И опять «Армата» на волнах?

И опять «Армата» на волнах?

В принципе, об этих кораблях уже говорили на наших страницах, и говорилось весьма яростно Климовым и Тимохиным. Собственно, фактически разделяя суть (но не накал страстей) статей, хотелось бы сделать акцент на несколько других вещах. Что обоснованно, поскольку каждый смотрит на проблему со своей стороны.

Проект 22386 критикуется давно. И, надо сказать, справедливо. Если взять и прочитать все критические статьи, то создается впечатление, что в руководстве флота вообще плохо представляют, что нужно флоту. А вокруг этого несчастного проекта 22386 и вообще столько копий уже сломано, что можно клипер построить.

И вот новая порция солярки в костер и без того неплохо полыхающий. И плеснул никто иной, как всем известный Алексей Рахманов, генеральный директор ОСК, Объединенной судостроительной корпорации. ОН в интервью «Интерфаксу» сказал, что корабль проекта 22386 может стать опытовым судном и вообще не войти в состав военно-морского флота России.

Позволю себе процитировать господина Рахманова.

«Если в рамках имеющегося нашего понимания на корвете будут применены современные технологии, то, собственно говоря, строительство его может затянуться до момента отработки этих технологий. А если принимать во внимание, что сам корабль может стать опытовым судном, тогда никогда. Оно будет бороздить морские просторы и отрабатывать новые технологии. Если это реально будет опытовое судно, то оно будет введено в эксплуатацию как опытовое судно».

Как-то знаете, в стиле незабвенного Виктора Степановича Черномырдина, правда? Понятно, что если проект достроят до корвета, то он станет боевым кораблем. А если станет опытовым судном – то боевым ему не быть.

Единственно, что не совсем понятно, это чем станет строящийся корабль. Вообще раньше Рахманов очень положительно отзывался о проекте корвета, рассказывая о том, что в ОСК владеют технологиями и обеспечены материалами для производства стелс-кораблей.

И вот – такой разворот… А как все красиво начиналось…

Впрочем, теперь можно смело сказать, что начиналось-то все как обычно в России. С очень громких заявлений и обещаний. И тот же Рахманов говорил, что в ОСК вполне овладели стелс-технологиями и корвет 22386 будет строиться по образцу и подобию американского «Замволта», не к ночи помянутого.

О том, насколько «Замволт» мог бы стать эталонным кораблем, разговор отдельный. Но вот в этом, пожалуй, с Рахмановым можно поспорить, причем, аргументировано.

Эскадренный миноносец водоизмещением 15 656 т и длиной 190 м имеет эффективную площадь рассеивания, как небольшой рыболовный сейнер. Это, конечно, достижение, которое нельзя не отметить. Однако, стоимость кораблей оказалась просто несусветной. 22,5 млрд долларов на строительство трех кораблей – это много. Безумно много. А если учесть, что после, с началом эксплуатации, проблемы посыпались, как крысы с тонущего корабля, то немудрено, что строительство последующих кораблей было заморожено.

И до сих пор командование флота США не может толком сообразить, как использовать эти корабли.

Судя по всему, совершенно такая же история начинается и с российскими «стелс-корветами».

Очень много рассказывалось, на основании каких технологий строятся корпуса кораблей. Средне-Невский судостроительный завод специализируется на производстве пластиковых кораблей противоминной службы, потому и технологии для 20386 соответствующие.

Как заявлялось, проект 22386 должен был получить новейшее радиопоглощающее покрытие, в результате чего корабль длиной 100 метров должен был бы отражать радиосигнал как небольшой катер.

И построить первый корвет должны были к 2022 году, заложив в 2016-м. 6 лет на постройку такого корабля – наверное, он довольно сложный в постройке. В США, например, на авианосец класса «Нимиц» три года уходило.

А показали модель корвета еще в 2015 году, естественно, на форуме. Точнее, на Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге.

Корабль не маленький. Длина 109 метров, водоизмещение 3400 тонн. Максимальная скорость согласно проекта 30 узлов. По идее должны были быть и новшества, подобающие новейшему кораблю, построенному в 21 веке.

Однако с самого начала даже модель вызвала удивление специалистов. Особенно компоновка вооружения.

Да, не практикуют в мире установку артиллерийских орудий позади пусковых установок. У пр.22386 100-мм АУ почему-то располагается за ПУ «Редут».

На этот счет уже было высказано столько, что повторяться просто не стоит. Далее. Установка противокорабельного ракетного комплекса «Уран», заметим, отнюдь не самого современного – нонсенс.

ЗРАК «Кортик» и два 30-мм автомата АК-630 – тоже не самая лучшая защита. Но лучше, чем ничего, потому что с «Редутом» пока все не очень красиво выглядит. Но АК-630 хотя бы полезны при необходимости расстрелять какую-нибудь мелкую цель типа пиратского катера. Другой вопрос – что забыл пиратский катер в водах Черного или Балтийского моря, или Северного Ледовитого океана?

