Перволожь и антинародность

topnewsrussia.ru

Этим странным словом «перволожь» мы будем называть здесь ту самую главную ложь, которая легла в основу нынешнего российского государственного устройства и от которой, как от столетнего ствола, отпочковались все остальные «боковые» ветви вторичной лжи.

А о том, что такое антинародность, надеемся, будет ясно по итогам этой статьи. Одно скажем сразу: антинародность — это вовсе не деятельность, направленная ПРОТИВ интересов народа. Это нечто совсем другое.

Начнём с самого главного.

«Кто, если не Путин? Назовите мне фигуру, равную Путину! Где она?»

Сколько раз вы слышали эту так сказать, полемическую сентенцию, потрясающую уровнем демагогии и откровенного вранья?

Автор этих слов — безусловный коммунист. И потому способен ответить на вышеприведённую демагогию с позиции моих убеждений, просто и понятно для всех.

Но ради «чистоты эксперимента», ради объективности и непредвзятости попробуем с вами на время этой статьи стать полностью аполитичными, свободными от любых политических симпатий или антипатий. Мы не будем здесь ни коммунистами, ни монархистами, ни либералами, ни анархистами, ни кем либо ещё! Мы будем просто людьми. Теми, кому предстоит голосовать.

Путин — это не человек среднего роста с развязной прибандиченной походкой вразвалочку, в красивых тёмных очках и дорогом костюме. Точно так же, как Трамп — не здоровенный детина с начёсанной чёлкой и красным галстуком, а Меркель — не бесформенная тётка в блеклом брючном костюме.

Путин, Трамп, Меркель, Макрон, Эрдоган, Борис Джонсон и все прочие политические лидеры или те, кто претендует на эту роль в Америке, России, Германии, Франции, Великобритании или Турции — персоналии, олицетворяющие тот или иной политический курс. И отдавая им свои голоса, люди голосуют не за очки, не за галстуки, не за костюмы или походку, а за те внешнеполитические и экономические решения, которые эти люди будут принимать. Бывает так, что избранники не выполняют обещаний и не оправдывают ожиданий. Тогда за них больше не голосуют. И вместо Хиллари приходит Дональд, вместо Терезы Мэй Борис Джонсон, вместо Олланда Макрон и т.д.

Это происходит в результате общенародных выборов, когда в условиях РАВНОЙ политической конкуренции в РАВНЫХ условиях для всех, имея возможность ознакомиться с программами, взглядами и биографией кандидатов на высшую должность в государстве на экране телевизора, в газетных публикациях или в интернете, избиратель делает свой выбор. И голосует за своего кандидата.

Всё вышесказанное вовсе не означает(!!!), что буржузная демократия — панацея от всех политических бед. И сказанное выше ни в коем случае нельзя считать монологом в её защиту. Буржуазная демократия страдает множеством пороков, они всем известны, и перечислять их здесь мы не будем. Однако, она, хоть и с оговорками, позволяет населению избрать того, кто вызывает у него наибольшие симпатии.

Поэтому, если бы в США, в Великобритании, Германии или Франции кто-нибудь выступил с лозунгом: «Кто, если не Хиллари Клинтон?», «Кто, если не Ангела Меркель?» или «Кто, если не Тереза Мэй?», то такого человека сочли бы больным. Или идиотом. Или дешёвым политическим демагогом.

Потому что на такие вопросы уже, как минимум, пару столетий, существует однозначный ответ:

— Не знаю, кто! И не могу знать! Выборы покажут! Будут выборы — решу, кто!

Выборы — это не только список кандидатов, иногда самых неожиданных, но это ещё и открытая возможность их увидеть, услышать и сравнить. Это возможность оценить их политический и человеческий потенциал в ходе открытых публичных дискуссий с избирателями или друг с другим.

И эта возможность, равно, как и защита кандидатов от любых ущемлений их прав, гарантируется законом. А любое нарушение этого закона карается чрезвычайно сурово. Желающие могут припомнить, например, судьбу Ричарда Никсона.

