#Мир

Скоро: американские ядерные ракеты на наших границах?

Заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов прокомментировал решение Пентагона о запуске производства ракет средней дальности. Он рассказал и о других серьезнейших решениях США, которые приняты «втихую» и намного страшнее каких-либо санкций

Накануне стало известно, что Конгресс США заставит Пентагон запустить производство ракет средней дальности и ведет работу над соответствующими законопроектами, нарушающими Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), сообщило издание Politico. Аргументом в пользу нарушения договора стало то, что Москва уже якобы нарушила соглашение, и Вашингтон должен дать ответ.

О том, к чему это приведет, в эфире «Русского ответа» подробно объяснил 
заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов.

— На Ваш взгляд, в случае выхода американцев из ДРСМД, чего нам стоит опасаться? Появления ракет средней и малой дальности в странах Балтии или даже на Украине, или, может быть, в Грузии?

— Есть понятие военной опасности. Она в настоящее время исходит от нашего потенциального противника — Соединенных Штатов Америки. И продвижение НАТО на восток, и некоторые другие компоненты, нас очень сильно задевают и волнуют.

Но есть еще более опасная вещь, потенциальная — это размещение ударных ядерных ракетных средств вблизи территории. Сейчас мы вплотную подходим к ситуации, которая возникает в третий раз, в отношении ударных ядерных сил вблизи нашей территории. Первый раз это было в 1958-1961 годах, когда американцы разместили их в Турции, и начали размещать в Италии. Подлетное время ракет с 35 минут сократилось до 10-12. Мы ответили, как Вы помните, размещением на Кубе. Таким образом, мы заставили американцев подумать или почувствовать, насколько нам это неприятно — иметь в 10-минутном подлете ракеты.

После этого кризиса удалось достичь развязки. Американцы свои ракеты вывели, мы свои ракеты вывели.

Вновь, второй раз, подобного рода ситуация возникла на рубеже 1980-х годов. Были длительные переговоры, очень сложные, и закончились они в 1987 году. Мы уничтожили 1800 ракет, американцы уничтожили 800, и не стали производить ударные средства, которые они собирались разместить…

Это был своеобразный размен. Мы уничтожали то, что было у нас, а они частично то, что было, больше не производили того, что собирались разместить. Несколько выгодней это было, конечно, для Соединенных Штатов Америки. Но мы все-таки сделали главное — отвели непосредственный ударный ракетно-ядерный кулак от своих границ.

Сейчас вполне возможно, что вновь встанет вопрос о размещении ракетно-ядерных средств. Они могут условно называться ракетами средней дальности, вблизи наших границ. И это, конечно, резко изменит военно-стратегическую ситуацию.

Иногда в прессе я вижу: «Ну, ничего страшного». Нет, это очень опасное дело. Если, например, будут они в какой-нибудь сопредельной стране, на Украине, то это уже не украинский кризис, это уже непосредственная угроза нашим национальным интересам, в самом таком прямом смысле этого слова. И нам нужно будет жестко реагировать на подобного рода приближение опасности к нашим границам.

— Какого рода должна быть реакция, если это гипотетически произойдет?

— Военная. Военно-политическая. Примерно так же, по той же схеме, как это было и подействовало на американцев, которые зарвались в 1958-1961 годах. По принципу, как это было с кубинским кризисом.

— То есть опять плыть на Кубу и размещать там ракеты.

— Не обязательно на Кубу. У нас есть военно-морские силы, есть другие всякие варианты.

— Технологии шагнули далеко вперед.

— Они, кстати говоря, просматриваются. Не хочу сейчас называть, но они просматривались и разрабатывались еще в середине 1980-х годов, когда между нами назревал второй ракетный кризис.



Есть у нас определенные возможности. Но в крайних ситуациях нужно вести себя с американцами достаточно жестко. Иначе они будут напирать. И мы не можем подставлять свою территорию под подобного рода угрозу.

— Также известно, что системы ПРО, которые сейчас размещены в Восточной Европе, могут быть очень быстро переоборудованы как раз под запуск такого рода ракет средней и малой дальности. Получается, в случае выхода из ДРСМД и эти системы тоже могут быть приспособлены для таких целей…

— Здесь есть несколько аспектов. Первый аспект ПРО — политико-психологический. Что американское оружие здесь может находиться, и страны согласны, что оно может находиться. А из этого потом, действительно, можно что-то дорабатывать, разрабатывать и так далее.

Второе. ПРО — это составная часть вопроса «уязвимость — неуязвимость» в случае ответного удара. Поэтому это составная часть стратегического оружия, направленного против нас.

И в-третьих, мы стремимся к тому, чтобы отдалить любые военные механизмы от наших границ. Но последние годы идет противоположный процесс, они десятилетиями приближались к нашим границам. Надо, конечно, поставить заслон, потому что дальше — Москва, нам отступать некуда.

— Что интересно, инициирует такого рода процесс именно Конгресс. Сейчас по закону президент может принять решение о выходе из того или иного соглашения. А тут Конгресс настаивает на том, что это нужно делать. О чем это свидетельствует?

— Это свидетельствует о том, что, во-первых, Военно-промышленный комплекс опять вернулся к своим изначальным жестким позициям и овладевает властными структурами все больше и больше. И это фактор, с которым мы должны в настоящее время иметь дело и настраивать на все более жесткое противостояние.

Они принимают решения в военной, военно-политической плоскости большинством. Кроме того, не обо всем серьезном, что происходит в Соединенных Штатах Америки, пишется в газетах. Вот сейчас все говорят про санкции. При всем уважении к санкциям (это, конечно, серьезный вопрос) — гораздо важнее другое. 21-го числа была принята без особого шума американская директива, которую поддержали все властные структуры. Согласно этой директиве, в течение девяти месяцев будет производиться серьезнейшая инвентаризация военного потенциала, ударных термоядерных сил, производственных мощностей Соединенных Штатов Америки. И после этого они будут делать какие-то выводы о том, каким образом гонку вооружений продвигать. Это очень серьезно.

И второе. Название, акт, который принял Конгресс. Разве там есть в названии «санкции»? Нет. Там в названии есть слово «противники», противодействие «противникам Соединенных Штатов Америки». Это очень серьезно. Они нас уже официально, черным по белому, называют не партнерами, а самыми настоящими военно-политическими противниками. Это опасно.

Источник →

topnewsrussia.ru





Вступайте в нашу группу ВКОНТАКТЕ — vk.com/pkkarmy

Друзья , регестрируйтесь на нашем сайте чтобы участвовать в пользовательском рейтинге — Регистрация (вход) здесь http://topnewsrussia.ru/register

Поддержите сайт «Красная Армия» (Наша команда обращается к нашим читателям с просьбой оказать возможную финансовую помощь нашему проекту. Информационная борьба — часть войны!)

Добавьте себе виджет нашего сайта на ЯНДЕКС 

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ТОП НЕДЕЛИ

Flag Counter
To Top