Горячая кровь: Севастополь показал Кавказу, как детей делать надо

Горячая кровь: Севастополь показал Кавказу, как детей делать надо

Ни Москва и Петербург с их многонаселенным населением и лучшими, как считается в России условиями жизни, а Севастополь решит одну из самых острых на сегодня проблем в стране — демографическую. Такой вывод следует из данных исследования, проведенного РИА «Новости».

Согласно этому исследованию, рождаемость в Морской столице Крыма увеличилась за минувший год на 6,46%. Больше, чем в любом другом регионе. В занявшей второе место во всероссийском демографическом рейтинге Ингушетии, прирост населения за счет новорожденных деток составил «плюс» 5,2%. Дальше следуют Чечня (4,5%), Тюменская область (4,41%), Ленинградская (3,88%) и Московская (3,84%).

Нельзя не порадоваться за севастопольцев: ещё недавно рождаемость в их городе только падала.

В 2018-м году, например, родилось 4424 ребеночка — на 351 меньше, чем в 2017-м. Из-за чего соответствующий коэффициент снизился на 9%. Как объясняли тогда местные чиновники департамента здравоохранения, все дело в «оттоке из города трудоспособного населения». С чем люди сведущие согласиться не могли. Ведь вскоре после возвращения города-героя в состав РФ, туда буквально хлынул народ из материковой части нашей страны. Начиная с военных моряков, бизнесменов и заканчивая теми, кто приглядел себе «домик у моря» по сходным тогда ещё ценам. Не менее 72% всех покупателей жилья стали именно приезжие из разных концов России граждане.

Бывший в то время губернатором Севастополя Дмитрий Овсянников чуть позже скорректировал причину падающей рождаемости переживающего ренессанс черноморского города. Виноват, по его словам, был… процент. Который «падал потому, что росла численность населения». А сомневающимся господин Овсянников напомнил, что «при Украине было ещё хуже». Действительно, все двадцать с небольшим лет пребывания под властью Киева, население Севастополя неуклонно убывало, приблизившись в 2013-м к уровню 1970 года — 340 000 человек. Расти эта цифра начала после 2014-го, преодолев к началу нынешнего года отметку в полмиллиона, это больше, чем в крымской столице Симферополе (336,5 тыс.чел.).

За счет чего рванула демография Белокаменного города, как называла его российская императрица Екатерина Вторая. Благоприятный ли климат тому причиной? Но горный кавказский как минимум не хуже.

Может, затяжной ковидный карантин с его жестким режимом самоизоляции? Демографы ожидали после него всплеска рождаемости по всей стране. А уж на юге, с его теплыми ночами, морским бризом и навиваемым им романтическим настроение, сам Бог, как говорится, велел! Да и чем, в самом деле, заниматься любящим друг друга людям, запертым в четырех стенах, как не сексом?

Уже в нынешнем январе должны были родиться дети, зачатые в начале пандемии. Родилось в целом в России 106,6 тысячи — на 12 тысяч меньше, чем за тот же период 2020 года…

Нынешний севастопольский голова Михаил Развожаев уверен, что существенный прирост численности населения в нем связан в первую очередь с развитием города. «Решены или активно решаются базовые инфраструктурные вопросы с энерго- и водоснабжением, здравоохранением и образованием, активно вводятся социальные объекты и жилье, идет благоустройство общественных пространств, — заявил он. И уверенно заключил: «Севастополь хорош для жизни и работы. Именно с этим связан высокий прирост его населения».

Дальше все как водится в чиновных кругах: «сладкая лапша» губернатора для ушей масс о «большом внимании власти к проблемам материнства и детства, введения регионального материнского капитала т.д., и т. п.

Что там говорит Михаил Развожаев о здравоохранении — развивается? Жители это не подтверждают. Вот что сказал корреспонденту «СП» Анатолий Безденежных, давний приятель моей близкой подруги из Евпатории, коренной крымчанин. В 1990-х он окончил в Севастополе технический вуз, работает инженером на местном заводе. У него двое детей: старший студент, младший старшеклассник.

По теме:  В Москве простились с президентом факультета журналистики МГУ

— Младший сын у меня не очень здоров, к сожалению, с малых лет по врачам да больницам, — вздыхает он. — К 15 годам несколько окреп, но все равно надо регулярно проходить обследование, принимать лекарства. В районной поликлинике, казалось бы, не должно возникать проблем с записью. Приемы-то плановые. Но нет, сидим часами в очередях или у компьютера, в ожидании свободных талонов к специалистам. Да и талон не гарантия, так как врачей не хватает. Мне наш с сыном ортопед недавно прямым текстом сказал, чтобы шли в платную клинику. Там совсем иной, более высокий уровень медицины.

«СП»: — Пару лет назад крымский министр здравоохранения в интервью официальному изданию правительства РФ хвастался, что в Крым прибыла «большая группа молодых выпускников российских медицинских вузов, с их прибытием все вакансии на полуострове будут закрыты»…

— Знаю я эту историю. Из той «большой группы» в госучреждениях работает сейчас меньше десятка специалистов. Остальные разбежались по частным клиникам, элитным пансионам и санаториям. За ту смешную зарплату, что получают наши врачи с медсестрами, не каждый согласится работать. Особенно в курортный сезон, когда рабочий день растягивается почти на сутки. Как у наших «скорых», например.

«СП»: — Но что-то же стало сейчас лучше в Севастополе? На сайте городского правительства немало сообщений о ремонте дорог, дворовых территорий…

 — И зачем мне «красивый» двор, если, обращаясь в поликлинику за бесплатной, по ОМС помощью, меня отправляют к платникам? А на лекарства ребенку трачу больше трети своей зарплаты?

Среди жителей Крыма немало тех, кто переехал сюда из-за детей. Здешние санатории, морские и песочные ванны благоприятны для лечения многих заболеваний. В Севастополе же по традиции преобладают военные семьи. С жильем и с медицинской помощью у большинства все в порядке — спасибо Минобороны РФ. Что, как оказалось, не дает гарантии беспроблемной жизни и, как следствие, возможности содержать большую семью.

— Мы с мужем планировали перед свадьбой как минимум трех малышей, — сказала 33-летняя Роксалана Малюта, жена капитана 2-го ранга. — Расписались шесть лет назад, спустя месяц после возвращения Крыма в Россию. Думали, теперь заживем! Но в первые годы после воссоединения было очень суетно — переходный период, переоформление документов и т. д. А сейчас я все чаще ловлю себя на том, что не потянуть нам троих ребятишек.

В детские сады — очереди. Да и не во всякий садик можно отдать своего малыша, есть такие, по которым ремонт плачет не первое десятилетие. Со школами примерно та же история. Как и с летними лагерями… В общем, на сегодня в нашей семье, где бабушек и дедушек, увы, нет, один ребенок — пятилетняя дочь.

«СП»: — Рост материнского капитала, сумма которого в нынешнем году приблизилась к полумиллиону рублей на каждого ребенка, вас не вдохновляет?

— Маткапитал это хорошо. Но одного его мало. Да и не так уж он велик, учитывая постоянный рост цен и тарифов. Когда моя дочь подрастет, этих 500 тысяч ей на учебу вряд ли хватит…

Не все земляки Роксаланы столь критичны. Немало найдется среди них тех, кто не считает житейские трудности препятствием к рождению потомства. Были бы, говорят, в семье совет да любовь, остальное приложится. За счет них да переселенцев из других регионов России и «выскочил» нынче Севастополь в «чемпионы по рождаемости».

Но подобных им в России все меньше. Проблемы с работой, жильем, карьерой вынуждают молодежь откладывать «детский вопрос» на «потом». За последние десять лет средний возраст матери первенца достиг у нас 26 лет. А кто-то сразу «закрывает тему», предпочитая жить «для себя». На Западе это модно. Приверженцы теории чайлдфри (свободные от детей) там вроде новых апостолов. Мода оказалась заразной.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика