#История

#ПутьПобеды. СОВЕТСКИЙ АС МИХАИЛ БЫЧКОВ ЭСКАДРИЛЬЯ. «КОМСОМОЛЕЦ ЗАПОЛЯРЬЯ»

Бычков Михаил Ефимович — родился в 1922 году в деревне Заречное Тульской области. Весной 1942 года, после окончания военно — авиационной школы лётчиков, сержант М. Е. Бычков был направлен в 147-й истребительный авиаполк, который участвовал в боевых действиях на Карельском фронте. Вскоре после его прибытия этот полк стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП. Михаилу повезло: его наставником с первых дней службы в Заполярье оказался Георгий Громов, человек неравнодушный, умеющий вводить в строй молодых лётчиков. У Громова они переучивались на новый для них самолёт (американский Р-40 «Киттихаук»), осваивали технику пилотирования, овладевали опытом боёв на Севере. Впоследствии, набравшись опыта, Бычков проявил себя как мастер воздушной охоты, то есть умел самостоятельно искать воздушные цели и поражать их.

Когда Михаил Бычков стал командиром звена, он поставил «на крыло» Лейтенанта Ивана Жученко. Подметив способности молодого лётчика, его трудолюбие и любовь к небу, Бычков взял шефство над новичком, а вскоре и взял к себе ведомым. Иван Жученко не раз вылетал в паре с Михаилом Бычковым и ни разу не пожалел, что дал согласие быть у него ведомым. Полёты с Бычковым — это была целая школа.

…Северная весна переменчива. В Марте солнце уже довольно высоко поднимается над горизонтом, но греет ещё слабо. В редкие дни можно увидеть подтаявший снег и капель. Зато холодный ветер частенько гонит над сопками низкие серые тучи, сыплет снег, и дает себя знать мороз. Иногда поднимается такая метель, что и носа из землянки не высунешь.

Однако увеличение светлого времени суток сразу же сказывалось на ритме боевой работы. Фашистские самолёты стали чаще появляться над аэродромом. Следовательно, чаще стали подниматься в воздух по тревоге и наши истребители. В одну из таких тревог в воздух поднялись Жариков, Фоменко, Бычков, Жученко.

Группу истребителей Ме-109 они заметили ещё издали. Постарались набрать высоту, чтобы сверху обрушиться на противника, но немцы, используя численное преимущество, применили свою излюбленную тактику: разделились на 2 группы, и пока одна завязала бой с нашими истребителями, вторая, пытаясь выбрать удачный момент, напала на выходящие из виража «Киттихауки». Только дружная, стремительная атака могла сорвать план гитлеровских асов.
— Атакуем с ходу, — передал Жариков. — Беру на себя ведущего.

Атака удалась. Бычков ударил по ведомому. Фоменко и Жученко связали боем остальные Ме-109. Строй вражеских самолётов нарушился, выполнить свой замысел они не могли. Теперь надо не допустить согласованной атаки обеих групп вражеских истребителей. И Жариков, развернувшись, перехватил на вираже Ме-109, поймал его в перекрестье прицела. Дал короткую очередь. Правда, фашист уцелел, но круто отвернул и вышел из боя. Может быть, подбит самолёт или ранен лётчик ? Понаблюдать бы за ним, да не до того сейчас. В атаку пошла вторая группа истребителей противника. Два из них одновременно набрасываются на Фоменко. Как ни увертывался он, как ни отбивался огнем, одному из фашистов удалось зайти нашему истребителю в хвост и подбить его. Жариков видел, как его самолёт, дымя, пошёл вниз. К сожалению, прийти на помощь товарищу ни он, ни Бычков не имели никакой возможности, потому что сами оказались в критическом положении: были связаны боем с 4 истребителями противника.

Пока Жариков атаковал одного из них, второй зашёл сзади и успел выпустить короткую пулемётную очередь. Жариков на вираже оглянулся на него, но заметил лишь, как фашист перевернулся на крыло и косо пошёл к земле. Это Бычков, придя на выручку командиру группы, стремительно напал на вражеский истребитель и сбил его. После этого, 3 другие «Мессера» отвалили в сторону и пошли на свой аэродром. Остальные тоже скрылись из виду.

Жариков дал команду возвращаться домой. Пока летели, он всё думал о только что проведённом бое. Один самолёт потеряли и один сбили. Вроде поровну. Но тут же делал поправку. Вражеских самолётов было почти вдвое дольше. Если бы такое соотношение сил сложилось у фашистов, они вряд ли приняли бой. Бычков, хотя сам не так давно ходил в учениках у Хлобыстова и Громова, стал опытным истребителем. Решения в воздухе принимал неожиданные и смелые, старался ошеломить противника или, прибегнув к хитрости, атаковать внезапно, когда враг этого не ждёт.

24 Сентября 1943 года Лейтенант М. Е. Бычков одержал свою последнюю победу, однако был подбит и погиб.

Накануне, лётчиков поднял сигнал боевой тревоги. В воздух взмыли Жариков, Разумов, Громов, Бычков, Кулешов, Ченцов, Алексеев, Шилков, Михайловский. Задача: прикрытие Туломской ГЭС и своего базирования. Вскоре заметили 8 немецких бомбардировщиков в сопровождении 15 истребителе которые, прикрывая бомбовозы, немедленно пошли атаку. Бой завязался на высоте 1500 метров над районе Мурмаши — Шонгуй и проходил со снижением до бреющего полёта. Первая атака вражеских истребителей, которую враг возлагал большие надежды, была успешно отражена. Громов, сманеврировав, набрал высоту сверху атаковал противника. Товарищи его поддержали. Каждый выбрал себе цель и атаковал её. Вели огонь коротких дистанций, заставляя противника резко маневрировать, что расстраивало его боевой порядок.

Теперь фашистские лётчики не решались уже нападать в группой. Они утратили между собой связь и действовали каждый на свой страх и риск. Но именно в этот критический момент подошла ещё группа Ме-109 и вступила в бой. Обстановка значительно усложнилась. Важно было не допустить согласованной атаки вражеских истребителей и самим упорно атаковать. Учитывая это, Громов приказал Жарикову и Бычкову сковать боем подошедших Ме-109F, сорвать их замысел.
— За мной, в атаку ! — передал Жариков с ему ведомому. — Прикрой.

Тут же в направлении фашистского истребителя полоснула пулемётная очередь. Но он сумел сманеврировать, уклониться от огня, развернулся и снова ринулся в атаку. Тут-то и настиг его Жариков, вышедший из виража. «Мессер» задымил и, оставляя за собой длинный чёрный шлейф, пошёл к земле. Вскоре на месте его падения вырос взрыв, блеснуло пламя.

Лейтенант Бычков отбивался сразу от пары Ме-109. Закладывал виражи, уходил вверх, бросался вверх, почти прижимаясь к земле. Вражеские истребители, словно привязанные, неотступно следовали за ним. И туго бы ему пришлось, если бы не Михайлов, выбивший Ме-109F из-под хвоста его самолёта. Удирая, немец пытался проскочить мимо заканчивавшего вираж Бычкова. Но не тут-то было. Бычков немедленно поймал его в перекрестье прицела и короткой очередью сбил. Кто-то из ребят ухитрился подбить один из головных бомбардировщиков, и тот полого, оставляя длинный шлейф дыма пошёл книзу.

Строй бомбардировщиков рассыпался, они повернули назад. Вражеские истребители тоже с ли один за другим выходить из боя и брать курс на запад. Громов, посчитав задачу выполненной, повернул на свой аэродром. Несмотря на численное превосходство вpaгa, бой был довольно лёгким и без потерь. После приземления техники нашли лишь повреждения от пулемётно — пушечного огня на 4-х самолётах.
— Проучили «Мессеров», — сказал при разборе боевого вылета Майор Г. В. Громов. — Я думаю, долго они будут сидеть смирно.

Прогноз этот, однако, не оправдался. Очередную тревогу объявили на следующее утро. Большая группа вражеских самолетов снова приближалась к Туломской ГЭС. В воздух были подняли 3 группы истребителей под общим командованием Гвардии майора Г. Громова. Первую группу возглавил Гвардии капитан И. Жариков. В неё вошли Разумов, Бычков, Жученко. Вторая группа — во главе с Кулешовым. И вместе с ним Михайловский, Михайлов, Ченцов. Третьей группой руководил Завьялов. Её составили Гуслистов, Петров, Иванцов, Никитин. С земли за ходом сражения наблюдал командир полка Гвардии подполковник М. Семянистый, передававший команды по радио.

Замысел противника состоял в том, чтобы связать силы наших истребителей и тем самым расчистить путь своим бомбардировщикам, которые должны были ударить по ГЭС и аэродрому. Враг, видимо, рассчитывал, что после прошедшего накануне боя наши авиаторы ослабят бдительность. Но ставка на внезапность противнику не удалась, благодаря своевременной информации по радио с командного пункта полка: — Высота 2500 метров. Правее — группа истребителей противника.
— Вижу, — ответил Громов. — Атакуем !

Громов насчитал 15 Ме-109F. «Значит, силы примерно равны, — подумал он. — Теперь всё будет зависеть от смелости и мастерства лётчиков». Бой начался стремительно, на встречных курсах. Когда перед первой атакой Жариков посмотрел на часы, было 9:35. Последний боевой разворот он сделал в 10:31. Бой длился 56 минут, но что это были за минуты ! Громов первым пошёл в атаку и с ходу вогнал в землю один «Мессер». Когда заканчивал боевой маневр, заметил, как задымил и рухнул вниз ещё один вражеский истребитель, который, судя по всему, был сбит его ведомым.

Жариков, выбрав цель, упорно старался захватить в перекрестье прицела. Фашист увертывался, сам пытался зайти сверху или сбоку.
— Бычков, прикрой, — скомандовал Жариков и с боевого разворота, поймав, наконец, фашиста в прицел полоснул по нему длинной очередью. Вражеский истребитель клюнул носом и стал заваливаться на крыло. «Этот готов», — отметил про себя Жариков. Тут же он увидел как и второй вражеский самолёт, объятый пламенем косо пошёл вниз, оставляя за собой шлейф дыма. Понял — это Михаил Бычков, воспользовавшись замешательством противника, сбил ещё один Ме-109F. За короткий бой они сумели уничтожить 4 вражеских самолёта. Удача ? Везение ? Конечно, на войне и их нельзя сбрасывать со счетов, но главное — мастерство, смелость, отличное владение техникой.

  • «Двадцать второй !» — послышался в наушниках голос командира полка. «Двадцать второй» — это был позывной номер Георгия Громова. — С запада приближается 15 «Мессеров». Высота 2000 метров. Будь внимателен. За ними идут бомбёры. — Вижу, — отозвался Громов. — Сейчас встретим.
    Он подал команду всем экипажам выходить из боя для удара по новой группе противника. Положение хоть и осложнилось, но наши ребята не дрогнули. Громов сумел в динамике боя скорректировать действия ведомых им групп.

Одна из атак Гвардии младшего лейтенанта Разумова увенчалась успехом. Он сбил Ме-109F. Но и немцы ободрённые прибытием подкрепления, усилили натиск. Они придерживались своего излюбленного приёма — навалившись на один самолёт с разных сторон, брали его в «клещи». Атакованный таким образом Жариков едва сумел отбиться. Только вышел из виража, заметил, что враги, как коршуны, набросились на другой наш самолёт. Кинулся на помощь — и не успел. Самолёт, прошитый несколькими пушечными очередями, загорелся стал падать. Лётчик с парашютом не выпрыгнул. Болью в сердце отозвалась у всех эта смерть. Но в пылу боя Жариков не заметил номер самолёта. Кто же это ? Запросил Бычкова. Не отзывается. Неужели он погиб. С яростью бросился Жариков снова в атаку.

Он так удачно врезался в боевой порядок подходившей группы противника, что сразу расстроил его. Спереди внизу оказался один из «Мессеров». Жариков ринулся вниз, заходя в хвост противнику. То ли фашист его не заметил, сам увлекшись атакой, то ли посчитал, что успеет увернуться, только он допустил Жарикова совсем близко, и тот, воспользовавшись этим, выпустил 2 очереди с короткого расстояния. Вражеская машина вспыхивает и проваливается вниз. Но Жариков увлёкся, не сделал маневра и сам оказался под огнём противника. Пули пронзили кабину — хорошо, что всё обошлось. Нет, в воздушном бою нельзя терять осмотрительность — расплата может последовать мгновенно. Хорошо, сейчас помог Ченцов — прошил «Мессер» короткой очередью. С другой стороны ударил Михайлов. Они вдвоём быстро разделались с врагом: Ме-109 задымил и стал падать.

Видя, что пробиться здесь невозможно, враг стал разворачиваться и уходить к норвежской границе. Без прикрытия и «Юнкерсы» не прошли. Побросали бомбы куда попало и повернули назад. У наших тоже на исходе было горючее и боеприпасы. Громов подал команду возвращаться домой. Итог был неплохой. Но и у нас не обошлось без потерь. Выбыли из строя Бычков и Жученко. Как загорелся самолёт Миши Бычкова, видели и с командного пункта. Командир полка приказал ему покинуть самолёт с парашютом, но Михаил ничего не ответил на это, наверное, был убит, и его самолёт, оставляя шлейф дыма, по пологой глиссаде вошёл в сопки. Вскоре там раздался взрыв. Что случилось с Жученко — никто не видел. Разумов говорил, что «Мессеры» навалились на него с 2-х сторон, и наш самолёт, прошитый трассирующими очередями, загорелся и со снижением пошёл к линии фронта. Сел он или упал этого Разумов не знал. К счастью, спустя некоторое время, Жученко вернулся в полк и благополучно воевал до конца войны.

Более 200 боевых вылетов совершил Михаил Ефимович Бычков за 2 года боёв в небе Севера. По данным М. Ю. Быкова сбил 2 вражеских самолёта лично и 20 — в составе группы.

Отважный лётчик награждён:

2 — мя орденами Красного Знамени
и орденом Отечественной войны 1-й степени.

В память о земляке в Тульской области его именем названа средняя школа.

Источник

Группа по борьбе с антироссийской пропагандой: https://vk.com/blockukrop

Click to comment

Добавить комментарий

ТОП НЕДЕЛИ

Flag Counter
To Top
Перейти к верхней панели