Траудль Юнге: что рассказала личный секретарь Гитлера о смерти фюрера

topnewsrussia.ru

Траудль Юнге, урождённая Гертрауд Хумпс, стала личным секретарем Адольфа Гитлера в 1942 году. В этой должности она пребывала до последней минуты жизни фюрера. Хумпс даже находилась в бункере в тот момент, когда Гитлер покончил с собой. В связи с тем что она имела возможность если не общаться с лидером нацистов, то хотя бы наблюдать за ним в течение трех лет, ее воспоминания представляют особый интерес для историков.

Несостоявшаяся танцовщица

Гертрауд (Траудль) Хумпс родилась в 1920 году в Мюнхене. По утверждению Константина Залесского, автора книги «Элита» Гитлера во Второй мировой. Кто был кто в Третьем рейхе», она являлась дочерью оберфюрера СС Макса Хумпса. Гертрауд с 13 лет мечтала посвятить свою жизнь танцам. Но из-за стесненности семьи в средствах девушке пришлось работать совсем в другой сфере. В основном она занимала должность секретаря в различных конторах и на предприятиях. В 1939 году, правда, ее положение немного улучшилось: она стала помощником главного редактора журнала по пошиву одежды. Но именно в тот период Гертрауд и решила вернуться к своей детской мечте.

В 1941 году в надежде начать обучение танцам Хумпс подала заявление об увольнении. Однако руководство журнала ей отказало. На тот момент Германия уже напала на Советский Союз, и, согласно новому распоряжению правительства, уйти с места работы вопреки желанию начальства той или иной организации было невозможно. Гертрауд обратилась за помощью к своей сестре Инге, обосновавшейся в Берлине. Та в свою очередь вышла на адъютанта Гитлера Альберта Бормана. Благодаря последнему Гертрауд Хумпс перевели в столицу. Правда, как отмечал Рохус Миш в «Последнем свидетеле» со ссылкой на саму Хумпс, в Берлине она собиралась зарабатывать на жизнь исключительно танцами.[С-BLOCK]

С Гитлером до конца

Однако, как ни странно, планы Гертрауд рухнули именно по вине Альберта Бормана. Он порекомендовал Хумпс на должность личного секретаря Адольфа Гитлера. Несмотря на то что 22-летняя девушка не слишком хотела возвращаться к секретарской деятельности, она отправилась на собеседование. Если верить изданию «Der Holocaust im Film» (Waltraud Wende), впоследствии Хумпс вспоминала, что фюрер произвел на нее весьма приятное впечатление. По ее словам, очарованию фюрера трудно было не поддаться. Во время диктовки текста, который Гертрауд должна была напечатать на машинке, Гитлер вел себя по-джентльменски и даже предложил кандидатке обогреватель, заметив, что она замерзла.

В результате Гертрауд Хумпс была принята на новое место работы. В годы службы у фюрера Хумпс вышла замуж за Ганса Юнге. Однако вскоре Юнге погиб. Гитлер попросил машинистку не покидать его и пообещал ей поддержку. Гертрауд Хумпс оставалась с Гитлером до самой последней минуты. Как уверяет Петер Гостони, автор книги «Битва за Берлин», именно Юнге напечатала завещание Адольфа Гитлера, которое тот подписал. В момент смерти фюрера Юнге находилась вместе с детьми Йозефа Геббельса. Она рассказывала, что, когда прогремел выстрел, сын Геббельса крикнул: «Прямое попадание!»[С-BLOCK]

Воспоминания Юнге

Так описала обстоятельства гибели Адольфа Гитлера Траудль Юнге в своих мемуарах «Until the Final Hour: Hitler’s Last Secretary», написанных еще в 1947 году. Примечательно, что тогда книга не была опубликована: издателям казалось, что подобная литература никому не будет интересна. Однако в конце концов воспоминания личного секретаря фюрера увидели свет. Согласно им, после взятия Берлина Траудль Юнге пыталась скрыться, но была поймана и арестована, как и многие из окружения Гитлера. Впрочем, вскоре она оказалась на свободе. Некоторые историки считают, что Юнге спасло то, что она не являлась членом НСДАП. Кроме того, на ее руках не было крови в отличие от нацистских преступников.

Поскольку Траудль Юнге довольно часто находилась рядом с Адольфом Гитлером и могла наблюдать за ним, она поведала общественности множество интересных фактов о нацистском лидере. Так, по утверждению Юнге, Гитлер отличался такой страстью к чистоте, что всегда мыл руки даже после прикосновения к любимой собаке Блонди («Hitler’s Fate: The Final Story», H. D. Baumann). Также, по словам Траудль, фюрер никогда не повышал голос и не любил разговоров о евреях. Однажды, как рассказала Юнге в одном из своих интервью («Eva Braun: Hitler’s Mistress», Nerin E. Gun), жена лидера немецкой молодежи Бальдура Бенедикта фон Шираха упомянула при Гитлере о том, что видела колонну евреев на улицах Вены. На что фюрер чуть ли не впервые при Юнге закричал: «Вы слишком сентиментальны, фрау фон Ширах! Вам необходимо научиться ненавидеть!»

Яндекс.Метрика