По теме:  Новые вооружения для Белоруссии и выгоды для России

Вертолетный ангар, он же склад для сменного модульного оборудования. Да, проект 22386 создавался в ту эпоху, когда все смотрели за американскими литоральными кораблями «Фридомом» и «Индепенденсом» и некоторые умилялись продвинутостью модульной схемы вооружения.

И эти некоторые решили, что в новом российском корабле тоже должно быть все как у американцев. Модульно и заменяемо.

Между тем, американцы реально промучились со своими литоралами и их сменными контейнерами почти 20 лет и, как известно, отказались от этой интересной, но трудновыполнимой задачи. И модульные корабли прибрежной зоны потихоньку списываются и выводятся из состава флота.

А у нас? А у нас для начала нет модульного вооружения за исключением комплекса Club-K. Экспортного варианта «Калибра». На что менять эти модули – один из хороших вопросов.

Конечно, учитывая, что кораблик на 3 тысячи тонн строится вдвое медленнее, чем огромное корыто на 100 с лишним тысячи тонн («речь идет о «Нимице»), то да, за это время можно что-то выдумать.

Вот только стоит ли изобретать это модульно-контейнерное вооружение, если от него уже начали отказываться те, кто его придумал?

Дальше с вооружением тоже все не очень. Корвет одной из главных задач имеет задачу по поиску и уничтожению подводных лодок противника. Для этого корабли должны иметь гидроакустическую станцию и противолодочный вертолет. Две этих составляющих – минимальный поисковый набор для причинения подводной лодке максимальных неприятностей.

На корвете 22386 есть вариант размещения пусковых установок комплекса «Пакет-НК». О том, как и где будет размещаться гидроакустическая станция, обеспечивающая данными «Пакет-НК», внятных данных нет. Зато есть сведения о том, что на корабле может применяться гидроакустическая станция «Минотавр» или «Виньетка».

Буксируемая станция – это неплохо. Если позволяет силовая установка. А она как раз не позволяет нормально буксировать ГАС, потому что на пр.22386 решили сварганить очень своеобразную силовую установку. Экономичный и поисковый ход по замыслу авторов должны обеспечивать два электродвигателя АДР-1600В суммарной мощностью 4 400 л.с. Для буксировки «Минотавра» с надлежащей скоростью этого недостаточно.

Конечно, работу под М90ФР тоже никто не отменял. Но возникает вопрос необходимости этих маломощных электромоторов, неспособных дать кораблю требуемый ход.

Вертолет Ка-27ПЛ, конечно, новой техникой назовет только самый закосневший оптимист. Но даже эта машина не может получить постоянную прописку на борту. Есть сложности с эксплуатацией подпалубного ангара для вертолета.

В целом, вроде бы как корабль новый, с кучей новых технологических решений. Но – оказались не готовы. Все эти неотработанные решения вызывали и продолжают вызывать задержки по достройке корабля.

А цена корабля продолжает расти. На сегодняшний день пр.22386 уже обошел по затратной части корабль проекта 22385 «Гремящий», который, по оценке экспертов, намного лучше вооружен и оснащен. «Гремящий» обоше5лся казне в 22,5 млрд рублей, а стоимость доведения до ума пр.22386 оценивают в 40 млрд рублей.

В итоге корабль выпихнули с верфи и теперь начинаются размышления в «замволтовском» стиле. Уже понятно, что такой дорогой корабль в серии не нужен. И отсюда родилось решение о переведении его в опытовое судно.

Почему получилось именно так? Многие говорят о том, что пр.22386 стал заложником непомерных амбиций своего создателя, известного теоретика кораблестроения, профессора Игоря Захарова. Так получилось, что в конце своей деятельности Игорь Григорьевич очказался в кресле вице-президента ОСК. А бывший главком ВМФ Виктор Чирков (большой поклонник американских модульных кораблей) стал главным советником президента ОСК.

В итоге появился этот корабль. Абсолютно недееспособный, копирующий принципиально американские корабли, которые признаны неудачными и судя по всему, которые будут выведены из состава флота.

Будет ли этот корабль, который получил имя «Меркурий» в честь героического брига доведен до кондиции – сказать сложно. С одной стороны, «крестным отцом», можно сказать, был Путин, так что процесс вливания сумм может продолжиться. Примерно с теми же шансами на успех.

Возможно, что перевод «Меркурия» в опытовое судно позволит спасти некоторую часть затраченных 30 миллиардов рублей. Некоторую, потому что никакими экспериментами и проверками не окупить таких затрат.

Американский «Замволт» оказался совершенно непрактичным и дорогостоящим кораблем. И теперь три построенных эсминца ожидают решения своей участи. Судя по всему, его российский последователь (а некоторые поспешили окрестить пр.22386 российским «Замволтом») ожидает примерно та же участь: переварив бюджет быть тихо и бесславно списанным.

Не все, что задумывается в США, можно восторженно копировать.

Автор:Роман Скоморохов
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика