На острие противостояния: БЛА против ПВО

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Источник: facebook.com / Shushan Stepanyan

Статья «Беспилотные «рои» готовятся к бою» вызвала большой интерес. Однако в ней были поставлены только некоторые вопросы. Комплексное же рассмотрение тематики требует вскрытия проблем противостояния ПВО ꟷ БЛА, а также организации НИОКР.

Данная статья посвящена противостоянию ПВО ꟷ БЛА (без излишней детализации в историю боевых БЛА). С учетом открытого характера статьи и остроты проблематики остановимся только на ключевых моментах.

Изначально, активное развитие беспилотных летательных аппаратов (БЛА) на Западе было вызвано (еще в 30-х – 40-х гг. прошлого века) не задачами «поля боя», а поиском средства качественной подготовки расчетов ПВО. Здесь уместно вспомнить случай таких учений в Великобритании. Непосредственно перед Второй мировой войной, когда инспектируемые средства ПВО (до этого успешно «дырявившие» буксируемые за самолетами конусы-цели) не смогли сбить радиоуправляемую мишень (причем с довольно скромными характеристиками). Произошло это в присутствии Уинстона Черчилля, и меры по резкому усилению боевой подготовки были приняты немедленные и жесткие. К войне англичане успели.

Вьетнам

Летом 1965 года СССР поставил Северному Вьетнаму первые дивизионы ЗРК С-75. После чего спокойная жизнь во вьетнамском небе для авиации США закончилась.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Горящий F-105 через несколько мгновений после попадания ЗУР комплекса С-75, Вьетнам.
С учетом умелых и нешаблонных действий расчетов ПВО (как советских, так и вьетнамских) попытки «силового пролома» ПВО большими группами самолетов заканчивались для США большими потерями. Нужны были «иные решения», одним из которых было использование средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), активно применявшиеся еще во время Второй мировой войны.

Однако получение необходимых разведывательных данных по вьетнамским ЗРК (для их подавления средствами РЭБ) столкнулось с серьезными проблемами. РЛС ЗРК включались на очень короткое время, используя данные дежурных (работавших в другом частотном диапазоне).

Использование классических самолетов радиотехнической разведки (РТР) в этой ситуации было малоэффективным. Необходима была качественная запись сигналов РЛС ЗРК и радиовзрывателя ЗУР непосредственно в процессе поражения цели (и всей циклограммы боевой работы ЗРК). Сделать такое могли только дроны.

ВВС и флот применяли их с конца 30-х гг. для отработки средств ПВО. Однако крайне сложными техническими проблемами стали минимизирование необходимого бортового оборудования РТР для установки на БЛА, а также обеспечение высокоскоростной передачи данных разведки на специальный самолет.

В ходе напряженной работы масса станции РТР была уменьшена почти в десять раз. И (хоть и с рядом затруднений), но она смогла быть размещена на БЛА Ryan Aeronautical 147.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

БЛА Ryan Aeronautical 147.
Высокая техническая сложность всей системы приводила к многократным неудачам. Но 13 февраля 1966 года все изменилось. Уничтоженный ЗРК С-75 БЛА Ryan Aeronautical 147E успел получить и передать весь необходимый объем информации.

Немедленно была начата доработка БЛА под экспериментальный образец станции активных помех (модификация БЛА Ryan Aeronautical 147F), которая хоть и с огромным трудом, но все-таки поместилась на небольшом дроне. С июля 1966 года Ryan Aeronautical 147F совершил несколько полетов над Северным Вьетнамом и не был сбит, несмотря на применение по нему более 10 ЗУР ЗРК С-75.

В самые кратчайшие сроки на базе станции активных помех дрона была сделана станция AN/APR-26 с массовым оснащением ею самолетов. Результат этой работы наглядно демонстрирует следующее: если в 1965 году на один сбитый американский самолет приходился расход 4 ЗУР, то к 1967 уже ꟷ около 50 ракет.

Примечание: Такое «обнуление» эффективности ЗРК С-75 вызвало немедленную реакцию в СССР, с проведением необходимых доработок (в т.ч. прямо в джунглях Вьетнама), с соответствующим увеличением эффективности ЗРК. Соревнование «щита и меча» продолжалось.

