#История

Жену Хрущева боялись даже охранники

Жену Хрущева боялись
Продолжаем публикацию воспоминаний засекреченных офицеров КГБ
 

В прошлых номерах мы познакомили вас с воспоминаниями ведущих организаторов охраны первых лиц СССР. Сегодня продолжаем публикацию воспоминаний полковника Кузовлева, который обеспечивал безопасность партийной элиты от Ворошилова до Ельцина.

— Как вы оказались в охране Никиты Сергеевича?

— Cовершенно случайно, когда весной 1962 г. меня отправили на подмену заболевшего офицера из охраны Хрущева… Стояла дождливая погода. Грибок, под которым мы укрывались от дождя, стоял в ­неудобном для обзора месте. Когда пришел дежурный офицер, я попросил его посмотреть за моим участком, а сам поднял грибок на плечо и перенес. Офицер удивился: «Ты один можешь носить такой тяжелый грибок? А мы перевозим его на тракторной тележке». Об этом доложили коменданту охраны. И меня оставили в охране до октября 1964 г., вплоть до отстранения Хрущева от власти за его дела.

Помню, как в 1961 г. по инициативе Хрущева была принята программа построения коммунизма к 1980 г., и создалось впечатление, что сам Хрущев больше всех рад этому. Мы же, офицеры охраны, удивлялись, что это за волшебник, который придет в  нашу страну и создаст могучую коммунистическую экономику?

Мы на лодочке катались…

— Сын Алексея Аджубея (зятя Хрущева) Никита часто подходил к сотрудникам, охранявшим дедову дачу, и внушал нам: «Вот Сталин ездил в бронированном ящике, потому что боялся своего народа, а мой дедушка ездит на обычной машине. Он верит  в свой народ, который его уважает». И действительно в народе его ругали за бесчисленные и бессмысленные реформы и повышение цен на мясо, но стоило ему появиться среди людей, как все устремлялись к нему и приветствовали…

— Как отдыхал Хрущев?

— Рядом с дачей на берегу Москвы-реки установили катапульту для метания пластмассовых тарелочек. Хрущев отлично поражал их из ружья. Это была тренировка перед осенней охотой на гусей и уток.

Иногда летний отдых Хрущев проводил в Крыму, на госдаче в Ливадии. На время его крымского отдыха нам поручалось обеспечивать его безопасность со стороны пляжа, а заодно охранять его во время купания.

Я работал в паре с другим офицером. В нашу задачу входило сопровождать Хрущева на лодке во время купания в море. В лодку садился еще кто-либо из его помощников, и мы с ним отчаливали недалеко от берега. Хрущев плавал рядом на надувном круге, а помощник, устроившись на корме лодки, читал ему документы и материалы ТАСС.

В нашу обязанность входило, медленно работая веслами, удерживать лодку рядом с Хрущевым.

— Случались ли курьезы?

Тайный отъезд

— Еще какие! Например, первая встреча с Фиделем Кастро была запланирована в Тбилиси, куда Хрущев собирался выехать из Пицунды на поезде. Начальник охраны полковник Литовченко решил отъезд сделать тайным. Сотрудникам было приказано тут же сесть в автобус и ехать на станцию, где нас ожидал спецпоезд.

Когда мы прибыли на вокзал, то увидели огромную толпу. Оказывается, по радиотрансляции здесь все время объявляли, что скоро приедет Хрущев и необходимо соблюдать порядок, чтобы не мешать его отъезду. Мы не могли не рассмеяться. Вот так конспирация! У нас утаивали отъезд от обслуживающего персонала, а тут, на станции, все уже давно и все знали.

Еще как-то зимой 1963 года в составе выездной смены я сопровождал Хрущева в Киев. Там он устроился в Мариинском дворце. Помню, сидим мы в своей комнате, вдруг неожиданно ­команда о выезде на завод. Когда мы выбежали, Хрущев уже садился в машину. Мы- за ним. Меня удивило, что начальник смены ничего не знает о предстоящем выезде. Все делается экспромтом. (Впрочем, так у Хрущева было часто! Придет, бывало, ему в голову какая мысль — и сразу давай это делать, а потом оказывается, что так делать было нельзя. Прямо беда была от таких быстрых его мыслей…) Я же привык к тому, что утром на инструктаже рассказывают, что и как предстоит сделать, чтобы не было никаких случайностей.

Когда мы приехали на предприятие, Хрущева встретила большая толпа. О нашем приезде на предприятие знали все, кроме охраны.

Ближний круг

— Как Хрущев вел себя со своим окружением?

— По моим наблюдениям, Хрущев был не только упрям, но и до крайности самолюбив. Эту черту его подметили члены Политбюро, и мы видели, как они боялись его.

