Как встретили Красную Армию в Западной Украине и Западной Белоруссии в 1939 году

topnewsrussia.ru

«Освободительный поход Красной Армии в Западную Украины и Западную Белоруссию» – так до распада СССР официально называли войсковую операцию Красной Армии в сентябре-октябре 1939 года на территории довоенной Польши. Сейчас её всё чаще называют «вторжением советских войск в Польшу».

Что из этого ближе к истине? Наверное, важное значение имеет, как Красная Армия была встречена на землях Западной Украины и Западной Белоруссии – как завоевательница или как освободительница.

Угнетение нацменьшинств

Все 1920-е и 1930-е годы Польша в советской пропаганде фигурировала как «фашистское государство», осуществляющее жестокое угнетение белорусских и украинских рабочих и крестьян. Особенно подчёркивалось, что это угнетение носит национальный характер, что национальные меньшинства в Польше лишены многих прав. Отчасти такая оценка была справедливой.

Единственным официальным языком во «второй Речи Посполитой» был польский, несмотря на то, что даже по официальным польским данным, в 1931 году из 32 миллионов населения страны 10 миллионов говорили не на польском языке. Фактически доля нацменьшинств в населении Польши была ещё выше. По Рижскому договору 1921 года с советской Россией Польша обязалась предоставить автономию Западной Украине и Западной Белоруссии, однако никогда не сделала этого.

Значительная часть земли в Западной Белоруссии и на Волыни ещё со времён Российской империи находилась в руках польских помещиков. После 1921 года польские правительства усиливали польский компонент в «восточных кресах», раздавая большие земельные угодья полякам – ветеранам войны с советской Россией 1919-1920 гг. Они составили привилегированную фермерскую прослойку так называемых «осадников».

14 сентября 1939 года «Правда» опубликовала передовую статью, в которой поражение Польши в войне с Германией (причём агрессивной стороной в войне называлась Польша) объяснялось угнетением белорусского и украинского населения польской буржуазно-помещичьей кликой. Приказы Военных Советов Белорусского и Украинского фронтов, изданные накануне вступления советских войск на территорию Польши, призывали красноармейцев оказать помощь братским белорусскому и украинскому народам, а также трудящимся Польши, якобы восставшим против власти помещиков и капиталистов. Поход в Польшу обставлялся в духе революционной войны, в которой трудящиеся обязательно перейдут на сторону освободительной Красной Армии против своих правящих классов.

Сопротивление польской армии

Командование Красной Армии ожидало сопротивления со стороны польской армии и партизанских отрядов, создаваемых «осадниками». Однако оно учитывало, что почти все силы польской армии были направлены на отражение германского нападения, и на границе с СССР оставлены ничтожные силы. Михаил Мельтюхов в книге «Советско-польские войны, 1921-1939» оценивает численное превосходство РККА над поляками почти в 51 раз: советские силы вторжения насчитывали 617 тысяч бойцов, в то время как поляки оставили здесь всего лишь 12 тысяч человек почти без танков и артиллерии. Правда, в глубине территории силы польской армии должны были возрасти. В общей сложности в советский плен сдалось больше 250 тысяч военнослужащих польской армии.

Кроме того, победы вермахта и бегство польского правительства в значительной степени деморализовали поляков. Сопротивление польской армии советскому вторжению ожидалось слабым. Чтобы придать своим действиям более убедительный облик освободительного похода, частям Красной Армии был дан приказ открывать огонь только в ответ на стрельбу в их сторону.

В целом расчёт на то, что поляки не окажут организованного сопротивления, оправдался. Колонны сдающихся польских войск встречали обедами из красноармейских полевых кухонь и папиросами. Но отдельные части польской армии упорно сражались даже в полном окружении. Ожесточённые бои возникли при взятии Красной Армии Вильно, Гродно, Львова, некоторых других городов. Боевые потери польских войск в сражениях с Красной Армией составили с 17 по 28 сентября примерно 3500 убитыми и 20 000 ранеными и пропавшими без вести. Советские войска потеряли 1475 человек убитыми и пропавшими без вести и около 4000 ранеными.

Отношение местного населения

Многолетняя ненависть белорусского населения к польским панам вспыхнула сразу после получения известий о вступлении Красной Армии в Польшу и вылилась в массовые насилия над помещиками, «осадниками» и членами их семей. Современный белорусский историк Василь Герасимчик в статье «Воссоединение республики», опубликованной 18 сентября 2019 г. на портале «Евразия-эксперт», описывает множество леденящих кровь случаев расправы белорусских крестьян над представителями польского господствующего меньшинства, которые мы, чтобы не травмировать психику наших читателей, здесь опустим.

Эти расправы начались 17 сентября 1939 года и не прекращались какое-то время даже после прихода частей Красной Армии. Красноармейские командиры обычно не препятствовали «революционной инициативе масс», чтобы не разочаровать местное население. Размах убийств вызвал беспокойство даже у первого секретаря Компартии Белоруссии Пантелеймона Пономаренко, не отличавшегося сентиментальностью к «врагам народа». В телеграмме Сталину он с неудовольствием отмечал, что местные вожди народных расправ, самочинно объявив себя местными коммунистическими ячейками, «требуют больше репрессий…, хотят мстить или являются провокаторами».

Широкую известность имеет Скидельское восстание белорусских крестьян и батраков, поднятое коммунистами 17 сентября. Части польской армии успели отметиться зверствами при его подавлении ещё до того, как сюда подошли советские войска. Естественно, что большинство населения в таких районах с восторгом встречало Красную Армию как освободительницу.

Не столь однозначной была обстановка в Западной Украине. Здесь с началом германского вторжения начались отдельные выступления, подготовленные активистами «Организации украинских националистов*» (ОУН*), имевшей давние связи с Германией. Однако после вторжения Красной Армии они поутихли, так как их зачинщики не стремились способствовать большевикам. На Волыни местное население более лояльно относилось к Красной Армии из-за застарелой вражды к богатым польским панам. В Галиции же, где в 19 веке ещё австрийские власти провели капиталистическую аграрную реформу, условий для массового сочувствия большевикам не было. Отдельные активисты ОУН даже помогали польским войскам в обороне Львова от советских войск. Примечательно, что, отдавая приказ своим войскам о прекращении приёма беженцев из советской зоны, командование вермахта сделало исключение для «украинских активистов».

Отношение населения Западной Украины и Западной Белоруссии к Красной Армии зависело от того, что могли получить или потерять с её приходом те или иные группы населения. Общее настроение большинства жителей было благоприятным.

* — организация, запрещенная в РФ

topnewsrussia.ru
Яндекс.Метрика