Конечно, дурак — понятие интернациональное. Эта публика есть везде. И вполне возможно, что кто-то голосовал за Хиллари Клинтон, потому что у неё красивая сумочка или брошка на пиджачке, или за Путина, потому что у него классные очки и вообще он няшка, но такие люди не делают политической погоды, окончательный выбор в любой стране принадлежит не умственным калекам, а тем, у кого «варит голова».

Всё это вместе называется буржуазной демократией и буржуазным парламентаризмом.

Повторим ещё раз ясно и чётко: Буржуазная демократия далеко не идеальна. Она страдает множеством изъянов. И автор этих строк не является и никогда не являлся её апологетом! И тем более, никогда к ней не призывал, даже в порядке эксперимента! Даже в узких пределах блога в рунете.

Это сделал совсем другой человек — нынешний Президент России В.В. Путин. Именно Путину принадлежит определение себя самого, как либерала и демократа, а государственного устройста Российской Федерации, как буржуазно-демократического.

И это и есть та самая перволожь, от которой пошла вся остальная.

Буржуазная демократия не бывает без буржуазных выборов. Или это уже не демократия. Назвать страну демократической и в это же время лишить её выборов означает солгать.

А буржуазные выборы — это такая процедура, когда, например, на Первой кнопке о выдающихся заслугах Путина вещает Киселёв, Соловьёв или Скабеева.

А на Второй кнопке о себе рассказывает Ксения Собчак. 

А на третьей — Павел Грудинин и Николай Платошкин. 

И все — в равных долях. И все говорят о том, о чём хотят. Без всякой цензуры и без всякой предварительной редактуры.

А ещё это публичные дебаты. И все остальные доступные способы, которыми кандидат может донести свои мысли до своего избирателя.

Вполне вероятно, что в таком случае миллионы бросятся голосовать за Ксению. Или за Максима Сурайкина. Или за Гозмана.

Имеют право! Народ — высший носитель справедливости, он — единственный и подлинный суверен. И ему решать, как жить. А дело избранного главы государства — лишь следовать за народом согласно его воле.

И если народ решил, что ему пора самоубиться и выбрать Собчак, гитлера, Хиллари или Гозмана — НИКТО НЕ ИМЕЕТ ПРАВА ПОМЕШАТЬ ЕМУ! Так работает буржуазная демократия.

Вполне возможно, что кому-то это не нравится. Вполне допускаю. Мне тоже.

Но повторюсь — не я её объявлял. Это сделал совсем другой человек. И не раз, и не два, и даже не десять раз.

Кому-то очень не нравится Павел Грудинин. Даже людям из числа моих единомышленников! А мне очень нравится. Кто прав?

Народ! Выборы покажут, кто из нас прав. Возможно, я, воможно, мои друзья. А возможно совсем другие люди, те, кто симпатизирует Леониду Гозману.

А может быть так , что в числе кандидатов появится кто-то, о ком сегодня никто не может даже помыслить. И вдруг окажется тем самым, кого ждут!

Однако, быстро научившись на Западе строительству финансовых пирамид, науке всучивания народу кабальных кредитов и микрозаймов, платному образованию и медицине, произволу работодателей, пошлости на телевидении и в театре, власть как-то «забыла», что помимо этого там, на Западе есть и выборы. От которых зависит и платная социалка, и культура, и гарантии населению. И весь будущий государственный курс.

Более того, власть не просто забыла о выборах, она их фактически отменила.

Заменила насквозь лживым и глубоко аморальным политшоу.

Шельмованием неугодных, возвеличиванием приближённых, затыканием ртов несогласных и бесконечной демагогией вперемешку с враньём о собственных успехах.

А есть ли успехи на самом деле? Кто-то говорит, что они просто циклопические, кто-то говорит, что они насквозь липовые и высосанные из пальца. Кто прав?

Опять народ!

Если успехи есть — он перевыберет существующую власть. А если их нет — скинет её. И выберет другого.

И было бы запредельной тупостью думать, что президент Путин или кто-то другой способен «улучшить» демократию, убрав из неё выборы.

Этот автомобиль нельзя «улучшить», убрав колёса или мотор. Он не поедет.

Сказав А, надо говорить и Б.

Общенародные выборы можно вычеркнуть из другой политической конструкции — из диктатуры, военной хунты или абсолютистской монархии. Но эти режимы изначально не лгут своим гражданам и не называют себя демократическими.

Но дело не только во лжи. Дело в дезориентации народа. На словах заявляя о себе, как о демократии и на деле проявляя себя, как единоличная диктатура, режим лишает людей естественной человеческой инициативы, осмысления себя и своей роли в обществе.

И дело касается не только политики! Изначальная ложь трансформируется в неверие всем, без исключения, государственным и общественным институтам: культуре, науке, образованию, экономикe и промышленному производству и т.д.

Вы смотрите фильм, видите в нём заведомую ложь, искажения и передёргивания исторической правды. Вы наблюдаете на экране телевизора или на интернет-сайте беспардонную, агрессивную пропаганду, противоречащую вашим собственным ощущениям, и вместо того, чтобы возмущаться нечистоплотностью или безграмотностью автора сюжета, начинаете проводить параллели между этим сюжетом и властью. И, в конце концов, приходите к неизбежному:

— Неудивительно! Если на самом верху врут, то почему нельзя врать здесь?

Смотрите возмутительно пошлую телепередачу и снова думаете: какова власть, такова и её культура. Такова и её наука. Такова и её экономика.

А если всё это так и при этом власть категорически несменяема, то что делать? Выходить на улицы? Уходить во внутреннюю эмиграцию? Уезжать из страны?

Здесь важно понимать то, что вы вполне можете ошибаться в ваших ощущениях. Они всегда субъективны. То, что кажется вам плохим и отсталым, нечестным и пошлым, вполне может быть вашим личным восприятием.

Вы можете не любить Киселёва, Сердюкова или Ротенберга.

А кто-то точно с такой же уверенностью считает их великими журналистами, бизнесменами или государственными руководителями. Как узнать, кто прав? Вы? Или ваши оппоненты?

В условиях буржуазной демократии oтвет только один: ВЫБОРЫ!

Потому что и Киселёв, и Ротенберг, и Сердюков — это всё та же власть, принимающая в зависимости от обстоятельств различные ипостаси.

И только выборы, честные, открытые и состязательные, способны расставить здесь все точки над «и». Потому что выборы — это мнение о Киселёве, Сердюкове, Ротенберге и всём остальном не одного вас, не десяти или ста пропагандистов, а всего народа. А народ всегда прав. Даже тогда, когда не прав. И заменить народ собой не сможет ни один человек в мире. Ни персонально вы, ни персонально Путин.

Но если выборов нет, если существующее положение вещей навязано вам против вашей воли, то какими бы негативными ни были ваши оценки реальности, они будут 100% справедливыми.

Потому что других оценок по милости власти сегодня нет.

И никакие пропагандисты никогда их не заменят.

— А я вижу колоссальные успехи и победы! — заявляет кто-то.

— А я вижу колоссальные просчёты и поражения, — отвечаете вы.

И бесполезно спорить или доказывать друг другу, что один из вас неправ.

Народ! Только он и никто другой способен внести в этот вечный спор окончательную ясность.

Так что же такое антинародность?

Существует распространённое, но при этом глубоко ошибочное мнение, что это политика, намеренно ведущаяся вопреки интересам народа.

Это не так. Антинародность — это симулякр государственного устройства, политика, ведущаяся вообще без учёта народных интересов, так, как-будто этого народа не существует вовсе.

Такая политика, когда те, кого народ никогда не избирал, принимают от имени этого народа решения, о которых он никогда не просил.

Во имя интересов ничтожно малой группы лиц, поставивших знак равенства между собой и народом.

topnewsrussia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *