#Главное

Тайны Брестской цитадели

Сергей Мачинский возвращает имена без вести пропавшим героям Великой Отечественной
Немцы не планировали долго задерживаться в Брестской крепости. На цитадель, в которой на тот момент находилось около восьми тысяч советских воинов и три сотни семей военнослужащих, обрушился ураганный воздушный и артобстрел. Огонь велся прицельно — по складам с боеприпасами, казармам, домам офицеров… По сей день поисковики извлекают на поверхность останки погибших в крепости людей и пытаются вернуть им имена.

Сергей Мачинский: В прошлом году южнее Бреста мы обнаружили неизвестную могилу с останками офицера и десяти советских солдат. Фото: Роман Щербенков

Сергей Мачинский: В прошлом году южнее Бреста мы обнаружили неизвестную могилу с останками офицера и десяти советских солдат. Фото: Роман Щербенков

О последних находках обозревателю «СОЮЗа» рассказал известный российский поисковик, первый заместитель руководителя военно-исторического центра Северо-Западного федерального округа, подполковник запаса Сергей Мачинский.

Скажите, Сергей, неужели в знаменитой крепости, воспетой в сотнях книг, воспоминаний и фильмов, можно еще что-то найти?

Сергей Мачинский: Работы в крепости еще непочатый край. В прошлом году мы, российские поисковики из 90-го поискового батальона, работали там по приглашению ребят из 52-го белорусского поискового батальона. Это была совместная экспедиция. Благодаря немецкой аэрофотосъемке времен войны у нас имелась информация об останках людей, захороненных в одной из воронок. Информацию подтвердили и местные краеведы, отыскавшие в архивах фотографию, на которой немецкие солдаты позируют на фоне этой самой воронки, наполненной телами погибших советских солдат. Место мы вычислили — бомба взорвалась рядом с казармой 333-го стрелкового полка. Начали копать…

…Но ведь сегодня крепость — это большой мемориальный комплекс, где каждый клочок земли, каждый куст на учете…

Сергей Мачинский: Получить разрешение на раскопки очень непросто. Да и нынешний облик цитадели сильно отличается от того, что мы видим на фотографиях лета 1941-го. Поэтому сначала нам предстояло пройти полутораметровое наслоение почвы, накопившейся за семь десятилетий. Когда воронка была очищена, то в ней среди битого кирпича мы действительно обнаружили останки советских воинов.

Судя по их нижнему белью и по характеру полученных переломов, некоторые из них погибли буквально в первые минуты войны. Думаю, они даже не поняли, что война началась, — их, спящих в казармах 333-го стрелкового полка, просто засыпало обвалившимися стенами и сводом казармы. А в воронке их похоронили местные жители, согнанные немцами после боев. Это было уже в августе 1941-го, перед приездом в крепость Гитлера с Муссолини.

Сколько там покоилось солдат?

Сергей Мачинский: Девять. Но самая страшная находка нас ждала позже: мы сначала откопали останки двух детей семи и двенадцати лет, а чуть выше по склону воронки обнаружили останки женщины с четырехлетним ребенком, вероятно, из семьи комсостава. Находка потрясла всех, кто находился рядом со мной.

А что вы почувствовали?

Сергей Мачинский: Наверное, словами я не смогу передать свои чувства, когда выбирал из горелого песка пальчики четырехлетнего ребенка, хотя мне довелось поднимать из земли десятки солдат и участвовать в подъеме сотен. Тут было другое. Помню лишь, что маленькие, как семечки, пальчики я стал заслонять от палящего солнца, а в голове промелькнула мысль, что я уже ничего не смогу сделать для ребенка. Еще подумал, что в любом другом месте эти кости не смогли бы сохраниться, но земля крепости по странным ее свойствам сохранила их. Зачем?..

Удалось установить личности этих людей, этих детей?

Сергей Мачинский: Находки останков детей в крепости — не редкость. Наш случай особый. Дело в том, что эти дети и эти солдаты стали первыми жертвами войны, унесшей потом миллионы жизней наших граждан. Откуда в крепости дети? Рядом во флигеле проживали семьи офицеров, по разным сведениям, около 10 семей с детьми. Возможно, в этой же воронке лежали и их родители. Все находки мы передали работникам музея, которые сейчас работают с архивами и пытаются установить личности этих людей. Думаю, это возможно сделать. А сами останки были захоронены в пантеоне славы Брестской крепости.

Уверен, это не единственные находки совместной экспедиции белорусов и россиян?

Сергей Мачинский: Наша прошлогодняя экспедиция начиналась южнее Бреста в Малоритском районе на самой границе. Там мы обнаружили неизвестную до сего времени братскую могилу с останками офицера и десятерых советских солдат. Найденный медальон оказался пустым, но имя офицера нам удалось установить благодаря обнаруженной в раскопе печати, по краям которой можно было прочесть: 84 Краснознаменный Туркестанский полк. В центре же печати, там, где обычно располагается герб, прилипла обычная монета. Мы опустили находку в специальный раствор и пока ждали, когда монета отмокнет, стали наводить справки о полке. Выяснилось, что он перед началом войны дислоцировался под Гродно. Как эти люди оказались здесь, в трехстах километрах от места дислокации своего полка, мы сначала не понимали. Тем более выяснилось, что полк тоже весь погиб, но позже. Но вот, наконец, монетка отпала, и вместо герба мы увидели другую надпись, которую сумели прочесть. Она гласила, что эта личная печать командира хозяйственного взвода, младшего лейтенанта Дихно Ивана Марковича, который по документам пропал без вести в первые дни войны. Мы также установили, что 84-й полк накануне войны проходил процедуру переподчинения из одной дивизии в другую, а пока был поставлен на довольствие в брестском укрепрайоне. По всей видимости, Иван Дихно прибыл сюда с солдатами получать некие материальные ценности. Местные краеведы, кстати, хранят сведения о том, как погибли эти люди. Бой состоялся 25 июня 1941 года, когда Дихно с солдатами отступали от границы по болоту. Но к тому времени господствующие высоты уже «оседлали» немецкие артиллеристы. И бойцы буквально напоролись на них. В тот день погибло много воинов, и наша находка — лишь небольшая часть их. Мне удалось найти внука этого офицера, он живет на Украине. Я сообщил ему место гибели деда и место, где он сейчас погребен — на воинском мемориале в соседнем селе Малорита.

Не найден каждый третий защитник крепости. В пантеоне славы выбиты имена, а их останки все еще скрывают руины
 

Какие нераскрытые тайны еще хранит Брестская крепость?

Сергей Мачинский: Не найден каждый третий защитник крепости. В пантеоне славы выбиты имена, а их останки еще скрывают руины. Если говорить о 333-м стрелковом батальоне, то есть воспоминания ветеранов, согласно которым в казармах существовало только три каземата с земляными полами, остальные были забетонированы. И в одном из них хоронили погибших во время обороны защитников крепости — всего около 35 человек. В каком? Это пока выяснить не удается. Вообще, организовать сюда экспедицию очень сложно, поскольку строения чрезвычайно хлипкие — в любой момент может обрушиться свод. Кроме того, много людей захоронено в так называемой пограничной зоне, а доступ туда связан с большими трудностями. И все же тайны крепости постепенно раскрываются. Вот недавно в районе восточного форта поисковики нашли уникальное оружие, которое сейчас помещено в запасники музея: установка из четырех соединенных вместе пулеметов «Максим». Сведения о ней прежде встречались в воспоминаниях ветеранов, которые рассказывали, что установку привезли буквально за несколько дней до начала войны, но оказалось, что в форте нет людей, которые могли с ней обращаться, слишком сложная была система подачи патронов. Но в ночь с 22 на 23 июня такой человек нашелся — в форте появился некий пограничник, который сумел подготовить установку к бою. И когда на утро началось наступление гитлеровцев, которые шли в атаку не таясь — в полный рост, их встретил шквальный огонь из всех четырех стволов уникальной установки. Для врага это стало неожиданностью. В архивах даже сохранился снимок, на котором немцы после падения крепости позируют рядом с этим пулеметом.

Почтить память героических защитников Брестской крепости каждый год 22 июня приезжают тысячи граждан Союзного государства. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ

Какие планы на этот год?

Сергей Мачинский: В сентябре планируем новую экспедицию в Брест, где будем вновь работать с брестским объединением поисковиков, возглавляемым Петром Пицко, который, в свою очередь, ежегодно участвует в наших экспедициях в России. Пользуюсь случаем, чтобы от имени российских поисковиков выразить благодарность руководству музея Брестская крепость, а также местным краеведам, влюбленным в свою крепость, рассказывающим о ней, как о живой. Они здорово нам помогли! А сейчас мы готовим экспедицию в Питер, где на так называемом Невском пятачке обнаружили самолет и еще один в Тосненском районе. К сказанному я бы хотел добавить вот что. В прошлом году отмечали 75-летие начала войны — дату чрезвычайно трагическую для нашей страны. Увы, она прошла практически незамеченной, хотя был отличный повод задуматься и напомнить о причинах возникновения той страшной войны. Мне часто приходится общаться с молодежью, и очень напрягают их рассуждения, дескать, ну, что война — жахнем, и делу конец! Но жахнуть можно в одном случае, если страна будет сильной. А чтобы она была сильной, необходимо много работать и еще понимать, почему случались предыдущие войны. Нельзя относиться к противнику шапкозакидательски…

https://rg.ru/2017/05/03/poiskovik-rasskazal-o-propavshih-bez-vesti-geroiah-brestskoj-kreposti.html

Педагог, стаж работы 25 лет. Школа, вуз, доп.образование. С января 2017 года редактор сайта Красная армия

Click to comment

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели