Из Брюсселя нам грозит НАТО. Стратегически…

Из Брюсселя нам грозит НАТО. Стратегически…

Над границей тучи ходят хмуро: страны НАТО пересматривают стратегическую концепцию альянса, чтобы противодействовать «агрессивным действиям» России с одной стороны, и «вызовам», которые бросает им Поднебесная — с другой.

Особенно достается Китаю: заседавшая накануне G-7 выпустила заявление, касающееся проблемы соблюдения прав человека в КНР и ситуации вокруг Тайваня (Тайвань — территория Китая, претендующая на государственный суверенитет — Авт.), Эти нападки Китай расценил как клеветнические, но неприятный осадочек, как говорится, остался. К тому же «большая семёрка» осудила Китай за нарушения прав человека в Синцзяне, потребовала оставить Гонконгу высокую степень автономии и заодно провести полное расследования причин возникновения коронавирусной инфекции Covid-19.

В роли буксира, протаскивающего идею пересмотра перенаправления внимание альянса на Россию и Китай, выступает президент США Байден собственной персоной:

«Союзники согласятся пересмотреть стратегическую концепцию НАТО, основу, которая будет определять подход альянса к меняющейся стратегической ситуации, включающей агрессивную политику и действия России, вызовы со стороны Китайской Народной Республики нашей коллективной безопасности, процветанию и ценностям», — говорится в сообщении на сайте Белого дома.

— Они уже давно имеют эти планы стратегической концепции, просто решили сейчас озвучить их на совете G7. По крайней мере разговоры об этом шли точно. — напоминает Андрей Островский, заместитель директора ИДВ РАН, руководитель Центра социально-экономических исследований Китая.

«СП»: — Если НАТО активизирует противодействие России и Китаю, то не приведет ли это к тому, что две страны последуют пословице: «враг моего врага — мой друг», и объединят усилия в противостоянии коллективному Западу?
— Нет, я думаю, что не приведёт. В этом году исполняется 20-летие договора о российско-китайской дружбе, 16 июля он будет автоматически продлён на 5 лет. Суть нашего договора не в том, что мы формируем какие-то блоки. Говоря понятным языком, обязательства таковы: если кто-то, например, блок НАТО, тронет Россию или Китай, то мы объединяемся соответственно против НАТО, или против страны, совершившей нападение.

Байден, который приехал на заседание G7 а после — на заседание блока НАТО, вероятно, заранее решил организовать мобилизацию G7 и 30 стран альянса, чтобы образовать единый фронт против РФ и КНР. Всё, что он делал в течении двух дней, уже произошло в неформальном блоке «все против России и Китая», но сейчас это было закреплено на официальном уровне.

«СП»: — То есть вы полагаете, что пересмотр стратегической концепции альянса на отношения России и Китая никак не повлияет?

— У нас какие были отношения — такие и останутся. Все мероприятия проходят в соответствии с основополагающим документом, договором о добрососедстве, мире и дружбе от 2001 года. Другое дело, что коронавирусные ограничения ограничивают взаимодействие между нашими странами, но как только они будут сняты — всё будет восстановлено в полной мере, — полагает Андрей Островский.

По теме:  Вьетнамское Soha: Истребитель Су-75 Checkmate на Ближнем Востоке может стать вызовом для израильской безопасности

— Когда говорят о соотношении сил, тем более на целом континенте, в данном случае евразийском, то начинают подсчитывать количество дивизий, ракетных установок и т. д., — говорит Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник, — Но в современных условиях военная сила не доминирует ни в политических процессах, в вопросах ведения войн. Да, сейчас продолжается совершенствование ядерного оружия, военной техники, но я убежден в том, что войны и против России, и против Европы, да и против всего человечества ведутся иными методами.

Сущность войн изменилась, они стали информационными, гибридными, в них все более активная роль отводится искусственному интеллекту. Такие войны могут вестись беспрерывно, и они куда более эффективны. Войны в привычном для нас понимании, конечно же, тоже ведутся, но скорее с целью вывить и уничтожить слой наиболее активных, решительных людей, а не для того, чтобы достичь каки-либо политических или военных целей. Так что, по большому счету, неважно, какие военные блоки существуют и против каких стран они направлены, — убежден генерал.

Отметим, что в аналитическом докладе «НАТО—2030», который должен стать основой новой стратегической концепции, Пекин получил статус «системного противника» западного общества. Это значит, что для противостояния с таким «грозным» врагом необходимо, несмотря на пандемию, поставившую европейскую экономику на край пропасти, сохранять военно-техническое превосходство, так что генсеку НАТО Столтенбергу опять придется выбивать из членов альянса немалые деньги.

И еще важный момент: Украина и Грузия, мечтающие о вступлении в альянс, упомянуты на саммите всего лишь как «ценные партнеры», а вопрос их возможного вступления в НАТО не будет обсуждаться, и сроки называться также не будут. Хотя в Грузии, к примеру, надеялись на то, что в Брюсселе будет оценен прогресс страны в рамках интеграции в Североатлантический альянс. Премьер Ираклий Габришили, общаясь с журналистами, высказался без обиняков: «Грузия добросовестно выполняет все договоренности и обязательства, и мы ожидаем, что это будет отражено и оценено должным образом. Мы ожидаем, что достигнутый нами прогресс будет оценен и получит должное отражение. Со своей стороны мы добросовестно выполняем все взятые на себя обязательства».

Но, похоже, чаянья грузинской политической элиты в очередной раз оказались тщетными: ведь для коллективного Запада гипотетические опасности явно предпочтительнее планов по расширению и укреплению своих рядов за счет неведомых, хотя и назойливых стран с большими и явно не решаемыми проблемами, в том числе территориальными.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика