#Главное

Сибирский «модный приговор» в СССР

Куртка из меха северного оленя от тюменских модельеров шокировала публику на выставке в Париже в 1976 году. «Красный кутюрье» Вячеслав Зайцев собрал тогда по городам и весям СССР приличную коллекцию достижений советского модного хозяйства для показа от имени Общесоюзного Дома Моделей Одежды (ОДМО). Оленью куртку Зайцев «выписал» от модельеров и конструкторов Тюменского дома моделей. На этом уникальном фото творческий коллектив за работой. Куртка из Парижа в Тюмень не вернулась.

В 1957 году пленум ЦК КПСС был вынужден признать существование в СССР такого явления, как мода. Советская женщина теперь должна была не только строить коммунизм, но и не отставать от женщин «загнивающего Запада», как бы сказали сегодня – «быть в тренде». А для этого по всей стране нужно открывать дома моделей. Правда, до нефтегазовой провинции «модные» постановления партии и правительства дошли только через 15 лет. Однако Тюменская область практически сразу же совершила свой «модный прорыв», конечно, не такой, как нефтегазовый, но тоже значимый для СССР.

Шок и трепет парижской публики по поводу куртки из Тюмени был из серии – «опять у этих русских голь на выдумку хитра!».

Крайняя справа — один из авторов коллекции Тюменского дома моледей художник Ванда Бжозовская. Страница журнала из личной коллекции В. Бжозовской

Мотивы костюмов народов Севера практически четверть века были главным трендом Тюменского дома моделей и находили отражение в каждой коллекции. И даже сезон был не важен. Первая же разработка попала на страницы «Журнала мод» — главного глянца СССР.

«Это были ткани тюменского камвольно-суконного комбината. Как сейчас помню, яркие такие были цвета – зеленый, синий. Нам, кстати, часто такие задачи ставили: скопилось на комбинате много ткани, которую не берут швейные фабрики – расцветка не нравится или ткань сложная в обработке, наша задача – придумать одежду, подходящую для этой ткани. После показа эти модели малыми партиями отшивались и быстро раскупались. И так мы не только с КСК работали, но и с другими фабриками страны. Конечно, включали всю свою буйную фантазию – на «северных» моделях выручила богатая отделка мехом, мы эти модели демонстрировали в Новосибирске на Всесоюзном семинаре домов моды и оттуда они попали в «Журнал мод». Разрабатывали как эксклюзивные модели, но получилось вполне практично, можно, например, на лыжах кататься» — рассказывает Ванда Бжозовская.

Тюменский дом моделей был открыт в 1971 году. Решение областного Совета народных депутатов (аналог нынешней областной думы), принято 25 марта и, конечно, не просто так, а «в целях повышения качества обслуживания населения». Главная задача – доносить, а в нашем случае довозить на самолетах, на поездах, автобусах, на телегах и даже на собачьих упряжках все самые свежие идеи и технологии советской моды до ателье в городах и селах. Поэтому художники и конструкторы колесили по всей Тюменской области – от Казанского района до Ямала. Туда везли новые тенденции и технологи «индивидуального пошива одежды», оттуда, особенно с Севера – идеи для новых коллекций на основе народных костюмов. Например, подглядели у ханты и ненцев вышивку бисером – и внедрили это в производство на тюменской обувной фабрике.

В 1972 году журнал «Советская женщина» отмечает – в тюменском доме моды работают молодые и талантливые художники и конструкторы. Они делают всё, чтобы те, кто уже живет в Тюмени и те, кто приезжает сюда осваивать север, были в русле моды и могли носить современную и качественную одежду.

«Наши модели после показов раскупались как горячие пирожки – эксклюзив сплошной, который в магазинах не купишь, а цена почти та же, – рассказывает Ванда Бжозовская. – Все коллекции выпускались маленькими партиями. Поэтому даже для «своих» было неписаное правило – больше одного платья в одни руки не давать. Иногда до смешного доходило – приведет какая-нибудь жена работника из обкома и горкома свою дочку, на ней платье по швам трещит, но вот надо – и все! Мы ей предлагаем – сшейте в ателье точно такое же. Она ни в какую – хочу только с показа. Доплачивала, мы переделаем под ее размер, но, разумеется, насколько это возможно. А по спецзаказам обшивали наших руководителей обкома партии и их жен. Но там другие проблемы приходилось решать, например, кто-то воевал, был тяжело ранен и в результате одна нога чуть короче другой. Мы им так делали костюмы, что внешне физический недостаток был практически незаметен».

По словам тюменского модельера, высокопоставленные руководители обкома или предприятий и их жены были люди скромные: «Войну пережили, поэтому ценили то, что есть. Ничего особенного не требовали, какая ткань есть – из того и сшейте. Одну даму долго уговаривали прийти к нам. Она носила 60-й размер одежды, а в наших магазинах тогда для нее было то, что мы между собой называли «мешок из-под картошки» – бесформенные, темных тонов платья из тяжелых и неудобных тканей. А она все-таки должна хорошо выглядеть, так как иногда мужа сопровождала на разных официальных мероприятиях. Когда она пришла, очень сильно стеснялась. Мы ей сшили платье и костюм, она потом где-то раз в год к нам приходила и каждый раз благодарила за то, что в нашей одежде чувствует себя женщиной. А вот работники торговли – это были самые вредные клиенты. Тем обязательно надо было что-то «из закромов» и вычурного фасона, чтобы ни у кого такого не было».

Ванда Бжозовская
художник-модельер Тюменского дома моделей

Показ коллекции Тюменского дома моделей 1974 года.

Моделями, или, как было положено называть их в СССР, «демонстраторами одежды», в первые годы выступали сами сотрудники Тюменского дома моды. Тем более что таких штатных единиц периферийному дому моды не полагалось. А девушек, с которых потом брали пример первые тюменские модницы, нередко на подиум выводили «с улицы», ведь в СССР конкурсов красоты или манекенщиц просто не было. Никто, конечно, с ними подиумный шаг не оттачивал. Как правило, опытные показывали новичкам пару-тройку раз, как правильно пройти и встать, чтобы зрители увидели платье. Заметят ли девушку – было не важно.

Дебютанткам порой для храбрости наливали за кулисами «боевые 50 грамм». Но – только на первом показе. Работа демонстратором одежды в Тюменском доме моделей давала неплохую прибавку к основной зарплате – 3 рубля за примерку, 5 – за выход в одном платье. В итоге за один показ 25 рублей – четверть средней зарплаты в СССР. Правда, показы новых коллекций проходили всего два раза в год, плюс перед праздниками выходы на предприятия.

Дом быта «Сибирь» в Тюмени строили в том числе и для Дома моделей. Здесь не только проходили показы, но и работала большая лаборатория, которая внедряла в жизнь все самые современные тенденции создания образа советской женщины в ателье и парикмахерских.
СОВЕТСКИЙ ГЛАМУР ПРЕДПИСЫВАЛ ВСЕ САМОЕ ЛУЧШЕЕ И СОВРЕМЕННОЕ ВНЕДРЯТЬ В ЖИЗНЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ДЛЯ ПОКОРИТЕЛЬНИЦ СЕВЕРА. ПУСТЬ ВОКРУГ НИХ БОЛОТА, КОМАРЫ, МОЛОДЫЕ ГОРОДА ИЗ ВАГОНЧИКОВ И БАЛКОВ БЕЗ УДОБСТВ, НО ДАМЫ ВСЕГДА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРЕКРАСНЫ, ХОТЯ БЫ ПО ВЕЛИКИМ СОВЕТСКИМ ПРАЗДНИКАМ.
(НА ФОТО — РАЗРАБОТКА ПАРИКМАХЕРСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ ТЮМЕНСКОГО ДОМА МОДЕЛЕЙ. ИМЯ МАСТЕРА-ПАРИКМАХЕРА, К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ СОХРАНИЛОСЬ, МОДЕЛЬ — ВАЛЕНТИНА ДЕРГУНОВА)

Если были шарфы в моде, то мы выдумывали большие конские хвосты, если юбочки — значит «Бабетта». Разрабатывали свои короткие стрижки, чтобы подчеркивать черные платья. Когда стали внедрять химическую завивку, у нас была проблема — может «Локон» был не тот, может с другими реагентами не угадывали, но никак «химки» не получались — у женщин волосы ломались.

Наша лаборатория дала рекомендацию — делать контрастный душ на волосы перед нанесением химикатов. И, действительно, помогло. Новые варианты стрижек нам в дом моделей присылали из московского Дома моделей на Кузнецком мосту, там всесоюзной лабораторией заведовала Долорес Кондрашова.

Кстати, в их рекомендациях было много запретов, например, если делать прическу для женщины, которая идет на торжественное собрание по случаю 7 ноября (в СССР — день Великой Октябрьской социалистической революции), то нельзя открывать ушко, видимо, чтобы мужчин из обкомов и райкомов не волновать.

Под Новый год была другая «рекомендация» — если женщина идет на праздник в платье с открытой спиной, то надо ей на спину пустить локоны, чтобы не смущала окружающих, даже если спина красивая.

Надежда Самбулова
парикмахер, коллекционер

Манекенщицы Тюменского дома моделей, показ вечерних платьев 1987 год.
«Золотой век» Тюменского дома моделей – восьмидесятые. Собственный штат манекенщиц, хореограф, который делал не просто показы, а мини-спектакли. В городе был построен специальный демонстрационный зал – под него и цех экспериментальной лаборатории спроектировали первый этаж жилого дома по ул. Республики, 194. О показах и модельерах писала местная пресса, сделав из незвучной профессии «модельер-конструктор» престижную «дизайнер» и открыв, например, Алёну Дубровину – ныне члена Союза дизайнеров России.
В июле 1986 года Тюмень праздновала 400-летие. Одна из главных тем для обсуждения в кругах местного бомонда (партийной и хозяйственной элиты с небольшой прослойкой интеллигенции в виде художников и актеров) — новая коллекция Тюменского дома моделей. А что ещё он мог подарить городу? Только свой haute couture. Представьте интонацию ведущей в духе «брюки превращаются…» и…
[youtube https://www.youtube.com/watch?v=gq_lneP0YhA?rel=0&fmt=18&html5=1&showinfo=0]
Актуальные тенденции юбилейного для города 1986 года выражены в широких рукавах «летучая мышь». Они используются как в женской, так и в мужской одежде. Вышивка представляет собой коллаж из древних и современных образов Тюмени. Финальный аккорд коллекции — платье невесты. Оно, как и рубашка для жениха, украшено цветами из ткани, что выгодно отличает эту модель от обычных белых платьев и придает целостность всей композиции.

А «лихие девяностые» для Тюменского дома моделей оказались как граната «лимонка», с помощью которой в то время нередко «вставал на ноги» будущий бизнес. Дележка помещений в Доме быта «Сибирь» и в здании на ул. Республики, распад ателье и парикмахерской на отдельные структуры, чьи-то личные обиды, из-за которых грудами летели на помойку эскизы, экспериментальные модели, разработки, фотографии, рекомендации. Да и в стране вообще было как-то не до показов. Все, что осталось городу, – скромная коллекция моделей к 400-летию Тюмени, созданная в 1986 году, – рукава «летучая мышь», аппликации с древними и современными мотивами родного города и украшенное цветами из ткани платье невесты. Сейчас эта коллекция хранится в фондах музейного комплекса им. И. Я. Словцова.

Кстати, Вячеслав Зайцев, несколько раз бывавший в Тюмени на конкурсах молодых дизайнеров, помнит, как заказывал нам для Парижа «что-то северное, потому что мы просто обязаны были удивить западную публику». Но вот такой у Тюменского дома моделей оказался «модный приговор».

http://www.vsluh.ru/longreads/137

«Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Красной Армии» — И.В. Сталин

1 Comment

1 Comment

  1. Костя Иночкин✔(СТ.ЛЕЙТЕНАНТ) - Rank : СТ.ЛЕЙТЕНАНТ

    13.11.2017 at 23:41

    И в рубище почтенна добродетель (Толстой Л.)

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели