Почему Китай считает Приамурье и Уссурийский край своими территориями

topnewsrussia.ru

История непосредственных пограничных отношений между Россией и Китаем начинается в конце XVII века. Битвы и мирные договоры, дружба и вражда – чего только не было. Но и спустя почти 400 лет территориальный вопрос России и Китая остается открытым.

Первые шаги дипломатии

Империя Цин, провозглашенная в 1636 году правителями манчжурских кланов, победивших в конфликте с династией Мин, стала последней империей континентального Китая. Приводя страну в порядок, а заодно осматривая вновь приобретенные границы, в начале 1680-х цинская власть наткнулась на странных поселенцев, уже тридцать лет властвовавших на китайской земле. Разумеется, император Канси не стал признавать право русских на территории, которые он считал своими родовыми владениями, и стал готовиться к войне.

Первым населенным пунктом русских на реке Амур был город Албазин, основанный в 1651 году Ерофеем Хабаровым. Весной 1685 года китайская армия численностью 3-5 тысяч человек осадила Албазин, который отчаянно защищали 450 простых поселенцев. Что удивительно, при наличии у китайцев превосходства в численности, снабжении и пушках, воеводе Алексею Талбузину удалось уговорить китайского генерала Лантаня отпустить население в Нерчинск, а сам Албазин был разрушен. Однако летом того же года Толбузин вернулся на руины города и вместе с 1000 переселенцев отстроил его заново. Китайцам пришлось, в свою очередь, вернуть армию и вновь осадить крепость весной 1686 года. Имея четырехкратное превосходство в людях и пушках, Лантань, тем не менее, потерял в три раза больше солдат чем русские. Но все же ему удалось одержать победу.

Следующие два с лишним года маньчжурские войска систематически уничтожали окружавшие город посевы и пресекали попытки поселенцев кормиться с реки. В таких условиях русский гарнизон не смог бы продержаться до подхода московской армии, и наконец в 1689 году Софья отправляет посольство во главе со стольником Федором Головиным, заключать мир с китайцами. Этот договор получил название Нерчинского и предполагал следующие условия: Албазин был разрушен и покинут, а Московское царство полностью теряло уже отчасти освоенное Приамурье. Из-за отсутствия соответствующих полномочий у русских послов, земли между рекой Удой и горами к северу от реки Амура (хребты Кивун и Тайканский) оставались неразграниченными. Борьба была серьезная, переговоры постоянно находились под угрозой срыва и под прицелом китайских пушек. Император при выдвижении условий упирал на то, что Приамурье является частью Маньчжурии со времен Александра Македонского и Чингисхана, чьими наследниками династия Цин якобы являлась. Русские же дипломаты апеллировали ко вложенным в Даурию ресурсам и тому факту, что местное население 30 лет платило ясак (налог пушниной) русским воеводам. Стороны даже шли на подкуп переводчиков-иезуитов, но в итоге переговоры закончились не в пользу Москвы. Граница двух государств, хоть и не окончательно, была установлена.

Кусок китайского пирога

Российская империя, естественная преемница Московского царства, в следующие полтора века не оставляла идеи о возврате колонизированных в XVII веке земель Приамурья. В то же время, цинские императоры в середине XIX века стремительно теряли властные позиции в собственной стране. Этому немало послужили «опиумные войны» с Великобританией, которая стремилась к наиболее выгодным для себя условиям торговли на новейшем колониальном рынке. В борьбе с англичанами император Китая потерпел сокрушительное поражение, отчего авторитет центральной власти упал – а с ним пришла в беспорядок и армия, и система госуправления. Не упустили своего шанса и наши дипломаты.

В связи с тем, что Китай испытывал проблемы с англичанами и был не в состоянии вести еще одну оборонительную войну со стабильной на тот момент Российской империей, по инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьёва (помимо высокой должности бывшего еще и богатейшим золотопромышленником) Александр Второй предлагает императору Айсиньгёро пересмотреть российско-китайскую границу. Это предложение, от которого невозможно было отказаться, нашло свое воплощение в следующих документах: Тяньцзинских трактатах, Айгунском договоре (оба 1858 года) и Пекинском трактате 1860 года.

По первым двум договорам Россия без единого выстрела получала огромные территории к северу от реки Амур. По Пекинскому трактату к России отходили все земли от реки Уссури до Японского моря. В обоих случаях Россия также включала в свои границы и сами реки, то есть китайцам оставались только правые берега, без водных территорий. Таким образом, с помощью английской интервенции, буквально вставшей у ворот Нанкина и Пекина и разгромившей китайскую армию, Россия получила земли, затребованные Китаем по Нерчинскому договору. Последний же был аннулирован.

Амбиции красного дракона

После Ихэтуаньского восстания, также известного как «восстание боксеров» в 1898 году, Империя Цин не способна была удержать контроль над китайскими территориями и населением. А в 1911 году Синьхайская революция окончательно уничтожает монархию в этой стране и дает начало крайне нестабильному существованию Китайской республики. Новое государство почти 40 лет страдало от внутренних противоречий, гражданской войны между несколькими фракциями, делившими страну на зоны влияния, и наконец – от Японско-китайской войны. В 1949 году к власти приходят коммунисты во главе с Мао Цзедуном, который железной рукой возвращает контроль пекинского центра над всей страной. И вспоминает, что у китайской нации было отобрано Западом.

Как в среде китайских армии и госаппарата, так и в народной, существует идея о том, что в XIX-XX вв. агонизирующая Империя Цин теряла земли и богатства в результате неравноправных договоров с соседними и заокеанскими державами. Договоры эти неравноправные в силу того, что заключались с ослабленным до минимума государством под сильнейшим военным и дипломатическим давлением. Проще говоря, враги попросту не оставляли никакого выбора и растаскивали безвластные земли безо всякого согласия и закона. Теперь же Китай набрал силу и способен потребовать свои исторические территории назад. Эта глобальная идея явилась основой для ряда конфликтов, начатых – и выигранных – КНР с 1951 года. В частности, это присоединение Тибета, Тайваньский кризис, индийско-китайский пограничный конфликт, Китайско-Вьетнамская война, а также ряд пограничных конфликтов с СССР.

Инцидент у острова Даманский является прямым следствием Пекинского трактата, а также ряда положений Парижской конференции о речных границах. Кроме того, свою роль сыграл расплывчатый характер и неокончательность пограничных договоренностей. В ходе этого инцидента в 1969 году китайские войска вторглись на остров Даманский посередине реки Уссури, на территорию, которую СССР считал своей. Завязались тяжелые двухнедельные бои без объявления войны, китайцы потеряли около 800 человек, были выбиты советскими бойцами обратно на свой берег. Однако, несмотря на военное поражение, по результатам 30-летних переговоров в 1991 году остров отошел под юрисдикцию КНР. В период 1992-2008 гг Китай также получил острова Тарабаров и Большой Уссурийский, а восточная граница между Россией и Китаем приняла окончательные четкие формы, утвержденные обеими странами. Такие результаты можно считать стратегической победой руководства Поднебесной, поскольку данные острова находятся в непосредственной близости от Хабаровска, и являются удобным плацдармом для размещения войск вторжения.

Другим конфликтом с СССР, имевшим аналогичные последствия, является бой у озера Жаланашколь в 1969 году. Тогда советские пограничники также, потеряв убитыми 12 человек и уничтожив 19 врагов, отразили нападение китайцев. Но 4 июля 1998 года председатель ЦКП Китая Цзян Цзэминь и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписали соглашение о передаче спорного участка Китаю.

Дружба дружбой, а табачок врозь

Таким образом, медленно, но верно, КНР с успехом проводит политику расширения своих территорий в стратегически важных направлениях. Что самое главное, Китай наглядно показывает, что он способен бороться за свои и интересы и побеждать. Людские потери его не волнуют, как и военные расходы. Его армия наносит удары и терпит поражения в бою, но настоящая победа достигается на дипломатическом поле.

В 2001 году между Россией и Китаем было подписано очередное соглашение о добрососедстве и сотрудничестве, когда стороны признали отсутствие территориальных претензий. Это вовсе не означает, что такова реальная внешнеполитическая позиция руководства КПК, поскольку различные западные издания отмечают рост реваншистских настроений среди населения, активно подогреваемые партийными СМИ. Возможно, это кажется попыткой вбить клин в дружбу дракона и медведя, но в случае с Китаем ни в чем нельзя быть уверенным и внимательно относиться к урокам, которые нам дает история этой загадочной и могущественной страны.

Яндекс.Метрика