Миф о Сухаревской башне ожил в Центре Гиляровского

Снесенный по приказу Сталина легендарный памятник может быть воссоздан

Сегодня от знаменитой Сухаревской башни, которая некогда находилась в районе современного Садового кольца, остались лишь мифы. Но легенды эти столь загадочны и удивительны, а фотографии здания в стиле московского барокко столь романтичны, что фантом башни до сих пор не дает покоя москвичам.

Миф о Сухаревской башне ожил в Центре Гиляровского

Поэты слагают о ней стихи, а архитекторы предлагают варианты воссоздания здания, в котором некогда располагалась обсерватория сподвижника Петра I, которого называли колдуном и чернокнижником — Якова Брюса. О башне не раз писал и Владимир Гиляровский. К 165-летию автора книги «Москва и москвичи» в центре его имени открылась выставка, где мифы о Сухаревской башне оживают.

Центр Гиляровского, расположенный во дворе Столешникова переулка, соседствует с домом №9, где когда-то жил «король репортажа» Владимир Гиляровский. Именно там он сложил свои статьи разного времени в книгу «Москва и москвичи», до сих пор остающуюся бестселлером. Есть в ней немало строк, посвященной Сухаревской башне и площади, на которой она стояла.

Благодаря Гиляровскому мы сегодня можем представить в красках, какая жизнь кипела вокруг этого мифического строения в конце ХIХ века. Его очерки, письма и стихи, описывающие Сухареву башню и ее окрестности, стали стержнем новой выставки в Центре Гиляровского.

Впрочем, начинается проект, как положено, с истории здания. В арт-пространстве на деревянных стендах мы находим планы башни, старинные книги, фотографии, кадры кинохроники и уцелевшие фрагменты памятника московского барокко. Первая глава, историческая, получила название «Тело башни».

   Сухареву башню начали строить в 1692 году по указу Петра I. Строительство осуществлялось в два этапа по проекту выдающегося зодчего Михаила Чоглокова. В первые три года возвели два яруса, построили проездные ворота и две палаты с сенями. Над ними была сооружена башня с часами, а по углам сделаны четыре остроконечные башенки. 

Позже, в 1678-1701 годах, после возвращения Петра I из Европы, был надстроен третий ярус. Открытая краснокирпичная кладка, пышный белокаменный декор, парные окна с затейливыми наличниками и двуглавый орел, венчавший башню, стали символом места.

Башню прозвали Сухаревской в честь полковника Стрелецкого полка Лаврентия Сухарева, который помог юному царю удержать власть, когда его сестра Софья пыталась свергнуть младшего брата с престола.

После окончания строительства третий ярус башни занимала Школа математических и навигационных наук, которой руководил ученый Яков Брюс. Он оборудовал в одной из башен астрономическую обсерваторию, где, по легенде, собиралось тайное «Нептуново общество», возглавляемое Францем Лефортом.

Миф о Сухаревской башне ожил в Центре Гиляровского

Существует предание, что в основании башни Брюс спрятал «Черную книгу», способную дать неограниченную власть. Якобы с помощью этой книги Брюс создал немую девушку, которая прислуживает «чернокнижнику» за обедами и ужинами, а в конце дня она рассыпается цветочными букетами…

Впрочем, по мнению исследователей, на самом деле речь идет о лечебной книге на латыни, где содержались разные рецепты, а все легенды об ученом немце родились из-за того, что народ тогда мало понимал в науках и принимал исследования Брюса за колдовство.

 История башни насыщена разными событиями и поворотами. В ХIХ веке у Сухаревки образовался антикварный и букинистический рынок, который характерно описал Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи». Самый знаменитый эпизод звучит как анекдот: «Приносит дама к знакомым картину и показывает ее И.Е.Репину. Тот хохочет. Просит перо и чернила и подписывает внизу картины: «Это не Репин. И.Репин». Картина эта опять попала на Сухаревку и была продана благодаря репинскому автографу за сто рублей». 

По теме:  Федор Добронравов рассказал о продолжении «Сватов»

Миф о Сухаревской башне ожил в Центре Гиляровского

  В 1933 году было принято решение снести Сухареву башню, чтобы освободить дорогу для оживленного движения в этом районе. Еще в 1910-х звучали предложения пробить в арках башни дополнительные сквозные проемы, однако идеи не были воплощены в жизнь. Когда в 1930-х заговорили о радикальном решении, научная и художественная общественность выступила против и обратилась с просьбой сохранить уникальный памятник к Иосифу Сталину. Однако он не прислушался к Игорю Грабарю, Ивану Жолтовскому, Алексею Щусеву и многим другим, и распорядился снести башню. Письмо с таким решением от 18 сентября 1933 года можно найти в одной из витрин выставки.

Владимир Гиляровский застал снос башни – ее разбирали вручную постепенно. Сооружение буквально таяло на глазах. Сохранились зарисовки художников, запечатлевшие этот момент. Некоторые фрагменты башни отдали в Донской монастырь, где тогда задумали сделать музей под открытым небом. Другие попали в несколько музеев, в том числе, сохранились уникальные часы Сухаревки.

Москвичи с печалью наблюдали, как на глазах растворяется памятник, а знаменитый журналист писал дочери в 1934 году: «Жуткое что-то! Багровая, красная, Солнца закатным лучом освещенная, В груду развалин живых превращенная, Все еще вижу ее я вчерашнюю – Гордой красавицей, розовой башнею…». В том же году Гиляровского не стало.

Второй этаж Центра Гиляровского, где разместилась следующая «глава»  выставки, как раз посвящен поэтическому образу Сухаревской башни. Здесь можно найти цитаты из Лермонтова, Пастернака, Маяковского, Мандельштама, Вознесенского, посвященные памятнику, а также исторические книги с очерками о ней. Одни писатели воспевали ее образ, повидав ее в свое время, и помня ее реальный облик, другие обращались к мифу…

Миф о Сухаревской башне ожил в Центре Гиляровского

Глава «Образ башни» свидетельствует об острых фантомных болях, которые москвичи испытывали и испытывают до сих – Сухаревской башни не хватает на своем законном месте. Поэтому идея о восстановлении появилась довольно скоро – о ней заговорил в 1970-х годах главный архитектор Москвы Михаил Посохин. Были разные идеи. Например, поставить копию башни близ исторического места – в сквере неподалеку. С таким предложением в 1982 году выступили архитектор Павел Рагулин и инженер Петр Мягков. В 1986-м был даже объявлен конкурс на архитектурно-планировочное решение Большой Колхозной площади, как тогда называлась Сухаревская площадь.

Первую премию получил проект Юрия Герасимова и Петра Панухина, предполагавший воссоздание башни на старом месте. Исторический фундамент рассчитывали сделать доступным для обозрения. Для этого нужно было сделать под ним туннели для автотранспорта. Но идея так и не была воплощена в жизнь: слишком уж близко там расположены разные коммуникации, к тому же рядом находится метро.

Последний раз о воссоздании Сухаревской башни заговорили совсем недавно – в 2018 году, но идея опять же повисла в воздухе… Однако сам факт того, что к мысли о восстановлении Сухаревой башни постоянно возвращаются, свидетельствует о ее значимости и важности.

Миф о башне Брюса – как некая поэтическая скрепа – витает над городом и, быть может, однажды 80-метровый фантом снова обретет зримые формы…

Но пока башня остается мечтой, утопией, о которой мы помним во многом благодаря Владимиру Гиляровскому.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика