#Россия

Станция ближней разведки и ее нетрадиционное использование.

Станция ближней разведки, более знакома обычным разведчикам. На пике популярности тепловизоров и приборов ночного видения, как-то позабыли мы эту верную и надежную технику. А ведь у нее есть свои преимущества. На качественную работу «тепловиков» и «ночников» очень негативно влияют погодные условия. СБР лишена подобных недостатков.

В качестве минусов можно назвать высокий вес, большие габариты и требования к подготовке оператора. Еще бы я хотел отметить, что сам факт работы СБР и азимут на источник излучения устанавливается при помощи весьма простых датчиков. Обычно СБР используется для разведки целей. Стоит на вооружении разведрот полка (бригады) и разведвзводов отдельных батальонов. Вынужден признать, что я долгое время рассматривал СБР только как инструмент для разведки целей. Правда, последние модификации СБР позволяют их совмещать с крупнокалиберными пулеметами, АГС или даже с ПК. Но такой «союз», объективно, пригоден для обстрела групповых целей. В ноябре 2014 года, я столкнулся с другим способом использования СБР.

Передо мной стояла задача, скрытно вывести в «серую зону» саперов и заминировать дорогу, ведущую в обход наших позиций. С обстановкой и с местностью я был слабо знаком, потому решил провести разведку необходимого участка местности в ночное время. Тем более что имелась непроверенная информация об активности противника в этом районе. В составе боевой тройки мы выдвинулись с началом сумерек. Маршрут движения был построен исходя из возможности наличия у противника таких приборов как тепловизоры и НСПУ. Дело в том, что сплошные линии обороны с километрами траншей ушли в прошлое.

Участки между опорными пунктами, а так же плохо просматриваемые участки местности, принято в военной практике, перекрывать секретами и патрулями. Второй вариант был и выбран противником. С началом темного времени суток два бойца выдвигались на террикон с СБР, а по дороге, вдоль фронта наших позиций, начинал свое движение патруль. Вот так и вышло, что пока они выдвигались в нашу сторону, мы шли им на встречу. В тот момент, когда начала свою работу СБР, мы уже находились под терриконом. В «мертвой зоне», так сказать. Патруль действовал следующим образом. Пройдя некоторое расстояние, патруль останавливался и подавал световой сигнал, в виде трех коротких вспышек тактического фонарика в сторону оператора СБР. По видимому, это означало запрос «проверить маршрут».

И к тому же патруль проводил свою идентификацию для оператора СБР. Как известно СБР, это не РЛС сил ПВО и на каждого бойца не повесишь блок определения «свой-чужой». Осмотрев местность на маршруте движения патруля, оператор подавал световой сигнал «чисто», в виде двух коротких вспышек тактического фонаря, и патруль продолжал движение. Радиомолчание они старались, без необходимости не нарушать. Я принял решение пристроиться сзади к патрулю и выйти из района у них за спиной. В определенный момент, наша тройка сошла с дороги и стала двигаться к своим позициям самым коротким маршрутом. По-видимому, в этот момент мы были обнаружены. Оператор вышел на связь с патрулем и направил их за нами.

Правда, они благоразумно отвернули назад, не сумев нас настичь. В дальнейшем мы весьма успешно действовали в этом районе, но уже с учетом возможностей противника. А также благодаря его лени и разгильдяйству. Вернемся к использованию СБР. Ведь таким же способом можно сопровождать движение разведгруппы при разведке переднего края противника, при проведении поиска, при проникновении вглубь обороны противника, непосредственно через его позиции. Как мне видится принципиальная схема? Командир, находясь на НП, имеет проводную и запасную радиосвязь, с постами СБР и с артиллерийскими подразделениями поддержки.

Для действий разведгруппы назначается коридор на местности, шириной не менее 800 метров (с учетом безопасного удаления от разрывов снарядов). Идентификация разведгруппы может проводиться путем световых сигналов или кодированными радиосигналами, при выходе группы в заранее намеченную точку. Небольшое отступление. Да, я читал про «Ратник». Да, там предусмотрена система «свой-чужой», да, командир на экране компьютера видит всех своих бойцов. Вот когда это появиться у простого пехотного Вани, тогда и поговорим. А пока так. Артиллерийский огонь может проводиться как беспокоящий, по ранее разведанным целям, справа и слева от коридора движения разведгруппы.

В виде ПЗО и НЗО, в случае если в сторону группы отмечается движение противника. В качестве примера. По опыту ВОВ. Для обеспечения поиска и захвата пленного на переднем крае противника, привлекалось до артдивизиона. В ходе артналета, разведчики выдвигались к передним траншеям противника с целью захватить в плен наблюдателя или солдата у дежурного огневого средства. Насыщение общевойсковых подразделений техническими средствами разведки, облегчает жизнь разведчика, но не существенно. Для того чтобы полученная информация считалась достоверной, все еще надо дойти своими ножками, увидеть своими глазками и потрогать своими ручками. А самым дорогим оружием, по-прежнему остается человек.

Вот такие дела…

Автор сайта «Красная Армия» ,
ВКС России

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
 
Перейти к верхней панели