Став Председателем Совета Министров СССР, Хрущев назначил своим заместителем Алексея Николаевича Косыгина, который  практически и вел дела Совета Министров. Хрущев скорее мешал, чем помогал ему в работе. Бывший прикрепленный Косыгина Михаил Орлов говорил мне, что был такой случай, когда срочно нужна была подпись Хрущева под важным документом. Хрущев в это время находился на отдыхе в Пицунде. Когда Косыгин прилетел к нему на дачу, Никита Сергеевич плавал в бассейне. Алексей Николаевич подошел к бассейну со стороны лодочной станции и через раздвижные стеклянные стены смотрел, как он плавает. Косыгин нервно прохаживался рядом с бассейном, а Хрущев, не обращая на него внимания, плавал более 30 минут. Закончив купание, он ушел в раздевалку. Прошло еще какое-то время, прежде чем Хрущев пригласил к себе своего заместителя. Общался он с ним буквально несколько минут. Затем Алексей Николаевич сразу уехал на аэродром и улетел в Москву.
— В апреле 1964 г. Никите Сергеевичу исполнилось 70 лет. В «знаменательный для всей страны день» руководство Молдавии прислало Хрущеву подарок, который состоял из двух бутылок коньяка 70-летней выдержки и пяти бочонков крепленого вина емкостью от 10 до 50 литров. Самый малый бочонок с вином, емкостью в 10 литров, отнесли на кухню главного дома. Официантки дали попробовать вино сначала Нине Петровне Хрущевой. Она отпила глоток и выплюнула. Предложили Никите Сергеевичу. Он тоже попробовал и выплюнул, как и Нина Петровна, в раковину. После чего распорядился отдать вино сотрудникам охраны. А охране вино понравилось. И пила она его с удовольствием, но не напивалась, как хрущевский дворник Иван, который не просыхал неделю, за что и был уволен…

— Как складывалась семейная жизнь Хрущева?

— У Хрущева, женатого дважды, было несколько детей. Нина Петровна, вторая жена, подарила ему Раду, Сергея и Елену. Лена прожила всего 28 лет и умерла от болезни «волчанка». Она была очень хрупкой девушкой. Ее завтрак часто составлял один кусочек копченой колбасы.

Рада вышла замуж за Алексея Аджубея, будущего главного редактора газеты «Известия». Про него было много слухов, анекдотов и крылатых выражений. Например, «Не имей сто рублей, не имей сто друзей, а женись, как Аджубей». По характеру он был общительным и простым. Был хорошим журналистом и организатором.

Нина Петровна была экономной и строгой хозяйкой. Дети и обслуживающий персонал не так боялись Хрущева, как ее. Она мало говорила, но требовательно относилась ко всему и ко всем. За ней закрепилось среди обслуживающего персонала и охраны прозвище «Коробочка».

Скандал в благородном семействе

— 31 декабря 1965 г. мы с напарником Геннадием Петровым подготовились отметить праздник в Петрово-Дальнем. Купили бутылку водки и закуску. В этот день дежурил прикрепленный Сергей Мельников. Его Хрущев заранее пригласил в гости для встречи Нового года. Все дети Хрущевых встречали Новый год в своих семьях. В Петрово-Дальнем накрыли стол на четыре персоны: хозяина, хозяйку, дочь Лену и Мельникова. Лена задержалась у своей подруги в Москве и приехала лишь за несколько минут до наступления Нового года.

Водитель, когда привез Елену, высказал  Мельникову свое недовольство ее бестактным поведением. Он сказал, что она мало того что надолго задержалась и теперь он не успеет встретить Новый год с семьей, но она даже не соизволила поздравить его с наступающим Новым годом. Когда Мельников сказал об этом за столом, дочь Никиты Сергеевича выбежала из-за стола с криком, что она несчастная. Нина Петровна побежала за ней. Мельников там оставаться уже не мог. Он пришел к нам и спросил: «Есть ли у вас что-нибудь выпить?» Мы пригласили его в нашу компанию. Мы с Петровым выпили грамм по сто, а остальное выпил Мельников. Он расстроился и очень сожалел: «Зачем мне надо было влезать в это дело? Ведь мог же поговорить об этом с Хрущевым после встречи Нового года».

Охрана в наказание
— Случались ли у вас разговоры с Хрущевым? Что он делал и что говорил после отставки?

— В 1964 году, когда Хрущева сняли со всех постов, его поселили на госдаче в Петрово-Дальнем. Там его охрану обеспечивали офицеры 18-го отделения. Их меняли ежемесячно. Попал к нему и я — в наказание за провинность.

Когда я приехал, он делал теплицу для огурцов и помидоров. С нашей помощью он сделал каркас над парником и покрывал его пленкой. В это время, как на грех, в журнале «За рубежом» была опубликована статья ученого-генетика, в которой говорилось, что группе ученых-селекционеров удалось продвинуть пшеницу в Индию и Латинскую Америку, благодаря чему спасены от голода миллионы людей. У нас же президент Академии сельскохозяйственных наук Лысенко при активной поддержке Хрущева отбросил учение о генетике на двадцать лет назад. Хрущевым тогда овладел «зуд» реорганизации во всем. Досталось и генетике.

И вот дернуло меня спросить у Никиты Сергеевича: «А что создал сам Лысенко?» Хрущев ответил, что Лысенко — это великий практик, и он получает большие урожаи свеклы. Опытное хозяйство Лысенко находилось в «Горках-2», куда иногда доводилось ездить и нашим ребятам, сопровождая зарубежные делегации. Они говорили, что он дальше своего кабинета никого не пускал. Все, что он говорил, то и считалось правдой. Когда я рассказал это  Хрущеву, он бросил работу и ушел в дом. Получилось, что я ­испортил ему настроение, да и мне стало как-то не по себе. В этот день он парник дальше не строил…

Столицу — в Киев!

— Больше я не задавал ему сложных вопросов. Иногда он просил меня помочь с огородными делами, которые я хорошо знал с детства. Как-то он с возмущением сказал: «Так повергнуть? Даже материалы ТАСС не дают почитать!» Я заметил: «Но вам регулярно ­привозят газеты». Он ответил: «А что в этих газетах? Одни враки!» Я вспомнил, как он с трибуны заявлял: «Только наша печать является самой демократичной, самой правдивой в мире». Но портить ему настроение больше не стал. Оно и без того было неважным. Между тем одному из наших сотрудников он сказал: «А я и не думал, что среди вас есть офицеры, с которыми можно поговорить».

Однажды во время работы с ним в огороде я выразил свое мнение о не очень удачном расположении Москвы. Дескать, у нас довольно-таки долгие и холодные зимы. В этом смысле более удачно расположены города: Воронеж, Харьков и Киев. И вдруг Хрущев говорит (дословно): «Столицей страны должен быть стольный град Киев!» После этих слов я понял, что, если бы он продолжал находиться во главе государства, то перенес бы столицу из Москвы на Украину.

Пошел на принцип

— И наконец факт, который сыграл, быть может, самую страшную роль в деле разрушения нашего крестьянства как класса. Факт этот связан с Кириллом Трофимовичем Мазуровым, который почти десять лет руководил Компартией Белоруссии.

Впервые довелось мне увидеть его в марте 1964 г. при следующих обстоятельствах. Я принимал участие в сопровождении спецпоезда, доставлявшего Хрущева на встречу с поляками в Беловежскую Пущу. Спецпоезд ожидал возвращения Хрущева на станции Оранчицы в 40 км от Бреста. Хрущев подъехал и вышел из машины. За ним подъехал Мазуров. Со стороны было видно, что происходит сложный разговор. После Хрущев сел в вагон, однако собеседника не пригласил, хотя ехал в Москву через Минск. Мазуров вынужден был добираться до Минска на машине…

Прошло шесть лет, и судьба свела меня с Мазуровым. Он оказался замечательным, образованным человеком. Умел ценить людей и обращался с ними бережно. А главное: знал экономику страны.

Как-то во время прогулки я вспомнил запавший мне в память случай на полустанке Оранчицы. Он ответил: «Да, Виктор, я думал, что мне пришел конец. Тогда Хрущев нападал на меня с вопросами: «Почему не сдаете мясо сверх плана? Почему не проводите политику партии и не урезаете у крестьян приусадебные участки? Почему крестьяне не сдают коров? Почему не сеете кукурузу?» Я отвечал, что Белоруссия вышла из ­войны обескровленной, и если урезать приусадебные участки и отобрать коров, то людям не на что будет жить. У них и так главный продукт — картофель. А кукуруза, я считаю, еще займет достойное место на полях, но ее необходимо изучить, освоить агротехнику ее возделывания. Хрущев сказал: «Вы плохо понимаете свою задачу. Мы с вами еще поговорим на Октябрьском пленуме!» И… уехал».

Тогда думали, что, если свести коров на колхозные фермы, то это даст огромную прибавку товарной продукции. А колхозы их выкупили и загнали на мясокомбинаты. Мазуров, пожалуй, единственный тогда не дал Хрущеву уничтожить личные подсобные хозяйства крестьян. И спас республику от голода.

Остальным же Хрущев навязал свой «тотальный агропрожект» и… потерпел крах. Это его и похоронило.

http://www.kp.ru/daily/26028.3/2946235/

topnewsrussia.ru



Товарищи , поддержите нас 

Сегодня, благодаря вашей поддержке «Красная Армия» становится одной из ведущих информационных площадок  и продолжает развиваться. Ежедневно мы стремимся к максимальной точности и актуальности публикуемой информации, работаем над тем, чтобы вам было уютно и интересно пользоваться сайтом. Все это требует значительных затрат времени. Кроме того, техническое обслуживание, развитие и существование интернет-издания в целом влечёт за собой определённые финансовые затраты. Именно поэтому, Ваша поддержка так важна для нас.

Если вам нравится то, что мы делаем и вы хотели бы помочь нам работать и развиваться для вас, пожалуйста, поддержите проект «Красная Армия»  :

Или просто станьте нашим другом подписавшись на одно из наших сообществ в социальных сетях:

 

Добавьте себе виджет нашего сайта на ЯНДЕКС 

«Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Красной Армии» — И.В. Сталин

1 Comment

1 Comment

  1. Костя Иночкин✔(СТ.ЛЕЙТЕНАНТ) - Rank : СТ.ЛЕЙТЕНАНТ

    10.09.2017 at 02:15

    Что жизни караван! Он прочь уходит.
    Нам счастья удержать невмочь — уходит.
    О нас ты не печалься, виночерпий,
    Скорей наполни чашу — ночь уходит.

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели