#История

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались «лесные братья» в Прибалтике

Скандал из-за видеоролика литовского фильма «Лесные братья. Битва за Балтию», размещенного на официальном сайте НАТО, набирает обороты. Одни официальные лица продолжают на все лады славить «героев антисоветского резистанса», другие европейские политики предлагают ввести санкции против Прибалтийских стран за героизацию пособников эсэсовцев. В НАТО считают, всем нынешним военным надо брать пример с преступников, воевавших бок о бок с немецкими нацистами. Пример чего? Ruposters напоминает, чем занимались нынешние балтийские «герои».

«Лесные братья» пришли в Опшрутай в ночь на 16 ноября 1947 года. Окружили небольшую деревушку, в которой жили три десятка русских староверов, поселившихся в здешних краях еще в прошлом веке, а потом стали забрасывать гранатами дома и расстреливать в упор спящих крестьян.

Чудом выжившая Елена Кашаускене так вспоминала эту кошмарную ночь:

— Мы, дети, перед сном молились, когда неожиданно разбилось окно и в избу влетела боевая граната – немецкая «колотушка» на длинной деревянной ручке…

«Бегите и прячьтесь!» – только и крикнул отец, бросаясь на «колотушку». Но взрыва не последовало – видимо, запал не сработал. Мама, подхватив брата и младшую сестренку из колыбели, успела выскочить через другое окно во двор. А Лена от испуга забилась под старинную железную кровать.

Из своего укрытия девочка слышала, как «лесные братья» схватили на крыльце отца. Сначала они долго его избивали, хрипло выкрикивая какие-то непонятные ругательства на литовском языке, потом что-то тяжело и гулко ударило, и в наступившей тишине она услышала тяжелые шаги – кто-то шел прямо к ней. И прямо у лица она увидела чьи-то заляпанные грязью немецкие кожаные сапоги, обитые железными подковками, оставлявшие грязные следы на чистых половиках.

«Святой Боже, святой крепкий, святой бессмертный, помилуй мя», — зашептала Лена слова молитвы побелевшими от страха губами, до боли стиснув нательный крестик. Кажется, что еще секунда — и ее убежище будет раскрыто.

Бывший полицай и охранник концлагеря Антанас Балтушис повернулся к комоду и стал торопливо шарить по ящикам, рассчитывая найти деньги и ценности. Какие-то вещи он пихал к себе за пазуху – новый платок матери, часы и галстук отца, купленные в городе.

Наконец, перевернув все вверх дном, литовец вышел из избы, а его подручные подожгли соломенную крышу.

Не помня себя от страха, Лена бросилась бежать, выбравшись через разбитое окно. В отблесках огня, уничтожавшего ее дом, она увидела тела матери и братишки, который нелепо раскинув руки, лежал в канаве у самого забора. Рядом в траве белел какой-то испачканный в крови сверток, и с ужасом Лена догадалась, что это тело ее сестренки…

В результате налета «лесных братьев” на деревню русских староверов был убит 31 человек, в том числе и 14 детей.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

«Лесные братья»Сегодня официальная литовская пропаганда именует Антанаса Балтушиса и его подручных из 2-го полицейского батальона вспомогательных войск вермахта настоящим героем Литвы. Его же жертв литовские историки именуют «стрибасами» — этот термин произошел от названия истребительных батальонов СМЕРШ. То есть, «стрибасы», по мнению официальной литовской пропаганды, — это пособники советских оккупантов, которых можно и даже нужно убивать. В том числе и грудных детей.

Впрочем, никакой информации о расправе над жителями деревни Опшрутай, равно как и о других случаях убийств мирных жителей, вы в Литве не найдете – нынешний режим, возглавляемый бывшим преподавателем Вильнюсской высшей партийной школы и членом КПСС Далей Грибаускайте, лепит из «лесных братьев» новых героев нации и борцов с тоталитарным Востоком без страха и упрека. Дескать, как выразился один высокопоставленный литовский дипломат, «у нас было право сопротивляться оккупации, и они делали это, потому что много людей было вывезено в Сибирь».

При этом все сведения о преступлениях «лесных братьев» в Литве давно стали запретной темой. Тот, кто не согласен с официальной трактовкой истории, сразу же объявляется агентом Кремля и попадает в разработку Департамента госбезопасности Литвы.

Причем героизация формирований националистов, воевавших бок о бок с немецкими нацистами, началась далеко не сегодня. Еще в 1997 году власти независимой Литвы наградили посмертно Балтушиса орденом Боевого Креста, а в 2002 году ему присвоили и чин полковника литовской армии – чтобы подрастающее поколение литовских воинов брало пример с убийцы женщин и детей.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

«Благородные разбойники»Первое, что нужно знать о «лесных братьях» в Литве, – это то, что их никогда в реальности не существовало.

Сам этот термин «лесные братья» впервые появился в Российской империи в начале XX века, когда во время русской революции 1905-1907 годов в Лифляндской и Курляндской губерниях – на территории нынешней Латвии – появились некие местные «партизаны», нападавшие на чиновников и почтовые кареты, перевозившие жалованье. В Риге бастовали рабочие «Русско-Балтийского вагонного завода», «Рижской электротехнической фабрики» и других предприятий, а в сельской местности под шумок шла волна экспроприаций имущества помещиков. По подсчетам полиции, латышские крестьяне тогда совершили до 400 грабительских акций, но молва тут же преувеличила размах деятельности народных «робин гудов», создав красивую сказку о благородных разбойниках.

Разумеется, эта сказка была подхвачена советским Агитпропом, пестовавшим миф о «Красных латышских стрелках», которым будто бы от «лесных братьев» передалось обостренное чувство социальной справедливости и ненависти к царизму. Уже во время Второй мировой войны советский миф о «лесных братьях» в Латвии зажил своей самостоятельной жизнью – в пику советской пропаганде теперь «лесными братьями» стали именовать нацистских коллаборантов, воевавших с советской армией.

Но в Литве местные националисты никогда не именовали себя «лесными братьями».

В Литве действовали не какие-то стихийно созданные отряды сопротивленцев, а хорошо организованная «Армия Свободы Литвы» со своими штабами, жесткой военной субординацией, системой подготовки и централизованным снабжением боеприпасами. Было даже создано офицерское училище. Преподаватели именовали себя либо «свободовцами», либо «зелеными».

На пике своей деятельности в 1945-1946 годах «Армия Свободной Литвы» насчитывала до 30 тысяч человек.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Армия «Срединной Литвы» в Вильнюсе, 1920-еНе выдерживает никакой критики и миф о том, что «Армия Свободной Литвы» появилась после аннексии этого государства СССР в 1940 году и массовых репрессий против литовской интеллигенции.

Костяк АСЛ появился еще в начале 20-х годов – это были так называемые «шаулисы», члены Союза стрелков Литвы, военизированной добровольческой организации националистов. В 1926 году на базе Союза стрелков были организованы отряды так называемых «таутинников» — так именовались боевики Литовского национального союза, которые организовали про-фашистский переворот и установили режим диктатуры местного «фюрера» — президента Антанаса Сметоны.

Диктатура Сметоны продолжалась недолго – в 1939 году Литва, согласно пакту Молотова-Риббентропа, вошла в «зону влияния» СССР. К тому времени в вооруженных структурах Литвы насчитывалось 24 тысячи солдат и офицеров, 4 тысячи пограничников, 3,5 тысячи полицейских и около 55 тысяч «таутинников».

Однако, когда в Литву начали входить подразделения Красной армии, командующий Литовской армией генерал Винцас Виткаускас подписал приказ, предписывающий литовским военным дружественно встретить Красную армию.

Дальше последовало установление власти Советов в Литве, и большая часть литовских военных была принята на службу в Красную армию – свыше 16 тысяч литовских солдат и офицеров стали солдатами нового 29-го литовского стрелкового корпуса РККА, а также солдатами 179-й и 184-й стрелковых дивизий.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Нашивки «лесных братьев»Более того, в новых стрелковых корпусах литовцам разрешили сохранить литовскую униформу, добавив знаки различия начальствующего состава Красной армии.

Однако готовность литовцев служить новой власти оказалась фикцией. Уже 22 июня 1941 года в 29-м Литовском стрелковом корпусе начались убийства командиров РККА и массовое дезертирство. В итоге из 16 тысяч военнослужащих 29-го Литовского территориального стрелкового корпуса с частями РККА отступили только 2000 человек.

Остальные же бойцы решили просто остаться в Литве, где в то время открывались невиданные возможности для быстрого обогащения – прежде всего за счет местных евреев.

С XVII века Вильнюс был известным центром еврейской культуры и учености в Европе, он даже назывался северным Иерусалимом. Евреи играли большую роль в экономической и культурной жизни государства.

Уже в сентябре 1941 года в Вильнюсе было создано гетто – специальный район компактного проживания еврейского населения, который был огорожен заборами из колючей проволоки. Около 40 тысяч евреев – жителей города – были согнаны в крохотный район.

Затем был запущен конвейер уничтожения «ненужных» людей.

— Наша ситуация уникальна, потому что соседи убивали соседей, которых знали годами, — говорит журналист Рута Ванагайте, автор скандальной книги «Наши» об участии литовцев в массовых убийствах евреев. Как только книга увидела свет, власти объявили ее проектом Путина и угрозой национальной безопасности.

— В Польше были концлагеря, — продолжает Ванагайте, — в Литве их не было, но такого масштаба погромов и массовых убийств, как у нас, не было нигде. Ведь на август 1941 года 90% евреев были еще живы, за три месяца убили 200 тысяч человек. Только в октябре люди очухались и стали спасать евреев. Многие говорили, что хотели спасать, но боялись не немцев, а соседей-литовцев. Многие люди думали, что немцы пришли навсегда, хотели им угодить.

«Таутинники» так прилежно убивали евреев, что в Литву их везли для уничтожения из других стран. Церковь равнодушно наблюдала за Холокостом – убийцам даже отпускали грехи.

Сохранились жуткие свидетельства казней.

— Люди ложились ничком, головой в землю, их стреляли, потом на них новая группа, их стреляли, — рассказывает Рута Ванагайте. — Репортер немецкой газеты спрашивал палачей: «Если отец с сыном легли, вы кого первого стреляете?». Палач отвечал: «Мы же не звери какие-то, на глазах отца убивать сына. Отца первым, конечно, стреляли».

Многих детей хоронили живыми или били головой о дерево. В некоторых местах деревья стоят с тех пор выкрученные — столько детских черепов о них ударили.

Труд палачей неплохо оплачивался – убийцы забирали себе вещи убитых.

— Моя бабушка жила в Паневежисе, там раздали еврейские вещи всем, – рассказывает Ванагайте. — Велосипеды, чашки, сумки, чемоданы, полотенца — что угодно. У нас стояли антикварные шкаф и часы в виде башни, на стенах висели старинные картины. Откуда я знаю, где она их купила? И купила ли? В городе жило 20 тысяч человек, и каждый получил в среднем по четыре вещи из еврейских семей.

Неудивительно, что книга-расследование Руты Ванагайте нанесла такой страшный удар по самолюбию литовцев – в каждой литовской семье оказались такие «еврейские вещи».

Разгром немцев под Сталинградом и быстрое контрнаступление советских войск в 1943 году повлекли за собой ускорение темпов расправы нацистов над евреями.

И после приказа рейхсфюрера СС Гиммлера от 21 июля 1943 года о ликвидации всех гетто на оккупированной территории СССР 23 сентября 1943 года началась ликвидация еврейского гетто Вильнюса. Узники были депортированы в концлагеря Эстонии и Латвии, расстреляны или направлены в лагеря смерти в Польше. Только нескольким сотням евреев удалось спастись: они бежали в леса и присоединились к советским партизанам или скрылись у местных жителей.

Тогда же немцы объявили и о создании Литовской Армии, и только за первые 3 дня в эту армию пришли свыше 20 тысяч добровольцев – тех самых «таутинников».

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Литовцы в немецкой формеВ принципе и до этого немецкие нацисты охотно пользовались услугами литовских «добровольных помощников» из так называемых полицейских вспомогательных батальонов. Например, в октябре 1941 года 2-й литовский полицейский батальон под командованием майора Антанаса Импулявичюса был переведен из Литвы в Белоруссию, где принял участие в репрессиях против мирного населения. Среди «подвигов» литовских полицаев – массовые казни советских военнопленных в Минске и Слуцке. Позже 2-й литовский батальон перевели в штат охраны концентрационного лагеря Майданек.

В это время в Каунасе 3-й литовский полицейский батальон под командованием капитана Дионизаса Мейжиса принял участие в расстреле 9200 евреев из местного гетто, а 13-й литовский полицейский батальон сжег несколько сел и деревень Дедовичского района Псковской области.

Также литовские батальоны участвовали и в боях против Красной армии на Восточном фронте – например, 7-й литовский полицейский батальон отметился под Сталинградом в составе 6-й армии вермахта. 12-й литовский полицейский батальон вместе с латышскими и украинским полицейскими батальонами участвовал в карательной операции «Зимнее волшебство» на севере Белоруссии и в Себежском районе Псковской области, где было сожжено несколько сотен населенных пунктов и убито более 15 тысяч человек.

Всего же в Литве было сформировано 22 полицейских батальона, а в различных литовских полицейских формированиях служили 20 тысяч человек.

Уже в феврале 1944 года комиссариат генерального округа «Литва» объявил о формировании из полицейских батальонов карателей особого «Местного отряда», предназначавшегося для скрытой борьбы как с польской Армией Крайовой, так и с приближающейся Красной армией.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Генерал Повилас Плехавичус«Местный отряд» возглавил литовский генерал Повилас Плехавичус — вернее, бывший российский прапорщик Павел Плехович. Унтер-офицерское образование Плехович получил в Оренбургской кавалерийской школе, потом воевал на фронтах Первой мировой. После революции 1917 года примкнул к Белому движению, а затем вернулся в Литву, где после переворота 1926 года он был назначен начальником штаба армии Литвы.

Именно «Местный отряд» и стал прообразом Армии Свободы Литвы, сформированной после ее освобождения от фашистов.

Первым главнокомандующим АСЛ стал Йонас Жемайтис-Витаутас – бывший командир роты из 1-го артиллерийского полка литовской армии. После присоединения Литвы к СССР он остался в РККА и принес присягу на верность Коммунистической партии Советского союза и Мировой революции.

Правда, после начала войны Жемайтис дезертировал из армии, вернувшись в родной хутор под Каунасом, где тогда проходил трехдневный еврейский погром, унесший жизни 4000 человек.

Разумеется, у Жемайтиса-Витаутаса были все основания бояться возвращения советских войск — по всем законам СССР (да и не только СССР) он был дезертиром и предателем, перешедшим на сторону врага.

Точно такие же причины уйти в лес были и у всех прочих членов АСЛ – все они были либо дезертирами РККА, либо националистами – «таутинниками», опасавшимися возмездия за геноцид еврейского населения. Либо теми и другими вместе.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Зачистка деревень НКВДВсего же, по данным НКВД, в 1945 году в рядах АСЛ числилось около 30 тысяч человек – примерно две трети от состава литовских полицейских батальонов и «Местного отряда».

Но нападать на красных командиров было опасно – у многих из них при себе было оружие. Но в своей идее «священной мести» литовские националисты – трусливые хуторяне, одержимые комплексами неполноценности, – дошли до крайнего предела безумия, решив «мстить» ни в чем не повинным мирным людям, которые не могли оказать им сопротивления. Приказ АСЛ гласил: все подозреваемые в «коллаборационизме» гражданские лица подлежали массовому уничтожению. В другом приказе читаем:

а) за каждого сосланного литовца уничтожить не менее одной семьи большевика, уничтожить всех членов семьи;

б) по возможности повесить всех без расстрела.

И убивали колхозников и агрономов, даже школьников — только за то, что в школе полагалось носить красные пионерские галстуки.

Вот сухая статистика из изданной в 2011 году в Литве «Книги памяти жертв партизанского террора»: с 1944 по 1956 годы силами АСЛ были убиты 25 108 человек, из которых 993 человека — дети младше 16 лет.

Среди убитых, по разным оценкам, от 21 до 23 тысяч — это сами литовцы. Вернее, как пишут сегодня латвийские историки, «приспешники и чиновники советской власти».

Советские данные такие: в первые послевоенные годы в Латвии было убито 50 военнослужащих Советской Армии, 64 сотрудника милиции, 386 бойцов истребительных батальонов, а также 1562 члена советско-партийного и комсомольского актива и члены их семей.

Тут надо учесть, что под термином «комсомольский актив» следует понимать не только секретарей комитетов комсомола и номенклатурных инструкторов райкомов. Это и девчонки-комсомолки, приезжавшие в глубинку учить грамоте крестьянских детей, и агрономы, и фельдшеры, приехавшие из Центральной России поднимать сельские больницы.

С еще большим удовольствием литовские «герои» расправлялись с русскими староверами. Новых переселенцев-староверов часто подселяли к русским староверам, жившим в Литве испокон веков, но это не остановило литовских националистов. Хуторянам было наплевать – староверов убивали только за то, что они были русскими.

Показательна история русских староверов из Савалкийского района, которых переселили в Литву в рамках Каунасского договора от 10 января 1941 года, когда Германия и СССР начали «великое переселение народов». Из Литвы в Польшу вывезли 3773 немецких семьи, а из Польши в Литву — 11845 литовцев, 8882 старовера и 45 белорусов.

Новые поселенцы сразу же не понравились литовцам: бородатые, многосемейные, другой веры и странных обычаев. Тем более что староверы были расселены в оставленных немцами хозяйствах, на которые тогда зарились многие литовцы.

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Фашисты переписывают пленныхПоэтому нет ничего удивительного, что с первых дней немецкой оккупации Литвы литовцы-«туатинники» под кличем «Naikink burliokus!» («Уничтожай бурлаков!») стали гнать и убивать семьи русских староверов. Их стали загонять в концлагеря, находящиеся в Шяуляй и Алитусе, а оттуда – или в Германию в рабство, или батрачить в Тракайском районе на литовских хозяев.

Примеры истребления староверов целыми семьями имеются в деревнях Контовцы (все жители уничтожены), Юзово Тельшяйского района, в деревнях Шаукенай, Ликшелис, Леонувка, Пакупелькис Кяльмеского района и других – список можно продолжать бесконечно.

В деревне Анткочяй отряды литовских полицаев, вспомнивших карательные операции в Белоруссии, сожгли живьем 12 местных жителей, среди которых было 5 детей. Но это только те трупы, которых смогли найти и опознать, а вот братская могила остальных жителей деревни не найдена до сих пор.

Перестала на карте Литвы существовать и деревня Николаевка, что под самым Панявежисом. Свидетельница гибели деревни пенсионерка Федора Ласкова вспоминала, как озверевшие литовцы убили всю ее родню:

— Мы жили хорошо. Имели землю, добротные дома, ибо в наших больших семьях трудились все. Но вот в 1941 году началась война, и все сразу изменилось. Наши соседи-литовцы просто озверели. Еще немцы не успели войти, а они начали наводить “порядок” в нашей деревне. Вот по ночам лежу, думаю и считаю: убили Мишу и Филю, дядю Гришу и дядю Андрея, тетю Нюру с 13-летним сыном, и Фому… Папиного брата расстреляли и бросили в картофельную яму. Всего убили 36 человек. За что? Да и солдата Федю, прятавшегося за селом в сарае, двое литовцев вывели и расстреляли… Нашу маму трое суток пытали, за ноги в колодец опускали, вытаскивали и опять пытали. А ведь у матери была годовалая Антонина. А потом маму расстреляли…

В той бойне чудом выжил и Владимир Ласков – националисты расстреляли его вместе с несовершеннолетними братьями Астафием и Семеном. Раненный Володя ночью выбрался из ямы и бросился бежать от проклятого места.

– Я выжил тогда лишь потому, что подался в город, где «растворился» в общей массе населения. А деревенские собирались ночевать в каком-нибудь доме, где их и накрывали нацисты.

Между прочим, как пишет литовская пресса, земля, на которой когда-то находилась сожженная Николаевка, сегодня принадлежат американскому фермеру – потомку одного из палачей русских староверов, сбежавшего в США. В конце 90-х его дети вернулись на «историческую родину», чтобы купить земли подешевле и прославить «подвиги героя». Такая вот историческая «справедливость».

Реакция советских властей на террор литовских националистов была жесткой.

Несмотря на поддержку со стороны западных спецслужб, направлявших в помощь «зеленые» катера, груженные оружием и взрывчаткой, ликвидация основной массы партизан не заняла много времени. Как следует из донесений МГБ, уже к началу 1946 года истребительные отряды уничтожили основные силы «Армии Свободы Литвы», главный штаб, десятки окружных и уездных командований и отдельных формирований.

При этом главным секретом успешной антипартизанской борьбы стали не военные методы, но ликвидация основного социального слоя, поддерживавшего «зеленых». В конце 40-х в Прибалтике была проведена серия операций по депортации «кулацких элементов». Самой масштабной стала «Весна» — в 1948 году почти 40 тысяч человек было выселено из Литвы в районы Казахстана, Башкирской, Бурятской, Якутской и Коми АССР. Только после таких жестких мер партизанская война пошла на спад.

По свидетельству генерала КГБ Филиппа Бобкова, в 1954 году «в последний раз в ходе оперативной игры к берегам Литвы пристал быстроходный катер, направленный английской разведкой с грузом для отрядов националистов. Оружие, деньги, снаряжение оказались в руках оперативных работников».

Трусы, убийцы, мародеры: чем занимались "лесные братья" в Прибалтике

Антанас Крауялис (слева, с длинными волосами)Последний же литовский партизан – некто Антанас Крауялис – был ликвидирован уже в 1965 году, после того как сотрудники КГБ окружили дом его шурина, где храбрый партизан по кличке «Опустошитель» несколько лет прятался под печкой.

В 1998 году «Опустошителю» Крауялису было посмертно присвоено звание старшего лейтенанта Армии Литвы, а также он был награжден орденом Креста Витиса III степени. Возле дома, в котором застрелился боевик, установлен мемориальный камень. Ежегодно проводится международный турнир юниоров по бейсболу на Кубок его памяти.

https://ruposters.ru/news/26-07-2017/trusy-ubijcy-marodery

 

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
 
Перейти к верхней панели