#Новости

Зачем Москве соглашение, в котором она признает Крым украинским?

Договор о дружбе между Россией и Украиной должен быть частично денонсирован. Об этом в воскресенье, 14 января, заявил зампред комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин.

По мнению депутата, в так называемом Большом договоре должны быть изменены положения о взаимном признании границ двух стран. В нынешней редакции, считает Затулин, договор «односторонне выгоден» Киеву.

«Ибо, не оговаривая механизмов партнерства, сотрудничества и дружбы, во второй статье договора мы признаем территориальные границы Украины, а они, соответственно, наши — на момент подписания и ратификации этого документа. То есть речь идет о том, что, подписав этот договор, Россия в 1997-м, а затем при ратификации в 1999 году подтвердила, что она считает, скажем, Крым и Севастополь частью территории Украины», — отметил Затулин.

По его словам, в 1990-е ряд политиков активно боролись против положения документа о границах. «Представители России говорили, что делать этого нельзя, что, даже если мы на это согласны, нужно оговорить это гораздо более конкретными условиями, чего в договоре нет», — напомнил зампред комитета Госдумы РФ по делам СНГ.

«Наша трактовка договора состоит в том, что наше признание границ взаимосвязано с темой договора: дружба, сотрудничество и партнерство. То есть — нет дружбы, сотрудничества и партнерства, по идее, возникает повод к тому, чтобы сказать: „Значит, надо все вопросы решать заново, в том числе и вопросы по границам“. Поэтому лично я предлагаю договор денонсировать — в части, касающейся признания границ», — подчеркнул Затулин.

Заметим, еще до событий 2014 года советник президента РФ по вопросам развития интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана Сергей Глазьев в интервью газете «Коммерсант» заявил, что Украина, подписывая Соглашение об ассоциации с ЕС, нарушает ст. 13 этого договора. В ней сказано, что стороны «воздерживаются от действий, могущих нанести экономический ущерб друг другу», и «будут стремиться к согласованию своей финансовой, денежно-кредитной, бюджетной, валютной, инвестиционной, ценовой, налоговой, торгово-экономической, а также таможенной политики».

Глазьев отмечал тогда, что, «Украина с подписанием СА теряет самостоятельность и перестает быть для нас не просто стратегическим, но даже полноценным партнером».

Тем не менее, в 2017 году, в 20-летнюю годовщину подписания Большого договора, МИД России выступил с заявлением, в котором назвал этот документ фундаментом «для возрождения двусторонних отношений».

Будет ли Большой договор денонсирован на этот раз, зачем Москве соглашение, в котором Крым и Севастополь признаются территорией Украины?

— Далеко не все, в том числе в МИД РФ, согласны с тем, что Большой договор следует частично денонсировать, — признает Константин Затулин. — Нами занята позиция, что в 2014 году мы приняли решение, связанное с возвращением Крыма, и больше этот вопрос ни с кем и нигде не обсуждаем.

В принципе, я такой подход поддерживаю. Но он совсем не означает, что мы не должны предпринимать шагов, которые облегчат аргументацию нашей позиции.

Замечу, частичное денонсирование Большого договора — по моей логике — не первый, а второй шаг, который мы должны сделать. Потому что первым шагом должно стать возвращение к событиям 1954 года, и признание на законодательном уровне передачу Крыма незаконной.

В 1992 году Верховный Совет это уже сделал, но лишь в форме постановления Верховного Совета РСФСР. Оно, как вы знаете, не имело правовых последствий, в том числе, в силу известного конфликта между ВС и тогдашним президентом РФ Борисом Ельциным. В целом, акт Верховного Совета принято подвергать определенной уценке и сомнению.

Но в данном случае я исхожу из того, что Россия — единственная сторона, которая может вообще принимать решения, связанные с союзным законодательством, ибо является преемницей Советского Союза.

Мы ведь обращаемся к событиям прошлого, идет ли речь о реабилитации жертв репрессий, или об осуждении пакта Молотова-Риббентропа, что было особенно популярно в годы перестройки. Обращение к событиям прошлого не является чем-то из ряда вон выходящим. И сегодня это нужно сделать еще раз.

 — Что нам это даст?

— Сегодня Украина на всех площадках официально заявляет, что у нее «украли» — «забрали, «аннексировали» — ее землю, Крым, которая якобы является неотъемлемой частью украинского государства.

Я же считаю, что Крым на совершенно незаконном основании пребывал в составе Украинской ССР, и уж тем более незаконным было его нахождение в составе независимого государства Украина. Этот момент не был в должной мере оценен, не был принят во внимание при подписании Договора о дружбе в 1997 году, и при ратификации в 1999-м.

Поэтому первый шаг — объявить юридически ничтожным, с точки зрения понимания последствий, — передачу Крыма Украине. Второй — до 1 октября 2018 года частично денонсировать Большой договор в части признания нахождения Крыма и Севастополя в составе Украины. Согласно ст. 40, действие документа будет автоматически продлеваться каждые десять лет, если «ни одна из сторон не заявит о желании выйти из него» не позднее, как за шесть месяцев до завершения очередной итерации. Если Россия не заявит о денонсации до октября 2018 года, то Договор о дружбе продолжит действовать уже до 2029 года.

То, что Киев до сих пор не тронул этот договор, связано исключительно с признанием Крыма украинским. Никакой дружбы, сотрудничества и партнерства с бандеровской Украиной у нас на данный момент не прослеживается. Но договор, повторюсь, позволяет украинской стороне на всех углах кричать, что Москва нарушила собственные обязательства. Я считаю, Киев надо лишить этой возможности.

— Почему бы нам не денонсировать договор в целом?

— Исключительно потому, что денонсация договора с таким громким названием немедленно вызовет шквал обвинений, что Москва не хочет дружбы и партнерства с украинским народом.

В то же время, замечу, мы имеем полное право частично изменить (денонсировать) действующий договор — в соответствии с Венской конвенцией от 1969 года.

Надо понимать: все, что в Большом договоре сказано о дружбе и сотрудничестве Украины с Россией, записано в декларативном ключе — без каких-либо конкретных параметров и контролируемых позиций. А вот все, что касается границы, прописано очень конкретно. В признании такого несоответствия и заключалась изначальная ошибка Москвы.

Именно потому Украина везде объявила нас агрессором, но договор о дружбе для Киева — священная корова.

— Киев заинтересован в тех пунктах Большого договора, где Украина признается в своих границах на момент подписания документа, и тем самым фактически фиксируется принадлежность Крыма, — согласен и директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — На мой взгляд, Киев не станет по собственной инициативе денонсировать договор, хотя и на Украине высказывались предложения о его частичной денонсации. Правда, не в части границ, как предлагает Константин Затулин, а в части дружбы и сотрудничества.

Что до российской стороны, МИД РФ, как следует из заявления 2017 года, считает денонсацию неактуальной. Москва, на мой взгляд, не хочет вносить дополнительные элементы раздрая в отношения между нашими странами. Их и без того предостаточно, а денонсация гарантированно приведет к обострению противоречий между РФ и Украиной.

Не то, чтобы на Смоленской площади выступали против денонсации вообще, просто дипломаты считают: не время для такого шага. Нужны договоренности с Киевом хотя бы по Донбассу, чтобы выйти из тупика минского процесса, и начать переговоры в более широком контексте, включающим Крым.

— МИД РФ назвал Большой договор фундаментом для возрождения двусторонних отношений. Какими вам видятся перспективы такого возрождения?

— На мой взгляд, перспективы отношений РФ-Украина откровенно плохие. Я считаю, в ближайшие полгода рассчитывать на их восстановление не приходится. А дальше это будет зависеть, прежде всего, от ситуации внутри самой Украины: сложится ли она так, что вынудит украинские элиты идти на какой-то компромисс с Москвой, на исполнение Минских соглашений?

Если сложится, возможны элементы разрядки напряженности, после которых может последовать и общее улучшение отношений. Не думаю, что оно снова приведет нас к любви и дружбе: серьезные разногласия между Москвой и Киевом — это надолго. Но достижение более-менее приемлемого режима взаимодействия — в том числе, налаживание экономических связей и открытие российского рынка для украинской продукции, — вполне возможно.

Источник

1 Comment

1 Comment

  1. Любовь Тюхэнова ✔(ПОДПОЛКОВНИК) - Rank : ЛЕЙТЕНАНТ

    18.01.2018 at 02:39

    Современные власти РФ боятся за свои деньги в украинском бизнесе и в ЕС, поэтому и не делают того, то чего давно добивается Затулин в отношении Украины.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТОП НЕДЕЛИ

Flag Counter
To Top
 
%d такие блоггеры, как:
Перейти к верхней панели