Что стало с первым лётчиком, сбежавшим из СССР на самолёте

В годы Гражданской войны в России (1917–1922) всем русским офицерам пришлось рано или поздно делать нелёгкий выбор в пользу красных или белых. Исключением не были и молодые ещё военно-воздушные силы. В их рядах было уже немало подлинных героев.

Рождённый для неба

Виктор Ходорович, сын коллежского асессора из Тифлиса, начал службу в российской императорской армии в возрасте 20 лет в 1914 году. С 1915 года стал летать в составе 3-го авиационного отряда и вскоре стал унтер-офицером. Лётчики были тогда на виду и имели особенную, романтизированную репутацию: их подвиги красочно описывались в газетах и щедро вознаграждались.

Уже в 1915 году Ходорович стал кавалером Георгиевского креста 2-й степени (получал его из рук великого князя Георгия Михайловича, внука Николая I). Затем последовало повышение до прапорщика и командира отряда (а потом и до поручика), новые подвиги (сбил два вражеских самолёта, бомбил неприятеля), и снова награждения георгиевскими крестами (3-й и 2-й степени) и почётным Георгиевским оружием. Последнее он получил за опаснейшую воздушную разведку – «несмотря на убийственный обстрел с опасностью для жизни». Лётчик накануне штурма неприятельских позиций под городом Станиславовым выяснил расположение артиллерии врага, чем весьма помог успеху наступления на следующий день: в ходе операции русские взяли больше 10 тысяч пленных, захватили десятки орудий и сотни пулемётов.[С-BLOCK]

Помимо высоких «георгиевских» наград, на груди Ходоровича красовался к концу Первой мировой войны целый «иконостас»: орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом за сбитый самолёт и бомбометание, два ордена Святой Анны (3-й степени с мечами и бантом и 2-й степени с мечами), орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (за разведку с воздуха).

Роковой 1917-й

Как и для всей страны, для героя-лётчика многое изменилось в 1917 году. Сначала он, ещё не сразу сориентировавшись в происходящем, просто перешёл на службу новому правительству, в Красную армию. Даже летал в начале 1919 года в Венгрию (на помощь Венгерской советской республике), – это был первый для советской авиации международный перелёт. Правда, значение полёта заключалось скорее в моральной поддержке, нежели в предоставлении реальной помощи венгерским коммунистам: Ходорович всего лишь передал дипломатическую почту. Более весомых подвигов, служа красному знамени, лётчик так и не совершил.[С-BLOCK]

Жестокость жизни в большевистской стране, красный террор, неприятие к воинам «буржуазного происхождения» и политика военного коммунизма толкнули Ходоровича на путь измены красным и переход к их врагам. Он погрузил жену на самолёт типа «Эльфауге» (немецкий трофейный) и из Киева (а по данным историка С.В. Волкова, из Харькова) полетел на юг России, к генералу Деникину. Там перебежчика приняли на службу, и с тех пор Ходорович стал белогвардейским лётчиком, штабс-капитаном ВСЮР (Вооружённых сил Юга России).

Первые «перелётчики»

Ходорович стал одним из первых перебежчиков в истории русской авиации. Этот род войск особенно удобен для такого дела: взял самолёт – и лети куда глаза глядят, лишь бы топлива хватило. В русских ВВС в конце Первой мировой было 1 500 самолётов и ещё больше пилотов. Не удивительно, что в годы, когда вся страна раскололась на враждующие группировки, появились и беглецы на самолётах. Лётчики целыми группами угоняли свои машины к белым: из Петрограда, из района Казани и Бугульмы, из Киева и других мест. В одном случае в октябре 1918 года сразу шесть лётчиков перелетели на сторону белых.[С-BLOCK]

Во время войны лишь несколько пилотов перелетели на сторону красных (зато многие потом уже после поражения белого движения смирились с большевиками и начали службу в РККА). Однажды, в апреле 1919 года, один юный пилот по фамилии Кононенко полетел к красным от белых, хотя это был всего лишь первый в его жизни полёт. Так что случай Ходоровича не был уникальным, хотя, без сомнения, он был одним из самых прославленных воинов военно-воздушного флота, и его побег произвёл впечатление на современников.

Несмотря на опасность своей работы, Ходорович не погиб в бою и не был убит красными, от которых сбежал. 25-летнего героя в марте 1920 сгубил тиф, бушевавший на фронтах, в том числе и в Крыму, где оказался Ходорович. От этой болезни в Гражданскую войну скончалось более миллиона человек – ей способствовали антисанитария, скудное питание и падение иммунитета среди солдат всех армий.

В структуре потерь красных умершие от тифа также занимали огромную долю (к примеру, см. «Именной список потерь на фронтах в личном составе рабоче-крестьянской Красной армии за время Гражданской войны». Москва, 1926). После хаоса Гражданской войны и огромных потерь в личном и техническом составе ВВС советской России пришлось практически заново создавать военно-воздушный флот, строить новые самолёты и воспитывать новых героев.

Яндекс.Метрика