Василий Шульгин: зачем политик, принявший отречение царя, после революции тайно приезжал в Россию

topnewsrussia.ru

В марте 1917 года Василий Шульгин, являвшийся ярым монархистом, принял от Николая II манифест об отречении от престола. Впоследствии он уехал за границу, однако в 1925 году тайно вернулся в Россию. Одной из главных целей визита Шульгина на родину стал поиск пропавшего сына.

До победы красных

Василий Шульгин родился в 1878 году в семье историка Виталия Шульгина, который служил редактором в газете «Киевлянин». Впоследствии, окончив юридический факультет Киевского университета, Василий Витальевич стал журналистом этого же издания. Однако Шульгин увлекался не только журналистикой, но и политикой. Как указано в энциклопедии «Россия» (редактор-составитель кандидат исторических наук Ю. А. Никифоров), с 1907 года Василий Шульгин являлся гласным Государственной думы. Примечательно, что в одной из своих последних речей, произнесенных в думе в феврале 1917 года, он назвал царя врагом всего того, что «необходимо стране, как воздух».

Уже 2 марта того же года Василий Шульгин, являвшийся лидером националистов, а вместе с ним и лидер октябристов Александр Гучков пожаловали к Николаю II для того, чтобы получить от него подписанный манифест об отречении от престола. Тем не менее Шульгин являлся убежденным монархистом, а потому принял революцию без восторга. Именно Василий Витальевич стал одним из основателей Добровольческой Белой армии. Поэтому впоследствии Шульгину пришлось покинуть родину. Как пишет Николай Непомнящий в своем издании «100 великих феноменов», в 1920 году Василий Шульгин проживал в Константинополе, а были и города Болгарии, и Румынии, и Польши, и Франции.

Тайный визит в Россию

Между тем вернуться в советскую Россию Василию Шульгину все-таки довелось. Дело в том, что покидая родину, Шульгин потерял своего сына Вениамина. Именно на поиски Ляли (так Шульгин называл сына) в 1925 году он и отправился в Россию. Если верить Станиславу Зигуненко, автору издания «Разведчики и шпионы», это было главной целью Василия Витальевича. Однако поддержку бывшему депутату Государственной Думы оказала фальшивая организация антибольшевистского подполья, созданная сотрудниками ГПУ, «Монархическое объединение Центральной России». МОЦР снабдило Шульгина документами на имя Эдуарда Эмильевича Шмитта. Да и гримом во время поездки Василий Витальевич пользовался регулярно.

Тогда Шульгин так и не отыскал своего сына, зато увидел то, для чего на самом деле он и был направлен в Советский Союз. Как известно, в те годы в стране господствовал НЭП, который так шокировал Василия Витальевича, что вернувшись, он решил написать о своих впечатлениях целую книгу под названием «Три столицы». По мнению Шульгина, новая экономическая политика (НЭП) порождала надежды на буржуазные перемены в России и перерождение большевизма. Каково же было удивление эмигрантов, когда выяснилось, что Василия Шульгина «возило в Москву ГПУ», а его книгу редактировал высокопоставленный работник ОГПУ-НКВД Артузов.

Дальнейшая судьба

В 1930-х годах Шульгин отдалился от политики и долгое время проживал в резиденции Врангеля в Сремских Карловцах. Как пишет И. В. Закурдаев в своей книге «Владимирский централ», в декабре 1944 года Василий Витальевич был арестован контрразведкой Смерш. Вскоре его перевезли в Москву и предали суду. За антисоветскую деятельность Шульгину грозила смертная казнь, но его приговорили к 25 годам лишения свободы. Назначенный судом срок он отбывал во Владимирской тюрьме. Правда, на воле Василий Шульгин оказался уже в 1956 году по хрущевской амнистии. За это Шульгин, говорят, был очень благодарен генсеку.

Василий Шульгин остался жить там же, во Владимире: из тюрьмы уже к тому моменту достаточно пожилого заключенного сразу сопроводили в местный дом инвалидов. Но оказалось, что впереди Василия Витальевича ждали еще 20 лет плодотворного труда: в инвалидном доме ему разрешили писать мемуары. Кроме того, он получил приглашение на съемки в фильме «Перед судом истории». А в 1961 году Шульгину вручили гостевой билет на заседания XXII съезда КПСС. Интересно, что, если верить сведениям, приведенным в книге самого Шульгина «Последний очевидец», он так и не принял советского гражданства. В удостоверении Василия Витальевича, скончавшегося в 1976 году, значилась надпись «Без гражданства».

Яндекс.Метрика