Говоря о периоде Вьетнамской войны, необходимо отметить и то, что еще в 1971 году в США был осуществлен первый в мире запуск управляемой ракеты класса «воздух-земля» с борта БЛА BGM-34 Firebee. Однако тогда это было слишком сложно и малоэффективно. Время таких БЛА наступит только через 30 лет.

Ближний Восток

В ходе войны Судного дня в 1973 году израильская сторона имела 25 БПЛА (мишеней) MQM-74 Chukar и активно применяла их в ходе боевых действий на провоцирование «работы на себя» арабских средств ПВО (для их вскрытия и уничтожения при необходимости). Все они были потеряны в ходе боевых действий, но свою задачу выполнили.

Их применение дало мощный импульс к созданию в Израиле своих БЛА, причем в самом разном облике и во многих вариантах применения. С учетом того, что страна непрерывно воевала, вопросы их боевой эффективности были во главе угла.

Необходимо особо отменить, что впервые в мире создание наземных пусковых установок противорадиолокационных ракет (ПРР) было осуществлено для обеспечения их максимально скрытного и внезапного применения по радиоизлучающим средствам ПВО. Формально, это были ракеты, т.е. «вроде бы не дроны». Однако следует учитывать, что вопрос «юридического разделения» категории ракет и БЛА до сих пор является дискуссионным. И например, отечественными специалистами американские дальние ударные БЛА рассматривались как нарушение «ракетного» договора по РСМД.

Кроме того, из опыта применения первых комплексов «земля-земля» с ПРР в конце концов появился (уже в XXI веке) и первый массовый БЛА-камикадзе Harpy компании Israel Aerospace Industries.

Высшей точкой противостояния ПВО и летательных аппаратов (как пилотируемых, так и БЛА) стало уничтожение системы ПВО (19 из 24 развернутых дивизионов ЗРК в районе 30 км по фронту и 28 км в глубину) сирийцев в долине Бекаа 9 июня 1982 года (операция «Арцав»).

Решающую роль в операции сыграли БЛА, выполнявшие задачи:

— разведки и наблюдения (в т.ч. с относительно малых дистанций от ЗРК за счет применения малозаметных стеклопластиковых БЛА Mastiff);
— ведения радиотехнической разведки;
— радиоэлектронного подавления средств ПВО;
— имитации ложных целей.

Наземные пусковые установки Keres обеспечивали внезапное и максимально скрытное уничтожение радиоизлучающих средств ПВО ПРР AGM-78.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Пусковая установка Keres ПРР AGM-78 и пораженная ею боевая машина ЗРК.
Имея полную информацию по системе ПВО (в т.ч. по замаскированным ЗРК), израильтяне дезориентировали ее помехами и ложными целями, внезапно выбили дежурные ЗРК ПРР AGM-78 комплексов Keres и в течении всего дня добивали (фактически самую мощную по плотности средств ПВО группировку в мире) ударами авиации.

Разгром группировки ПВО (хорошо показавших себя в предшествующей войне) сирийцев был полный, и имел далеко идущие военные и политические последствия.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Сбитый сирийской артиллерией БЛА Mastiff. Источник: Национальная оборона, oborona.ru
С появлением новых ЗРК тактика их разведки «провоцированием» работы на БЛА продолжала работать. 6 декабря 1983 года над Ливаном ЗУР ЗРК С-200 были сбиты 3 израильских БЛА BQM-74.

«Буря в пустыне»

В ходе войны в Персидском заливе в 1991 году США применили для разведки средств ПВО 44 БЛА BQM-74C. BQM-74 Chukar — штатная массовая (80% стрельб выполняется по ней) воздушная мишень Вооружённых сил США. Приходится очень сожалеть об отсутствии ее аналога у нас (в результате чего новейшие корабельные средства ПВО у нас даже Государственные испытания проводят по несоответствующим реальным целям «Саманам» и РМ-15, или даже парашютным мишеням, как это было на недавних Госах МРК «Одинцово»).

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Пуск мишеней BQM-74 Chukar для отработки корабельных средств ПВО. Источник: Wikimedia Commons

Сирия и война с ИГИЛ

Особенностью боевых действий против ИГИЛ Вооружённых Сил России и США было не только широкое и эффективное применение собственных БЛА, но и весьма активное и массовое применение «кустарных» БЛА противником.

Примечание: Несмотря на нарочито примитивное «внешнее исполнение», конструкция БЛА (от террористов) у специалистов вызвала высокую оценку.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Один из сбитых (посаженных средствами РЭБ) БЛА. Источник: Минобороны России, mil.ru
Первоначально наши средства ПВО и РЭБ показали себя очень и очень неплохо.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Однако при отражении последующих ударов «возникли проблемы» (особенно у ЗРПК «Панцирь»).

Однозначно можно утверждать, что у тех, кто делал эти БЛА, были весьма компетентные консультанты. Кроме того, характер их применения против авиабазы Хмеймим однозначно говорил о ведении «заинтересованными структурами» специальной операции по разведке отечественных средств ПВО: БЛА летели не столько на поражение целей (при должном подходе последствия первых ударов могли быть много более тяжелыми для нас), сколько на провоцирование работы средств ПВО и РЭБ для их анализа.

В значительной мере с этим был связан и скандал с резким снижением эффективности некоторых наших средств ПВО. Наличие ряда проблем (далее устраненных доработкой) в ходе боевых действий было в итоге признано и Главным конструктором «Панциря». Противник (здесь, вероятно, будет более точной формулировка Верховного ꟷ «так называемые партнеры») активно исследовал в процессе применения БЛА ИГИЛ сильные и слабые стороны наших средств ПВО и использовал их.

Карабах-2016

В ходе коротких боевых действий в Нагорном Карабахе Вооруженными силами Азербайджана впервые были и израильские БЛА-уничтожители Harop фирмы IAI и ряд других БЛА. Их использование имело характер войсковых испытаний с поражением различных целей (укрытая бронетехника, движущийся автобус и т.д.).

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Пуск БЛА Harop.
Международный скандал вызвала «всплывшая» в 2017 году информация о непосредственном участии в этих испытаниях (с убийствами армян при нанесении ударов БЛА) представителей разработчика БЛА Orbiter 1K фирмы Aeronautics Defense Systems. Как говорится, «ничего личного, просто бизнес».

Армяне обладали значительным количеством ЗРК «Оса-АК», которые при условии их своевременной и современной модернизации вполне могли обнаруживать достаточно крупные БЛА Harop и поражать их. Однако выводов из этих первых звоночков и ударов по Карабаху в 2016 году армянская сторона не сделала.

Йемен

Поразительным примером успешного противостояния несоразмерно более мощной военной машине противника являются действия йеменских хуситов против коалиции во главе с Саудовской Аравией. И здесь наблюдалось не только мужество и самоотверженность самих хуситов, но и крайне умелое, нешаблонное и эффективное применение ими (и их иранскими партнерами) разнообразных высокотехнологических вооружений: от давно устаревших баллистических ракет «Эльбрус» и авиационных Р-27Т (с наземных пусковых) до БЛА, с которыми они успешно решали не только тактические, но и оперативно-стратегические задачи (нанесением дальних ударов по важным элементам инфраструктуры Саудовской Аравии).

Да часть их БЛА сбиваются ПВО саудитов.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Ударный БЛА Samad-3 в захвате прицела истребителя F-15S и его обломки.
Но их большинство все равно достигает целей. С крайне болезненными последствиями для саудитов.

Фактически, в этой войне БЛА для (потерявших свою авиацию) хуситов стали стратегическим средством против мощной и богатой Саудовской Аравии.

Ливия-2019

Впервые против средств ПВО были широко и успешно применены средние ударные БЛА Bayraktar TB2 с управляемыми авиабомбами (УАБ) MAM-L с дальностью до 8 км и УАБ MAM-C с ИСН и спутниковой коррекцией с дальностью 14 км.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Следует отметить, что для современных средств ПВО обнаружение и поражение такого БЛА как Bayraktar TB2 ни в коей мере не является технической проблемой. Большие потери «Панцирей» в Ливии были обусловлены организационными причинами. Как только с этим начали наводить порядок и сформировали комплексную систему ПВО, тяжелые потери начали нести уже БЛА Bayraktar.

Еще одним знаковым событием боевых действий в Ливии было первое успешное применение лазерного комплекса ПВО с уничтожением среднего ударного БЛА ОАЭ (китайского производства).

Карабах-2020

В недавнем конфликте в Нагорном Карабахе Вооруженными силами Азербайджана было уничтожено по «предварительным заявкам» только средств ПВО армян: 15 боевых машин ЗРК (три ЗРК «Стрела-10», 11 ЗРК «Оса-АК/АКМ», одна РЛС ЗРК «Куб»), самоходная установка ЗСУ-23-4, несколько пусковых установок ЗРК С-300ПС, восемь РЛС (четыре типа СТ-68У/УМ и по одной П-18, 5Н63С, 1С32 и 1С91). Практически полному разгрому подверглась танковая и артиллерийская группировка армян в Карабахе.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

ЗРК «Оса-АК» на видео ударных БЛА Азербайджана в Карабахе
(справа – ложная цель).
Решающую роль в этом сыграли разведывательные у ударные БЛА.

Именно массированное применение ударных БЛА – главная особенность этого конфликта.

На пороге военно-технической революции

Очевидно, что масштабы применения БЛА (в т.ч. больших их групп) будут только нарастать.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Многозарядная пусковая установка боевых БЛА Китая.
На западном направлении Польша уже располагает около 1 000 ударных БЛА Warmate. У них мала дальность (12 км), да и «Тор» и «Панцирь» в состоянии их обнаруживать и сбивать. Но широкое их применение в ходе боевых действий все равно является крайне серьезной проблемой для нашей ПВО. Не сбивать нельзя, а сбить все – физически невозможно просто из-за недостатка боекомплекта ЗРК.

Аналогичная ситуация и по разведывательным БЛА. Даже по самым простым, но организационно включенным в состав разведывательно-ударных комплексов (РУК) с дальнобойной ствольной и реактивной артиллерией. «Пенопластовое безобразие» может кружить в километре-двух. Стрелковой его не достать. Но если его не сбить, через минуты прилетят снаряды (и очень точно прилетят).

На острие противостояния: БЛА против ПВО

«Пенопластовое безобразие» от 404. Но с боевой частью (или камерой). Источник: dan-news.info
Между тем для БЛА ситуация не так проста, как кажется. И об этом говорят даже их яростные сторонники (особенно когда они прибегают к заведомо сомнительным аргументам). Ниже приведен текст, широко разошедшийся на «просторах интернета» (ключевое выделено), с комментариями:

Военные специалисты провели несколько сот симулированных испытаний с целью изучения того, как система ПВО/ПРО Aegis, дополненная шестью крупнокалиберными пулемётами, и два зенитных артиллерийских комплекса Phalanx отреагируют на внезапное нападение 5–10 беспилотников, атакующих военное судно с разных направлений. Из-за миниатюрного размера БПЛА радары даже в условиях хорошей видимости фиксировали их приближение лишь на крайне малом расстоянии: менее двух километров. При скорости беспилотников около 250 км/ч максимальное время на удар после обнаружения цели радарами составляло 15 секунд. По причине малого расстояния Aegis не мог атаковать обнаруженные цели при помощи ракет-перехватчиков или 127-мм пушки. Уничтожить дроны можно было только на близком расстоянии при помощи пулемётов и комплексов Phalanx. Было подсчитано, что в среднем 2,8 из 8 дронов полностью «проскакивали» самую «продвинутую» оборону.
Результаты симулированных испытаний были опубликованы в 2012 году. Американские специалисты увидели, насколько беспомощны корабли ВМС перед атаками будущих «роящихся» беспилотников, и это стало одним из главных мотивов разработки массовых БЛА LOCUST.

Подчеркну: «симулированных испытаний», т.е. на компьютере. А не в реальности, где немедленно вскрылось бы то, что РЛС Aegis обнаруживает эти дроны не на «менее двух километрах», а на дистанциях (грубо) на порядок больших. Со всеми вытекающими возможностями применения огневых средств ПВО (и РЭБ). И крайне сомнительно, что это просто «случайная забывчивость» лиц, проводивших указанные «симулированные испытания».

Тем не менее, проблема есть. Однако она лежит не в плоскости распознавания такими современными РЛС малоразмерных БЛА, но и в наличии специальных модификаций с возможностью классификации их на фоне, например, стай птиц.
В качестве примера стоимости таких РЛС можно привести:

По теме:  Российский истребитель МиГ-35 получит интеллектуальную систему опознавания целей

Лот № 1 «0201-2018-01961. Изготовление и поставка РЛМ АФАР ГИЕФ.411711.011, шифр «Панцирь-СМ-СВ»». Цена договора: 400 000 000.00 (Российский рубль). Дата начала исполнения договора: 13.07.2018
С точки зрения боевой устойчивости ЗРК и РЛС вблизи линии фронта (а сегодня США отрабатывют задачи уничтожения нашей войсковой ПВО дальнобойной артиллерией), крайне важным является обеспечение работы их РЛС и стрельбы ЗУР в движении. И такая задача для ЗРК «Тор» была решена (пригодился «корабельный опыт» стрельбы на качке).

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Пуск ракеты комплекса «Тор-М2». Источник: Министерство обороны РФ.
«Трехмиллионную ЗУР расходуют на БЛА стоимостью 300 долларов».
Проблема борьбы ПВО с малыми БЛА находится в плоскости их поражения, когда миллионную ЗУР расходуют на БЛА в сотни долларов (из комментариев американских генералов к реляциям об успешных уничтожениях ЗРК).

Конечно, это утрированный пример. Хуситы применяли гораздо более сложные и эффективные БЛА, нежели «300-долларовые поделки с AliExpress» от ИГИЛ (с которыми США приходилось сталкиваться в Ираке и Сирии). 3 млн долларов за ЗУР – это эксклюзивный ценник США для богатых Буратино из нефтедолларовых стран.

Указанный выше ценник малых БЛА, сделанных по «военным требованиям» (10ꟷ20 тыс. долларов), близок к таковому для наших ПТУР типа «Корнет» и «Атака». ПТУР «Корнет-Д» должна обеспечивать поражение (в т.ч. малоразмерных БЛА).

Неужели решена задача экономичного уничтожения «массовки» малых БЛА? Нет, не решена. И причин этому много (и не все из них стоит приводить в открытой статье). Наглядным примером чему является разработка «Куполом» и КБП (последний – разработчик в т.ч. «Корнета») специальных «гвоздей» — малых ЗУР для поражения БЛА.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Макет ЗУР малой дальности «Гвоздь», размещаемой по 4 ракеты в одном стандартном ТПК ЗРК Панцирь-СМ.
Информация о работах по таким ЗУР появилась еще 3 года назад. Но в интервью агентству ТАСС в январе 2020 года главный конструктор «Панциря» признал, что она даже на уровень разработки (т.е. опытно-конструкторский) еще не вышла:

— Сообщалось о разработке малогабаритных ракет для «Панциря». Какой статус этих работ сейчас?
Пока это научно-исследовательская работа, которая не несет принципиальных вопросов, в отличие от гиперзвуковой ракеты, где нужно протыкать на гиперзвуке плотную атмосферу, где горят рули управления. Малогабаритная ракета не требует высокой скорости, основная ее задача — быть дешевой. …Такие цели бьем на дальности в 5–7 км, в так называемой ближней зоне. Экономически целесообразно сделать маленькую ракету. Кроме того, мы можем на «Панцирь» таких ракет поставить в четыре раза больше.
— Эти малогабаритные ракеты устанавливаются в стандартные пусковые установки «Панциря»?
— Планируется так делать и использовать ту же систему управления. Малогабаритные ракеты будут иметь ту же длину, что и стандартные, но они меньше диаметром — вместо одной стандартной ракеты будет вставляться кассета, содержащая четыре боеприпаса. На самой машине поменяется только интеллект.
— Когда такие ракеты могут появиться в боекомплекте комплекса?
Пока не могу ответить на этот вопрос, но цикл разработки, производства и испытаний новых ракет займет, я думаю, более трех-четырех лет.
Очевидно, что возникли проблемы. Но с чем? РЛС малые дроны видит? Видит. Задача поражения принципиально вполне решается (штатными ЗУР). Загвоздка (очевидно) с ценой таких новых ЗУР, которая внезапно становится очень «кусачей» (и много большей, чем для ПТУР). Но этот вопрос (конкретно по данной тематике и по системе НИОКР в общем) необходимо рассматривать отдельно.

То есть ключевая проблема массовых малых БЛА и их «роев» для современной ПВО – военно-экономическая: как их уничтожать с приемлемым соотношением «эффективность-стоимость». К этому можно добавить проблему логистики: наличия в боекомплекте необходимого (и резко возросшего) количества ЗУР и возможности их быстрой доставки и перезарядки ЗРК (и вообще наличия у Вооруженных Сил необходимого накопленного запаса ЗУР).

Безусловно, возникает вопрос и организации ПВО – не давать противнику возможности выбивать наше «ближнее» ПВО с средних БЛА типа Bayraktar TB2 с безопасной дистанции и высоты. Несмотря на то, что Bayraktar – вполне «жирная» цель для ЗУР ЗРК «Бук», вопрос увеличения зоны поражения для ЗРК «ближней ПВО» является очень актуальным. Такие ЗУР не должны быть массовыми (так как основная зона работы таких ЗРК менее 10ꟷ20 км), но они просто должны быть в небольшом количестве в боекомплекте на случай целей типа Bayraktar. Для «Панциря» такие ЗУР появятся в ближайшее время. Решением для «Тора» может статьи ЗУР 9М96 с обеспечением ее применения с транспортно-заряжающей машины ЗРК.

Проблемой войсковой ПВО (и ПВО в целом) является то, что «ее все равно мало». Слишком велика линия боевого соприкосновения, слишком много объектов (в том числе в тылу), которые необходимо надежно прикрыть. И в этой ситуации крайне важно дать общевойсковым командирам (на уровне роты) отдельный взвод действенных средств борьбы в т.ч. с БЛА.

Эффективным техническим решением станет использование снарядов с дистанционным подрывом для автоматических пушек.

Основным перспективным вариантом у нас рассматривалась 57-мм «Деривация», результативность которой специалистами оценивалась очень высоко.

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Вместе с тем, по «Деривации» уже сейчас необходимо отметить серьезную проблему, которая может наложить существенные ограничения на ее применение в бою. Активное использование снарядов с дистанционным подрывом (особенно при массированном налете БЛА на широком фронте) над позициями своих войск, мягко говоря, чревато (попаданием в людей и технику поражающими элементами своих же снарядов). Включать «Деривацию» в АСУ ТЗ для того, чтобы «всегда знать где наши», возможно, теоретически и безусловно необходимо, но на практике (с учетом ширины зоны поражения) сложности могут быть даже потому, что сама АСУ ТЗ не может надежно знать, где находится каждый солдат даже в простых ситуациях (не говоря уже об условиях огневого и радиоэлектронного противодействия).

С учетом этого фактора существенно иначе начинают восприниматься возможности снарядов с дистанционным подрывом меньшего калибра (при том, что формально они значительно проигрывают калибру 57 мм и по эффективности, и по экономике). Именно по этому пути идут в США: придание массовой пушке «Бушмастер» возможности применения новых эффективных боеприпасов (в т.ч. по малоразмерным БЛА).

На острие противостояния: БЛА против ПВО

Поражение БЛА шрапнельным снарядом с дистанционным подрывом пушки «Бушмастер». Источник: Northrop Grumman
Диапазон применения таких снарядов для пушек 2А42 оказывается в зоне ответственности и внимания (взаимодействия и соседом) командира взвода на БМП-2. При том, что такие снаряды весьма актуальны не только по воздушным целям, но и по многим наземным, гораздо более приоритетным представляется массовое насыщение войск БМП (или БТР) с 30-мм пушками, имеющими возможность применения снарядов с дистанционным подрывом. И такие снаряды есть, причем давно. Но не в войсках:

ТАСС 20 мая 2019 года. Минобороны заказало первую партию 30-мм снарядов с управляемым подрывом. Партия была заказана для проведения государственных испытаний, как отметил заместитель генерального директора концерна «Техмаш» Александр Кочкин: «… думаю, что в следующем году эта работа завершится.»

Но эта безусловно хорошая новость ꟷ с «душком». Ибо слишком долго эти крайне необходимые нашей армии снаряды идут в войска. Корпоративная газета РОМЗ «Объектив» от 16.10.2014 г.:

Несколько недель назад успешно прошли полевые испытания опытного образца комбинированного универсального прицела ТКН-4ГА-02, оснащённого дополнительным каналом комплекса дистанционного управления временем подрыва снарядов (КДУ ВПС): в этом состоит главное отличие прибора от его серийного прототипа ТКН-4ГА-01…

Снаряды оснащаются встроенным дистанционным взрывателем, который после вылета из канала ствола орудия принимает набор кодовых импульсов, формируемых излучателем прицела, на подрыв через промежуток времени, соответствующий дистанции до выбранной цели. Работы по разработке данной темы начались несколько лет назад. …Изготовлен опытный образец, который прошёл автономные предварительные испытания в КИЦ, и в августе 2014 года был направлен на подмосковный полигон головного исполнителя работ – ОАО «НПО «Прибор» – для проведения первых натурных испытаний в реальных условиях эксплуатации в составе макетного стенда, с установкой 30-мм пушки, подобной тем, которые применяются на объектах БТВТ типа БТР, БМД, БМП, МТ-ЛБМ….Провели первые стрельбовые испытания прицела ТКН-4ГА-02 на задаваемых дальностях подрыва снарядов в различных погодных условиях.

Результаты испытаний комиссией предварительно признаны весьма успешными, так как эффективность подрыва снарядов составила порядка 75%, что для первых опытных образцов прицела и снарядов является вполне достаточной.

…В августе-сентябре 2014 года успешно завершён комплекс работ по другому прибору ОАО «РОМЗ», использующему принцип и функцию КДУ ВПС – лазерному программатору-излучателю «Форсайт-О». По результатам предварительных испытаний прибора в БМПТ (г. Нижний Тагил) КД нашего изделия присвоена литера «О», что подтверждает, как высокий технический уровень разработки, изготовления образцов, так и правильность выбранного пути поэтапного повышения эффективности применения современных объектов БТВТ оснащением комплексами КДУ ВПС различного конструктивного исполнения.
Остается вспомнить только про габионы (и других средствах защиты) на авиабазе Хмеймим, о крайней необходимости которых многократно писали не только в рапортах, но и в интернете. Однако наши самолеты в зоне боевых действий продолжали стоять крылом к крылу до тех пор, пока жареный петух не клюнул.

В данной конкретной ситуации есть плохое предчувствие, что «проснулись» не у нас, а алжирский инзаказчик БМПТ жестко потребовал себе такие снаряды (получения литеры О1) и Госы.

Фактор РЭБ

Дрон с АliExpress за 300 долларов не может иметь сколько-нибудь помехоустойчивой системы связи, (при этом подавление помехоустойчивых каналов связи «правильных военных» БЛА представляет собой весьма нетривиальную задачу), аппаратуры устойчивой к электромагнитному импульсу.

Собственно говоря, минимальная цена военных (со связью и электроникой по боевым требованиям) БЛА на Западе получается сегодня в районе 15ꟷ20 тыс. долларов (с попытками ее уменьшения до $10 тысяч). И это для тактических БЛА с дальностью до 20 км.

Однако со стойкостью к воздействию мощных электромагнитных полей проблемы порой имеются и у серьезной военной техники. Из исторических очерков капитана 1 ранга В.К. Печатникова по испытаниям ЗРК М-22:

Для выполнения стрельб по помехоносцу кораблю следовало перебазироваться из Североморска в Северодвинск… Вертолёт, специально прилетевший из Белорусского округа ПВО, базировавшийся в Подужемье… в ходе опытов был выведен из строя… Когда на его сопровождение была подана полная мощность двух радиопрожекторов, сгорел приёмник разведаппаратуры, а возникшее при этом короткое замыкание привело к пожару на самом вертолёте. Он с трудом сумел долететь до аэродрома…
Здесь будет уместно процитировать статью «Электромагнитная стойкость оружия» из (журнал МО РФ «Армейский Сборник» №4 за 2018 год):

