Sputnik V действует на Запад, как красная тряпка на быка

Sputnik V действует на Запад, как красная тряпка на быка

Применение российской вакцины Sputnik V одобрено уже в 33-х странах мире. С начала февраля официально объявили о регистрации вакцины в Бахрейне, Казахстане, Никарагуа, Мьянме, Монголии и Гане. По словам руководителя Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева, в каждой из стран минздравы изучают данные о безопасности и эффективности Sputnik V, в том числе приведенные в международном журнале Lancet.

Статья, посвященная Sputnik V и полностью подтверждающая его уникальные параметры, оказалась одной из самых популярных в Lancet за все время существования журнала. Правда, цитировали ее в основном не в научном мире, а журналисты и политики (в том числе президент Владимир Путин).

Вместе с тем, некоторые антироссийские политики умудрились увидеть в научной публикации в авторитетном журнале элемент госпропаганды. Хотя, если вдуматься, подобные заявления, умаляющие авторитет и разработчиков Sputnik V, и самого журнала Lancet, также являются пропагандой.

Столь же горячей полемики не было вокруг других вакцин, разработанных в западных странах: Moderna, Pfizer и AstraZeneca. При этом вакцинные разработки китайцев (в том числе SinoPharm, Sinovac и CanSino) также подвергаются обструкции за рубежом.

Очевидно, что ни к науке, ни к здравоохранению подобная кампания, развернутая против китайских и российских вакцин, не имеет никакого отношения. Речь идет о борьбе за многомиллиардный рынок, а также за геополитическое влияние.

Россия охотно поставляет Sputnik V в страны Третьего мира, причем не только поставляет, но и готова децентрализовать производство, чтобы ускорить выпуск и поставки дополнительных доз вакцин. РФПИ объявил, что уже подписал контракты как минимум с 15 производителями в 10 странах, что позволит выпустить как минимум 1,4 млрд. дополнительных доз. Речь идет, в частности, об Иране, Турции, Индии — одних из самых крупных рынках для сбыта вакцины.

Разработчики Moderna, Pfizer и AstraZeneca идут по прямо противоположному пути: они готовы сотрудничать только с крупными, платежеспособными, экономиками (те, которые предлагают самую высокую закупочную цену), зато не готовы передавать третьим странам запатентованные технологии разработки своих препаратов.

На этом фоне более гибкая политика создателей Sputnik V, конечно, выглядит намного более выигрышной. Это заставило западных аналитиков говорить о появлении «вакционной дипломатии». Очевидно, что проигрывая в стоимости поставок, Россия получают у покупателей какие-то иные преференции. Правда, какие конкретно, широкой публике пока неизвестно. Наверняка, речь идет о крупных инвестпроектах в том же Иране или Турции, делегации которых ведут самые плотные переговоры с Москвой о поставках и производстве вакцины.

Действительно ли сегодня можно говорить о появлении в мире «вакционной дипломатии», «Свободная пресса» поговорила с независимым финансовым экспертом Алексеем Бушуевым.

По теме:  От рыбы до атома: Москва подогреет Африку деньгами, теплом и кораблями ВМФ

«СП»: — Очевидно, что в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в Азии российские производители вакцин переигрывают западных. Почему так происходит?

— Знаете, шахматный конь может перепрыгивать любые препятствия, любые фигуры. Неожиданным препятствием в борьбе с коронавирусом стало то, на чем держится современное капиталистическое общество — право собственности. Западные фармацевтические корпорации не могли просто так отдать технологию производства вакцины, не могли и упустить прибыль на рынке, где покупатели — целые государства — готовы развязать войну, лишь бы получить твой товар. Мне невольно вспоминаются слова Джона Леннона: «Представь, что нет собственности…».

Россия и Китай смогли переступить через такой барьер, как выгода, исключительная собственность на вакцину. Они совершили «преступление» против самих основ капиталистического общества.

«СП»: — Кстати, российские государственные СМИ даже сравнивали производство Sputnik с запуском первого искусственного спутника Земли. Не слишком ли лестное сравнение?

— Не думаю. Запуск первого спутника в 1957 году перевернул представления о том, что лучше, капитализм или коммунизм, настолько, что даже после распада СССР победой в игре «Цивилизация» было именно первым запустить ракету в космос.

Вот и вакцина Sputnik V наносит удар по самым основам капиталистического общества. Практически впервые с Первой мировой войны, с 1918 года, в мировом сознании возникает общий контекст: капитализм это то, что лишает жизни.

«СП»: — Но, согласитесь, производители Sputnik тоже ведь не святым духом питаются, для них это бизнес, и весьма прибыльный?

— Не стоит переоценивать, Россия и Китай не самые сильные фигуры в мировой политике. Но готовность лицензировать производство вакцины на месте, не только снимает проблему «лекарств для богатых», но и запускает экономику — конец локдауна. За это многие политические игроки прямо заявляют о том, что готовы окончить холодную войну с «Империей зла», тем более что она делиться жизнью.

Кстати, у России уже есть успешный опыт вакционной дипломатии. Самый яркий пример: в 60-х годах в Японии добились того, что живая полиомиелитная вакцина была скорейшим образом допущена в страну. Стоимость дозы ее менее эффективной американской альтернативы равнялась по стоимости новому автомобилю.

Тогда, как и сейчас, русских, обвиняли во всех смертных грехах, попытках давить на свободное общество, что вакцина не работает, но элиты запада вынуждены были считаться с мнением мам и пап двадцати миллионов спасенных японских малышей.

Источник

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Яндекс.Метрика users online