Русь Горящая

Русь Горящая

Тема «горящие памятники архитектуры» помимо нашей воли становится на «Свободной Прессе» рефреном безысходности. Месяц назад был материал о том, как в Касимове Рязанской области уничтожило огнем дом Барковых XIX века. Памятник федерального значения сгорел до каменного основания — только шесть колонн и ворота остались стоять на берегу темной Оки. А теперь в Ленинградской области осталось пепелище на месте красивейшего дома Пименовых-Шараповых.

Это была усадьба XIX века: уникальная башня-маяк, мезонин, фасады лазурного и белого цветов. Объект культурного наследия регионального значения. Как сообщается на телеграм-канале «Архитектурные излишества», в историческом здании был расположен один из корпусов (административный) детского пульмонологического санатория. По предварительной версии, пожар возник из-за короткого замыкания проводки в компьютерном классе. Пострадавших, кроме архитектурного облика России, слава богу, нет.

Подобные материалы стоит объединять в рубрику, потому как эти заметки не могут присовокупляться к разряду безликой газетной сводки. Невозможно повторять из статьи в статью, что «мы только на словах ратуем за свое великое прошлое, а на деле — все это популизм и наплевательство, преступная халатность». Не хочется скатываться в либеральную паранойю, которая еще никакой пользы никому не принесла, или опускаться до банальных «а вот в Германии живут же люди — все могилы в цветах». Попытаемся разобраться в причинах такого положения дел.

Главный редактор проекта «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов, комментируя пожар в Ленинградской области, говорит о том, что проблема с сохранением памятников архитектуры в России носит системный характер:

— Этот пожар лишний раз показал, «осветил» таким печальным образом проблему десятков деревянных усадеб, которые в России зачастую находятся в плачевном состоянии. С одной стороны, есть множество усадеб — их примерно 500−600, которые не восстанавливают. Это те усадьбы дворянские, купеческие, просто особняки в центральных областях, на которые государство или инвесторы пока не обращают внимания. А есть существующие усадьбы, во многих из которых расположены либо дома престарелых, либо психоневрологические интернаты, либо противотуберкулезные санатории. И там зачастую не все в порядке с проводкой, с коммуникациями. Многое застряло на уровне середины двадцатого столетия.

Кто отвечает за сохранение памятников?

Стоит разобраться: почему в России, которая основным объектом своей гордости сегодня сделала славное прошлое, с такой легкостью относятся к безвозвратной утере уникальных жемчужин русской архитектуры? Ни вам сюжетов в итоговых новостях на федеральных каналах, ни гомона в Госдуме, ни борцы за «традиционные ценности» не бьют тревогу. Заботятся об этом только активисты и авторы тематических блогов, которые, впрочем, мало чего добиваются своими критическими материалами, а зачастую и просто делают себе имя на этой фронде. А кто же должен заниматься архитектурным наследием по закону?

Согласно Статье 16.1. Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 22.12.2020) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»:

«Собственник или иной законный владелец выявленного объекта культурного наследия обязан выполнять определенные пунктами 1−3 статьи 47.3 настоящего Федерального закона требования к содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия».

А именно:

— осуществлять расходы на содержание объекта культурного наследия и поддержание его в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии;

— не проводить работы, изменяющие предмет охраны объекта либо ухудшающие условия, необходимые для сохранности объекта культурного наследия;

— обеспечивать сохранность и неизменность облика и так далее.

В законе вовсе не написано, что владельцы обязаны любить русскую старину. А сохранить подобные памятники с формальным подходом просто невозможно. Потому что реставрировать их и поддерживать в подобающем состоянии — крайне дорогое удовольствие. Это вам не дачу сайдингом отделать. Тут нужны соответствующие материалы, нужны специалисты — гастарбайтеры с такой работой не справляются, требуются квалифицированные кадры. Нужно устанавливать и оплачивать системы пожарной безопасности.

А что потом делать с такой реставрированной жемчужиной? Пускать туристов по 200 рублей за билетик (школьники бесплатно)? Если не окунаться во всепоглощающее пропагандистское лицемерие, какие финансы на содержание таких зданий могут быть у условного детского пульмонологического санатория или какого-нибудь другого учреждения? И главное, какой интерес? Что грозит собственникам, если ухаживать за объектами они не могут или не хотят?

Возвращаемся к Федеральному закону от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 22.12.2020) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»

Статья 23. Исключение объекта культурного наследия из реестра (в ред. Федерального закона от 29.12.2006 N 258-ФЗ):

    Исключение объекта культурного наследия из реестра осуществляется в случае полной физической утраты объекта культурного наследия или утраты им историко-культурного значения.

Нет объекта — нет мороки, по большому-то счету. Да, пострадали в этом пожаре в Ленинградской области материальные ценности (компьютеры, мебель). Но речь о другом: изначально для методичного обеспечения сохранности подобных зданий в России условий нет.

Павел Гнилорыбов видит решение проблемы в изменении правил владения и пользования памятниками архитектуры:

— Наверное, должна существовать какая-то государственная программа, тенденция по выводу подобных объектов из исторических зданий. Так будет лучше и архитектуре, так будет лучше и людям, которые получат более приемлемые условия для содержания. А в таких домах, освобожденных, нужно делать либо музей, либо опять же приватизировать их под какие-то цели частных лиц, вплоть до возможности проживания. Только так можно решить эту проблему, она есть у нас. Каждый год в России погибает порядка трехсот исторических зданий. Из них какая-то часть — это пожары. Из этих пожаров какая-то часть — подведомственные государству социальные учреждения.

Добавлю от себя: нужны меценаты, нужно внимание СМИ, нужны фонды сохранения и главное — охраны памятников. Почему бы не придумать для этого специальную структуру? Чтобы не распихивать особняки XIX века под дома престарелых, опасные и некомфортные. Ведь старые дома и старые одинокие люди — это наши ценности?

Вот семья — это традиционная ценность, в Конституции прописали: дети там, мама, папа — все честь по чести. Я «за». Но куда вы будете водить своих детей, чтобы воспитывать в них уважение к родине, к истории? В торговые центры? Недолго ваши «традиционные ценности» продержатся, товарищи. Рональд Макдональд и киношечка с попкорном — не по части патриотизма. Дети обычно подражают взрослым. И какой пример мы им подаем этим равнодушием к старине?

Не найдется у нас пока и десятка меценатов, которым важна наша архитектура. Нет, у нас принято приобретать футбольные, баскетбольные клубы да современное искусство пачками скупать. Чтобы «как на Западе». Как и кому объяснить-напомнить, что в конце 80-х тоже все хотели «как на Западе». И такая логика привела к развалу страны.

Источник

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Яндекс.Метрика users online