Стойкость – это свойство технического средства выполнять свои функции и сохранять заданные параметры в пределах норм во время и после действия внешнего воздействующего фактора.
…В настоящее время появился один из видов нового оружия – электромагнитное оружие (ЭМО). Его основным поражающим фактором является мощный импульсный поток радиочастотного электромагнитного излучения (РЧЭМИ), источники формирования которого можно разделить на два класса.
К первому следует отнести источники направленного излучения (ИНИ) – традиционные приборы вакуумной электроники (магнетроны, виркаторы).
Ко второму классу излучателей относят прямые преобразователи энергии обычного взрывчатого вещества (ВВ) в электромагнитную.
…Интенсивные исследования по стойкости ТС к электромагнитным воздействиям (ЭМВ) начались у нас, к сожалению, лишь с 1970 года. Основные усилия и финансовые затраты при этом были направлены на создание имитаторов электромагнитного импульса ядерного взрыва (ЭМИ ЯВ). Что же касается методологии экспериментальной оценки стойкости к воздействию ЭМИ ЯВ, то успехи здесь до настоящего времени достигнуты небольшие.
Новые государственные нормативные документы требуют обеспечение стойкости к примерно 30 видам электромагнитных воздействий и определения количественных значений показателей стойкости, задаваемых в вероятностно-параметрической форме. Это очень большой по объему и затратный по финансам этап отработки оружия.

По эффективности (или неэффективности) отечественных средств РЭБ имеются некоторые высказывания с мест. Причем от лиц, хоть и ангажированных, но имевших непосредственный доступ к реальной информации:

Ереван, 19 ноября, Sputnik. В ходе войны в Карабахе армянской стороне временно удалось ограничить активность вражеских беспилотников в небе. Об этом сказал на пресс-конференции в четверг экс-глава Генштаба ВС Армении Мовсес Акопян, отвечая на вопрос Sputnik Армения.
По словам Акопяна, это удалось благодаря размещению в Карабахе средств РЭБ «Поле 21». Это позволило на четыре дня ограничить полеты беспилотников, в том числе и турецких «Байрактаров», которые, как считается, нанесли самый большой урон армянским ВС. Однако к сожалению, затем противнику удалось изменить систему управления и «обойти» эти средства РЭБ.
Тем не менее, даже при ограниченной эффективности против БЛА (сделанным по военным требованиям) средства РЭБ остаются крайне важным фактором против БЛА, обеспечивая эффективное подавление кустарных БЛА и тем самым резко снижая расход дорогостоящих средств поражения на атакующие БЛА.
Собственно говоря, такая схема противодействия ударам БЛА и сложилась у нас в Хмеймиме: зенитные огневые средства в основном бьют по тому, что сумело «прорваться» через РЭБ.

Выводы

Окажись в Карабахе, например, бригада Вооруженных Сил РФ со штатным вооружением (и даже усиленными средствами ПВО), тяжелые потери все равно были бы неизбежны: просто потому, что беспилотников было «слишком много». Да, их потери были бы велики, но военно-техническое превосходство и ресурсы все равно оставались бы не на нашей стороне.

В этом плане остро встает вопрос экстренной модернизации средств войсковой ПВО для обеспечения эффективного противодействия новым угрозам БЛА.

Как было указано выше, ключевым условием надежного обнаружения БЛА является наличие эффективных мобильных РЛС. Помимо их закупки (и размещения на бронебазе, как минимум, «Тигра») очевидно необходима экстренная модернизация имеющихся в войсках «Торов», «Тунгусок» и возможно «Ос-АКМ».

Крайне важно форсировать работы по «малым ЗУР» против БЛА и дальнобойным (порядка 40 км) ЗУР для ЗРК малой дальности (как дополнительное средство к основному боекомплекту ЗУР дальности 10ꟷ20 км).

Задача массового оснащения войск снарядами с дистанционным подрывом калибра 30 мм (прежде всего за счет модернизации БМП) должна идти вне всякой очереди. При этом должен быть решен вопрос организации взаимодействия и связи с РЛС разведки БЛА (отдельными и в составе ЗРК).

Средства РЭБ (как средства подавления, так и РТР, в т.ч. радиолиний БЛА) должны быть включены в штаты на уровне батальонов (с возможностью «деления» при формировании отдельных ротных тактических групп).

Кроме того, необходима боевая подготовка (начиная с исследовательских учений) по реальным массированным налетам БЛА. В сухопутных войсках понимание этого есть, но когда ВМФ сдает Госы кораблей парашютными мишенями, то это «ошибка, хуже преступления».

Безусловно, это далеко не все выводы. Но это – основные.

Крайне важный и очень болезненный вопрос организации наших НИОКР будет рассмотрен в следующей статье.

Автор:Максим Климов
Источник

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Яндекс.Метрика users online