам. Услуга по вывозу мусора из разряда жилищных перешла в разряд коммунальных. Ответственным за организацию вывоза и правильное обращение с ТКО на каждом этапе (обработка, обезвреживание, утилизация и размещение на специальных объектах) стал региональный оператор по обращению с ТКО. Целями реформы правительство Петербурга называет усиление контроля за перемещением твердых коммунальных отходов, прежде всего недопущение их поступления на несанкционированные свалки; увеличение доли отходов, направляемых на переработку и возвращение их в экономику в качестве вторсырья. Красивые слова, за которыми, возможно, стоит лишь чей-то меркантильный интерес и отсутствие реального решения мусорной проблемы. Заметим, ситуация не улучшилась до сих пор. В ночь с 11 на 12 января пожарные Петербурга 9 раз выезжали на тушение завалов мусора на улицах города. И город на Неве — не исключение.

Схожая ситуация во время новогодних каникул сложилась и в Костроме. Там тоже масса невнятных объяснений происходящего: якобы слишком много мусора выбрасывают жители, подрядчики не отправили мусоровозы и так далее. Опять некое ООО, которое отвечает за один из стратегических проектов — мусорную реформу и некие личности, которые эти ООО представляют… В проигрыше граждане, которые, как правило, исправно платят за вывоз ТКО и окружающая среда, которая страдает от отсутствия должной утилизации отходов. Аналогичная участь постигла в прошлом году Каспийск и Махачкалу — столицу Дагестана, кстати, родину того самого Керимова. Примеров масса. О том, что в каждом втором регионе отходы не вывозятся в срок, заявлял даже генпрокурор РФ Игорь Краснов, по оценке которого мусорная реформа в России проходит с системными нарушениями. Счетная палата охарактеризовала ситуацию в обращении с твердыми коммунальными отходами в России как неблагополучную, а реформу в этой сфере назвала безуспешной.

Согласно нацпроекту «Экология», рекультивировать землю, которая находится под 191 несанкционированной свалкой, изначально планировалось к 2024 году, но уже сейчас можно предположить, что этого сделано не будет. Больше того, число и площадь так называемых полигонов увеличатся, поскольку мусора становится все больше, и его надо куда-то сваливать. Ведь утилизировать и перерабатывать мусор мы, судя по всему, еще и не начинали.

Как мы помним, так называемая мусорная реформа идет в России уже три года, но положительные результаты ее найти очень сложно, особенно на бытовом уровне. В большинстве регионов они сводятся к ликвидации конкуренции в этой сфере, создания так называемых региональных операторов и введения повсеместной платы за обращение с твердыми бытовыми отходами, независимо от объема, качества и самого наличия этой «услуги». По всей стране собираются миллиарды рублей, а пользы стране от этих денег не видно.

Напомним, толчком к «реформе» послужили скандалы с мусорными полигонами, в частности в Московской области, где жители выходили на массовые акции протеста. Пришлось, как всегда, вмешаться лично президенту России. Тогда-то и было решено переходить на современные методы утилизации отходов, начать раздельный сбор мусора, строить мусоросжигательные и утилизационные заводы и постепенно ликвидировать мусорные полигоны.

Но, судя по всему, из этого плана реализовано немного. Главное, что сделано, так это был создан так называемый единый экологический оператор, который собирает плату за обращение с твердыми коммунальными отходами через свои региональные структуры, которые почему-то имеют форму ООО. Также принято законодательство, которое обложило практически всех владельцев недвижимости и бизнес налогом, по факту не имеющим ничего общего с услугой.

Как можно понять из разговора президента с министром природных ресурсов, к ликвидации мусорных полигонов еще и не приступали. Это и не удивительно, поскольку для этого нужна утилизация и использование мусора на основе его разделения, а также его сжигание на специальных заводах и электростанциях. Но как мы наглядно видим в Москве и других регионах, ни о каком раздельном сборе речь не идет, точнее остались одни разговоры. Даже там, где имеются соответствующие контейнеры, никакого разделения ТКО не происходит. Даже если жители и проявляют сознательность и бросают отходы в соответствующие емкости, они все равно затем сгружаются в один резервуар мусоровоза и отправляются на те же мусорные полигоны, в просторечии — свалки.

Ну о каком раздельном сборе можно говорить, если в крупных городах по-прежнему функционируют мусоропроводы, то есть трубы, по которым жители с верхних этажей бросают без разбора мусор вниз, в контейнеры. Робкое замечание Специального представителя президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергея Иванова о необходимости ликвидировать эти мусоропроводы не было услышано ни обществом, ни ответственными за реформу людьми.

Не удивительно, что плачевная ситуация с мусором слабо варьируется от региона к региону. Если раньше, используя конкуренцию, жители и бизнес могли хоть как-то влиять на качество сбора и вывоза мусора, то теперь все жалобы разбиваются о новое законодательство и упертость регионального оператора, главная задача которого, как можно судить, собрать не мусор, а как можно больше денег за его так называемое обращение. Если встает вопрос об оборудовании мест сбора мусора, их обслуживании, региональные операторы кивают на местные власти, которые по закону должны это делать. Но на это не всегда есть средства. В результате плата за обращение с ТКО взимается даже там, где мусор не собирается и не вывозится, поскольку нет соответствующих площадок. Достаточно заглянуть в соцсети, чтобы найти этому массу подтверждений. Люди крайне негативно оценивают ход так называемой мусорной реформы, хотя многие понимают необходимость ее проведения, хоть и не таким способом. В городах жалуются на нерегулярный вывоз мусора, в сельской местности к этому прибавляется еще и взимание платы за ТКО, независимо от того, есть ли сам мусор, живут ли люди, производящие этот мусор или нет.

«У нас площадка сбора мусора появилась под новый 2022 год. А плату за обращение с ТКО начисляют по квадратным метрам жилья с января 2019 года. У меня нет мусора, отходы со стола уходят в землю, работает септик, бумага сжигается в печке. Я не платил и не буду платить за ТКО, потому что это не услуга, а очередной налог с непонятными целями», — пишет Василий Петрович Д., житель Дмитровского района Московской области.

«Я не проживаю в моем подмосковном доме уже три года по состоянию здоровья. Дом стоит пустой и никого там нет. При этом от меня пенсионерки требуют заплатить по 800 рублей ежемесячно непонятно за что. Проживающих нет, мусора нет, а платить заставляют. Я предоставила справки о том, что прописана и проживаю в Москве и там плачу за вывоз мусора, но пересчет не делается. Получается, что я одна произвожу мусора на 1,5 тыс. в месяц. Это абсурд», — рассказывает владелица дома в деревне в Наро-Фоминском районе.

Если заглянуть на сайты региональных операторов в Подмосковье, то там можно увидеть длинные списки неплательщиков по услуге «обращение ТКО». Задолженности коммерческих структур как правило составляют десятки миллионов рублей. Из чего можно сделать вывод, что население и бизнес не испытывает энтузиазма по поводу оплаты так называемой услуги «обращение с ТКО», не считает ее справедливой и обоснованной.

Есть и знаковые судебные прецеденты. Верховный суд Российской Федерации, а также Московский областной суд, рассматривая дела на эту тему, строго напомнили так называемым экологическим операторам, что они обязаны пересчитывать плату за обращение с ТКО в случае, если владелец недвижимости и другие проживающие отсутствуют и не производят отходов.

А между тем, согласно поставленным целям, к 2030 году мы должны будем сортировать 100% отходов и снизить их захоронение в два раза. Для этого нужно заставить население сортировать мусор, собирать его раздельно, создать мощности по сортировке и утилизации. А еще надо обязать бизнес нести ответственность за утилизацию упаковки, ограничить использование пластика. Наконец, нужно организовать вторичное использование стеклянной тары, что с успехом делалось в Советском Союзе. Говорят, в нынешнем году что-то начнут предпринимать и в этом направлении. Но по факту, скорее всего на производителей навесят дополнительные утилизационные сборы, которые затем будут включены в цену товаров, за которые мы платим.

Короче, реформа сводится к увеличению платы за обращение с ТКО, а остальные и наиболее важные ее направления буксуют. И это в то время, когда, как говорят эксперты, Россия стоит на грани мусорного коллапса. По оценкам Счетной палаты, ежегодный прирост объема мусора в России уже превысил два процента. Если в 2010 году на свалки было вывезено 48 миллионов тонн твердых бытовых отходов, то в 2019 году эта цифра выросла до 65 миллионов тонн. За 10 лет прирост составил около 20%. Сейчас эта цифра перевалила за 70 млн. И если срочно что-то не предпринять, то такими темпами к 2050 году россияне ежегодно будут производить и выбрасывать свыше 100 миллионов тонн мусора.

По данным экологов организации Greenpeace, более 90% отходов в России по-прежнему идет на захоронение, то есть на свалки.

Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика