#История

Вспоминание о жизни на войне.

На войне каждый шаг может стать последним. На войне проводят месяцы, а то и годы нелегкой солдатской службы, или если хотите то суровой мужской работы. По статистике в России сейчас насчитывается около 2.5 миллионов ветеранов локальных войн. Первые дни на войне «необстрелянных» солдат выглядят смертельным риском. Но уже через некоторое время становится обыденностью и бытом, солдатской жизни. Вот об этом я и хочу рассказать, о быте простых солдат и офицеров, попавших на войну. Попав на войну солдат получает такую же форму, как и все. Оружие выдается это уже кому что, выдадут по штату. Все оказываются в равных условиях. Если до войны вы могли себе позволить, что вам хотелось, то на войне это уже не получится. Суровая военная дисциплина, за мародёрство лишь только одно хорошее наказание. Чтобы не повадно было другим грабить мирное население.

Но все же о таких жестоких днях, ветераны вспоминают с ностальгией. Да, армия — это тупо, но дурак везде дурак, а нормальный парень — везде нормальный. Вспоминая Афганистан нам выдавали как сухпай, когда выходили на боевые в горы или в рейд колонной. Две банки каши и банка тушенки, а также галеты или сухари и сахар на сутки. 17 пачек сигарет на месяц, Донские, Гуцульские, Ветра, Памир 10 копеек пачка, Ветра 16 копеек, я всё помню. Сигареты прикуривали от трассеров! Выковыривали пулю, клали на камень и били по пуле другим камнем! Если нормально попал трассер, загорался, нагревался до красна, и как заряд погаснет прикуривали! А если попал по «заднице» пули, она улетала и слышала в след отборный МАТ!!! Еще таблетки обеззараживать воду, это уже, когда был в Чечне, а в Афганистане эти таблетки заменяли отваром верблюжьей колючки, наш повар даже гордился тем, что готовил её двойной заварки как крепкий чай. Особенно очень конфет хотелось, как ребенку. Сладкого не хватало. С первой зарплаты купили в магазине пряники и по банке повидла, в «балдыре» (солдатская чайная).  Мазали повидло на пряники и ели. Блин, такое счастье было. Вечером получили «звиздюлей» от дедов, за то, что почти все деньги истратили, но оно того стоило. Зарплата у солдата срочной службы была от 10 до 12 рублей чеков.

Если в Афганистане все было как-то обустроено и с кормёжкой было все нормально, то в Чечне особенно в первые дни войны 1994-96 годов с этим было уже проблематично. Но вкус сухой картошки с килькой в томатном соусе никогда не забуду. А вот сухпай гречку с мясом вспоминаю с ностальгией. В 90-е офицеры как «чмыри» были, ни денег ничего. Уважаю их, за то, что в сложных условиях не бросили. Хотя по тем годам в армии было везде так. С кормлением солдат было туго. Не только на войне. Каждый раз на совместном совещании в кабинете у командира полка, только и решали вопрос как накормить и чем накормить солдат.

На войне трусы и герои видны сразу. В бою бывают всякое, помочь другу в трудную минуту, перевязать рану и так далее. Опасность погибнуть или получить ранение чувствуешь постоянно. Война — это тяжёлая работа и стрессовое состояние в душе постоянно. Бывало так что при массированном обстреле духов со всех сторон, заляжешь за какое-нибудь укрытие и стреляешь куда попало. Доходит даже то того что видишь, как летят пули по воздуху медленно. Потому что мозги просто вырубает. И чувство самосохранения отбивает напрочь. На войне боятся все. Если кто вам скажет, что он на войне ничего не боялся. Можете смело дать ему в морду. Лишь только потому что он врет!!!! Особенно страшно становится тогда, когда подходит время твоего или то увольнения по приказу министра обороны на гражданку, или, когда вот-вот закончится командировка и нужно ехать домой. Но ты еще понимаешь, что ты на войне и должен несмотря на все это идти на войну, прижимая к груди свой надежный АКС 74. Потому что это твоя работа и ту все равны, хоть дембель хоть первогодки. Попавшие на войну в боевые действия. На боевых вспоминаешь все что было на гражданке. Мать, отца или первую девушку, первый поцелуй с ней. И просишь прощенья у тех, кого обидел, сам того не понимая зачем было это делать.

На войне куда бы вы не попали есть враги и друзья. В Афганистане враги были «душманы» и в Чечне «вахабиты» разницы нет кто они. Для солдата или офицера, призванный защищать интересы своей страны, все они враги. В бою думаешь только обо дном, убей врага или он убьет тебя. Об остальном думать можно уже на досуге, кто тебе враг и, кто твой друг. Стрелять в другого человека, видя его в створку прицела автомата не все на это способны сразу. Поэтому солдата нужно было как-то к этому подготовить. Что обычно делалось, приводили в морг новобранцев и показывали трупы солдат и что делали с ними «душманы» или «вахи». Я уж точно говорю, что после этого у солдат менялось отношение к врагам. Да меняется психика у солдата, но, а что делать. Если хочешь выжить на войне других методов не было. Были конечно и другие варианты, но этот был более эффективным. Мой первый бой в Афганистане был обычным, «душманы» напали на колонну и пришлось отстреливаться, всеми средствами что были под ругой. Когда стреляешь в кого-то не видя в прицеле противника, на это обычно не реагируешь никак. Только более уже опытные солдаты тебя прикрывают и говорят, что делать в таких случая. Но убить уже в упор стоящего перед тобой врага, это уже другое чувство. И это нужно пережить. Я это перенес более или менее спокойно, что не скажешь по другим. Некоторые просто чуть ли не сходили с ума. Но таких за мою службу в Афганистане было редкость. Чем они себя пытались защитить, это делали самострел. И сразу становились не очень хорошими так скажем «людьми» перед сослуживцами. В дальнейшем когда я принимал участие в боях, я уже на все это реагировал достаточно спокойно. И помогал уже другим сослуживцам переломить этот страх в себе.

На войне не только воюют, но и бывают дни передышки. В это время все военнослужащие стараются привести себя в порядок. Или написать письмо родным, что с тобой все хорошо и ты в порядке. О войне конечно в письмах не писали (военная цензура запрещала), да и не зачем было об этом писать. И очень огорчишься, когда приходит почтальон, а тебе писем нет. Если в обыденной службе военного уставом предусмотрено время отдыха и досуга, но на войне этого почти нет. Но свободные передышки все же бывают. Особенно в это время самое что хочется это как можно больше отоспятся. Когда я служил в Афганистане, у меня к примеру, всегда перед выходом на боевые, я как назло не могу заснуть. Не мог отключиться от того что через пару часов будет боевой выход в рейд. Но уже после него, мозги как бы сами пытались отключиться и сваливало в сон, при первой возможности, на пару секунд. Лишь поэтому, когда выпадают боле менее минуты, а то и часы передышки, то мысли были о том, как бы выспятся. Так как в рейды посылали часто, а бывало и сутками. То после возвращения на базу своего полка, первым делом, это было помыться, по есть и выспятся. Отцы командиры хорошо понимали, что уставший на войне воин он уже не воин, а зомби. Если не дать ему хорошо отдохнуть после боевых. Но в Чечне уже было все по-другому. В Чечне я был уже вертолетчиком и перед вылетом на боевое задание, командиры заставляли отдыхать летный состав, около трех часов.

Самое тяжелое для любого, кто попал на войну это возвращение домой. Это можно хоть коротко, хоть длинно, описывать все эти ощущения. Что просто не хватит и книги описать все эти чувства. Почему спросите вы? Все очень просто, на войне солдат и офицер, по началу осматривается. Потом привыкает к обстановке боевых действий, потом втягивается в неё. И для всех их это становится частью жизни. Невзирая на все плюсы и минусы этой жизни. На войне ты привыкаешь ко всему. Встречаешь самое надежное боевое братство, которое не встречал, да и вряд ли встретишь в обыденной жизни на гражданке. Но всему приходит время. Время расставания с этими людьми и это жизни в которой прожил годы, месяцы, недели, дни. Со всем этим нужно расстаться и ехать домой. Самое тяжелое, когда ждешь борт на родину, а он еще не прилетел или грузится чем-то. Эти минуты становятся самыми тяжелыми за все то время которое прошли на войне. Секунды становятся часами. Я из Афганистана возвращался через Ташкент. Билетов на поезд нет. Подошли к кассе. Дали кассирше чеки. Билеты тут же нашлись. Купили билеты. Сели в поезд. Поезд был полупустой. Я повторяю. Поезд был полупустой. Так и ехали. Горько до сих пор. Когда возвращался и первой чеченской войны, первым делом зашёл в магазин. Отстоял очередь за водкой. Посчитал сколько осталось стоять второй круг (водка все еще в дефиците) не хватило 21 коп. Говорю продавцу продайте 22 коп не хватает — та фиг.  Ну ладно у очереди спрашиваю. Набираю сумму. Продавец ругается — «А тебе есть 21, спрашивает» (водка тогда продавалась после 21 года), а мне было тогда всего 29 лет уже. Горячие точки не исключения.

По возвращение домой что из Афганистана, что после Чечни. Никогда не забуду встречу родными и сослуживцами. Действительно праздник со слезами на глазах! И первое ощущение во время первой остановки поезда, что вокруг тишина и не стреляют. Утверждение, что «самым смертоносным оружием остается автомат Калашникова» — мягко говоря неправда, в масштабных конфликтах около 2/3 ранений — осколочные и взрывные, а не пулевые. Да и среди пулевых огромная доля — снайперский огонь. В купе старый татарин все спрашивал, убивал ли я мусульман. Было не по себе. Сначала молчал, потом припугнул татар ножом, и они пересели в другое купе. Вызвали ментов, но все обошлось. Подсели наши алкаши тут я хоть выспался. Долго не мог в себя прийти.

Вы не поймете человека для которого «мирная» жизнь оказалась такой, что за несколько лет службы в армии ВС РФ для него остаются то время как доброй сказкой. На все разговоры о «тяготах войны», можно сказать только одно… «Так ведь это война». А на войне, даже обед бывает случайным…

Автор сайта «Красная Армия» ,
ВКС России

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top