Почему 19 января 1965 года называют самой черной датой советского рыболовного флота

topnewsrussia.ru

Море всегда уносило жизни моряков, независимо от того, какой век на дворе. Даже оснащение самыми современными средствами связи, позволяющими предупредить, например, о приближении шторма, спасают не всегда. Особенно — зимой в высоких широтах, где холодно и лёд.

Убийственная стихия

В ночь с 18 на 19 января 1965 года рыболовецкие суда Беринговоморской промысловой экспедиции вели лов в Бристольском заливе Берингова моря, недалеко от берегов Аляски. Работа спорилась, когда все суда получили радиограмму о надвигающемся шторме, с рекомендацией забрать севернее, к кромке льдов. Экипажам было предписано соблюдать осторожность — изношенные корпуса траулеров могли разрушиться под напором льда.

Шторм, по свидетельствам синоптиков, разразился адский — резко похолодало, до минус 30, ураганный ветер поднял серьёзную волну в 10 баллов и отогнал льды южнее на шестьдесят-восемьдесят миль. Сплошные ледяные поля ломались и лёд полосами и кусками шёл встречным курсом к траулерам, вынуждая их активно маневрировать, во избежание пробоин корпуса. Суда мгновенно обледенели, заливаемые через борт водой.

Ночь стала последней для 106 моряков, составлявших экипажи 4-х рыболовецких судов. Одно из них, СРТ-423 «Бокситогорск», перевернулось и затонуло первым, без двадцати час 19 января, за чем наблюдал экипаж траулера «Уруп». Моряки немедленно начали операцию по спасению, не смотря на тяжелейшие погодные условия. Удалось извлечь из воды живым Анатолия Охрименко, его перед крушением смыло волной с палубы за борт. Затем подняли тело Валентина Ветрова. Остальные канули в месте с судном в морскую бездну. Обстоятельства гибели ещё трёх траулеров, «Себеж», «Севск» и «Нахичевань», остались неустановленными.

По горячим следам холодного моря

Как вспоминает писатель Санин, о гибели траулеров с экипажами стало известно уже в восемь утра, на радиоперекличке.

Всё население города Невельска, откуда родом были погибшие моряки, высыпало на причал встречать вернувшиеся суда, в тщетном ожидании чуда.

Развернулись поисково-спасательные работы, длившиеся до 12 февраля, но, кроме нескольких вещей погибших рыбаков, ничего не обнаружили. Начальник Невельского управления траулерного флота был вынужден признать суда и их экипажи погибшими.

Родные долго не могли принять жестокую правду. Например, в архивах Невельска сохранилось письмо Ирины Санжаревской, чей муж работал на СРТ «Нахичевань», в котором она просит партийные органы и управление траулерного флота не прекращать поиски, несмотря на то что прошло уже много времени.

Память о погибших

Замалчивать трагедию не стали. Газета «Правда» 11 февраля 1965 года опубликовала сообщение о трагедии и соболезнование ЦК КПСС и Совета министров СССР.

Семьи погибших получили новые квартиры в специально построенных домах на улице Рыбацкой, названной так в честь не вернувшихся из моря рыбаков, говорит писатель Виктор Ушаков (Сахалинский). Некоторым предложили выехать на материк, за исключением городов — героев. А вот пенсии по потере кормильца вдовам пришлось добиваться через суд, на что ушло несколько лет.

Спустя два года в центре Невельска установили мемориал, к которому ежегодно возлагаются цветы в дату гибели. Монумент «Плачущая мать», посвящённый памяти моряков, открыт в Находке в 1979 году.

Яндекс.Метрика