#История

Просветители славян

Древности Руси. Просветители славян

Просветителями славян считаются братья Кирилл и Мефодий, в 863 г. впервые ступившие на землю Моравии.

Однако просветительство являло собой отнюдь не обучение грамоте, так как славяне давно уже пользовались своею грамотою, на что указывают и сами просветители. Это была лишь некоторая модернизация славянской слоговой грамоты под считающуюся очень удобной в употреблении буквенную. Причем, удобную именно для проведения богослужения на церковнославянском языке инородцами, то есть не славянами. На это указывают и некоторые буквы кириллицы, впоследствии для самих славян оказавшиеся просто лишними:

«фита, ижица, пси и т.д.» [63] (с. 131).

Мало того, кириллица, якобы придуманная для нас греческими просветителями, имеет достаточно странное обозначение нашего звука У — ОУ. Что и еще раз указывает на то, что вовсе не для славян изобретали свою азбуку Кирилл и Мефодий, но как раз наоборот: славянские учителя пытались просветить светом Евангелия эллинов, не способных к произнесению звука У (например, Рума у славян и Рома в произнесении этого населенного пункта проживающими на Апеннинах эллинами).

Вот еще достаточно веский факт: объяснение странной двувариантности корня имени Божьего народа: рось и русь, роса (раса=раша) и руса. В Палеи Соловецкой библиотеки на «Смерть и погребение Адама» (с. 13), находим искомое:

«…Иеросалим» [136] (с. 208).

В греческом неумении выговорить буковку У — вот где корень этого странного перехода: Русь — Россия (Рось[Русь] сия). Нашу страну, так же как наш город, «…Иероусалим» [136] (с. 218), судя по всему, принято было отображать в тексте: Роусь.

Потому именно победа греческих обычаев при митрополите Макарии, когда наше исконное молитвенное перстосложение заменили двуперстием (во всяком случае, официально), венчается заменой и наименования нашей страны, Руси, — Россией:

«Современный Иоанну Грозному митрополит Макарий первый начал употреблять слово Россия и государи, следовавшие за Иоанном Грозным, в своих речах и грамотах большей частью употребляли слово “Русиа” и весьма редко Россия, и только в царствование Алексея Михайловича вместо “Русия” во всеобщее употребление вошло слово Россия…» [36] (с. 563).

Так что происхождение этого странного сочетания, ОУ,в нашем языке совершенно ненужном, очень четко указывает на тех, кому оно столь безотлагательно когда-то потребовалась: русским людям, легко выговаривающим любой самый сложный оттенок человеческой речи, или грекам, не произносящим этого столь для нас обычного и столь злосчастного для них звука.

Но и это еще не все аргументы в пользу нашего их просвещения, а не наоборот. Употребляемые нами для чисел буквы в кириллице почему-то идут не подряд, А-Б-В-Г, но А-В-Г. Что объясняется все тем же: буква В отсутствует в греческом алфавите, как и У. Потому даже произнести название этой буквы эллины не смогли бы. И именно по этой причине она, считываемая греками в наших текстах вместе с Б совершенно одинаково, у греков имела лишь обозначение цифры 2. Всего вышеизложенного совершенно достаточно для определения: кто из нас кого просвещал. Мало того, именно по обнаруженной нами причине кириллицу и называли:

«греческим письмом» [63] (с. 249).

То есть тем самым письмом, которым для чтения молитв на церковнославянском языке пользовались греки. Потому особенностями этого алфавита являются: исключительно эллинам и необходимые буквы и буквенные сочетания, порядок обозначения цифр и графическая схожесть некоторых букв между собой. Что необходимо лишь при прочтении написанных на нем текстов греками. Нам же, что и естественно, все вышеперечисленные нагромождения совершенно ни к чему. Мало того, в старославянских текстах отличие этих букв, Би В, выглядит и еще более неразборчиво, чем в современных. Потому именно для нас это является очень большим неудобством. Так что и по этому показателю следует констатировать сам собою напрашивающийся вывод: схожесть написания сочинителями грамоты была избрана исключительно для них.

И вот, кстати говоря, тому подтверждение еще из позапрошлого XIX века. Венелин:

«…греки в IX, X и отчасти XI столетиях писали тем же самым уставным почерком, которым писали и русские до Петра Великого и которым и доселе печатаются наши церковные книги» [318] (с. 663).

И вот еще очень интересная Венелиным подмечена деталь на тему некой эдакой грамотности греков:

«С 800 г. по начало XII века писал в сей Империи почти один только император Константин Багрянородный, около 950-х годов. Остальное писачество состояло в переписывании по монастырям, уставом и полууставом, богослужебных книг» [318] (с. 665).

У нас этот шрифт, введенный, что нами доказывается теперь уже имеющимися фактами, для обучения безграмотного народа, каковым в ту пору и являлись греки, был узаконен князем Владимиром, подменив собою нашу руническую письменность. Греки же до того момента письменности, что выясняется, не имели вообще никакой.

Очень похоже, что не имели и много позже. Ведь еще в XIII веке богослужебные книги для них так все и продолжали писать мы:

«В библиотеке Ватикана и сейчас хранится книга “Устав церковный”, написанная по-гречески в 1317 году иеромонахом Нилом» [367] (с. 8).

А на книге указана и местность, которая изготавливала богослужебные книги для малограмотных в ту пору греков, что и отображено даже в ее названии. Она написана:

«в пределах России, в городе, называемом Тверь» [366] (с. 44).

Вот и некоторое уточнение ее тверских авторов:

«Написана она была в Федоровском монастыре, игуменом которого был Иван Цареградец…» [367] (с. 8).

То есть человек, знакомый с туземным языком местности, откуда некогда переселилась основная часть нашего народа на Русскую равнину. Потому именно он, за вопиющей безграмотностью в те времена самих греков, и заведовал обучением оставшихся на юге братьев по вере, греков, азам нашей Православной культуры.

Однако ж и в дальнейшем никаких культурных центров Греции, якобы аж крестившей нас, не прослеживается и в помине. Ведь сами греки, уже и в эпоху Петра I, так все еще и оставались примитивным безграмотным народом, сами себе даже книги не умеющим изготавливать. А те, даже богослужебные, которыми пользовались константинопольские греки:



«…печатают в Венеции, а Венеция попежская, и папа — головный враг христианской вере. Как у них быть благочестию и откуда взять? Каковы им ни пришлют книги из Венеции, и так они по них и поют» [388] (л. 70 об.).

Так что греков нашему письму научили мы. Именно этим письмом, что уже отмечено, они пользовались не менее трех веков. Затем, судя по всему, была изобретена так называемая «древнегреческая» грамота. На нее греки постепенно, в течение XI века, и перешли. Это эсперанто, судя по всему, на пару-тройку веков предшествует уже иному эсперанто — латыни.

Однако ж той древнейшей культуры, которая им приписывается лжеисторией, они не обладали никогда. Что и подтверждается даже тем, что уже к XVIII веку слишком не мудреное искусство печатного станка они так еще и не освоили. Книги им везли из Венеции, как несколькими веками ранее из Твери.

А вот особенности еще более древнего письма — глаголицы. Во-первых, в ней полностью отсутствуют буквы, требующиеся для отображения звуков, произносимых греками. А, во-вторых:

«…глаголица отображает и древнееврейский алфавит…» [63] (с. 252).

Чем является еврейский язык?

«Литературный язык Библии… древние евреи называли… “кена `анит”, т.е. “ханаанейский”» [294] (с. 240).

И вот что за народ представляют собой хананеи, к имени которых фальсификаторами истории вероломно привязан этот на самом деле чисто негритянский — Хамов язык. Дореволюционный церковнославянский словарь Григория Дьяченко совершенно четко отметает все сегодняшние потуги иудаистов записать Божий народ белокожего славяноруса Авраама на себя:

«язык ханаанский — язык, которым говорили коренные жители земли ханаанской, потомки Ханаана, сына Хамова, и который непонятен был как Аврааму, так и потомкам его, живущим среди хананеев, следовательно, это — древний еврейский язык [Ис 19, 18]…» [36] (с. 849).

А к какому народу мог принадлежать Авраам, которому язык туземцев Ханаана был столь чужд?

Только к тому, у которого звук РА обозначает что-то важное. А важное, то есть Бога и солнце, означает он лишь у нас. Например: РА свет — свет Бога, солнца; РА дуга — дуга Бога, солнца; РА с ум — ум с Богом, с солнцем (без Бога это уже не ум — это что-то другое). А потому Сар РА, Из РА иль, то РА (от чего — история) и т.д. Именно о прародителе этого народа сказано, что он единственным не побывал на строительстве Вавилонской башни, а потому у него у единственного остался язык Бога:

«…из сей земли вышел Ассур и построил Ниневию…» [Быт 10, 11].

А Ассур=Русса. Именно он и представляет собой тот самый Божий народ, о котором упоминается в нашей литературе древности — Торе. И именно с именем этого народа и связано имя города, где Богу было устроено израильтянами, вышедшими из рая людьми, святилище в городе Бога Творца — Иерусалиме. О чем пишет пророк древности Даниил:

«…Господи!.. Твое имя наречено на городе Твоем и на народе Твоем» [Дан 9, 19].

Город же, как всеизвестно, именуется Ие Руса лим (где Ие — Бог; лим — ст.сл. — пристанище) — земля Бога Русы. А потому Божий народ и обязан именоваться исключительно с заглавной буквы — Русским! А земля этого народа — Русская Земля, которая испокон веков и именуется подножие Престола Господня.

А Руса, что в качестве народа запечатлено на городе Бога, — это второй сын Сима. А потому семитами следует именовать русских, а вовсе не хананеев — потомков Хама и Ханаана. Ведь именно это хамово семя Бог, обетовав Палестину Израилю, строго настрого, как свидетельствует о том наша Тора, повелел истребить. В книге Иисуса Навина эти народы перечислены поименно. И следуя именно истории Ветхого Завета, израильтянам, детям Ассура — Русским, следовало истребить:

«Хананеев… и Аморреев…» [Нав 3, 10].

Это подтверждает и Библейская энциклопедия 1891 года издания:

«…всех Хананеев надобно было истребить… Но Израильтяне относительно Хананеев не выполнили воли Божией» [111] (с. 740).

И вот какое отношение имеют Библией предначертанные Богом к истреблению народности к языку, которому сегодня официальной историей, совершенно безпочвенно, приписано отношение к библейскому народу Израиля:

«…отчетливо выделяются две подгруппы — хананейская (моавитский, аммонитский, финикийский (хананейский) и некоторые другие языки) и аморрейская (угаритский, собственно аморрейский языки). Еврейский язык занимает между ними промежуточную позицию. Исторически сложилось так, что он усвоил как хананейские, так и аморрейские элементы» [202] (с. 187).

То есть тех самых народов, которые требовалось израильтянами (людьми из рая — то есть не потерявшими свой язык и внешность на Вавилонском столпотворении, которым руководил внук Хама, Немрод [родоначальник немых]), истребить. И вот кто такие те, которые устроили у нас революцию, а затем «перестройку» с последующим расчленением страны на 15 частей. Сергей Нилус:

«Масоны — хамиты, семя проклятое Богом» [113] (с. 218).

Вот что до революции было известно о хамитах, которых уже век спустя кто-то, переставив все с ног на голову, узаконил считать Божьим народом. И теперь распрекрасно понятно, кто это сделал, захватив власть в стране. А власть захватили: Бланки и Бронштейны, Губельманы и Гаухманы, Апфельбаумы и Розенфельды. В первой двадцатке руководства оказался лишь один не хананей — грузин Сталин. Титульной нацией, понятно, после того как кто был ничем стал всем, уже не только в двадцатке, но и в двухсотке и близко не числилось. Известен лишь в качестве просто необходимого исключения усаженный в качестве «свадебного генерала» «кремлевский Сатир» — клинобородый любитель балерин Большого театра — всесоюзный староста Калинин.

Кто-то возразит, что, мол, люди могут и ошибаться. Откуда такая уверенность, что Сергей Нилус, чей тираж «Близ есть при дверех» сразу после захвата власти масонами спалил всеизвестный наш поэт, любимец большевиков, Александр Блок — член масонской ложи «Люцифер»?

29 октября 2000 года из честных рук отца Николая (Гурьянова) Валерий Михайлович Ярчак, автор книги «Слово и Дело Ивана Грозного», получил «Царский сборник», в котором Николаем Гурьяновым был отмечен Акафист святому Царю-Мученику Николаю II, где явственно звучит подтверждение нами обнаруженного: «Радуйся, обличителю жидов, племени ханааня».

И вот кем являлся Николай Гурьянов. Архимандрит Кирилл (Павлов):

«В наши последние времена старец Николай — светильник, подобный Серафиму Саровскому» [622] (с. 747).

Вот даже как! А потому уравнение жиды=хананеи становится уже освященным и на такого вот рода духовном уровне: на уровне самого Серафима Саровского…

А потому глаголица, коль основана на некоем «еврейском» языке, представляющем собой среднее между языков двух рабских наций, подлежащих уничтожению, аморреев и хананеев, предназначалась для обучения церковной грамоте перемешанных между собой черно-желтых рабов Израилевых колен. То есть на том языке, который не понимал славянорус Авраам. А потому, благодаря нашим грамотам, кириллице и глаголице, и эллины, и аморреи, и даже проклятые Ноем хананеи получили возможность Славы нашего Слова. Но, что теперь выяснилось, учение им пошло вовсе не впрок — они все перевернули с ног на голову и стали уже физически истреблять своих благодетелей под предлогом революции: «кто был ничем, тот станет всем». Тогда как именно о них сказано:

«…проклят Ханаан; раб рабов он будет у братьев своих» [Быт 9, 25].

Так что и Библия, и принадлежность к Божьему народу просто внаглую переписаны сегодня на хананеев, на самом деле бывших в библейские времена у народа Израиля в рабах. И глаголица придумана, что уже на самом деле, именно для их просвещения.

Все то же касается и кириллицы:

«Создатель славянской азбуки Кирилл задолго до того, как им была создана эта азбука, находясь проездом в Крыму, в Корсуни (Херсонесе), видел у одного русского Евангелие и Псалтирь, написанные русскими письменами: “обрете же ту Евангелие и Псалтирь, русьскими письмены писано, и человека обретъ глаголюша тою беседою, и беседова с ним и силу речи приимъ, своей беседе прикладаа различна писмена, гласная и согласная, и к Богу молитву творя, въскоре начатъ чести и сказати, и мнози ся ему дивляху…”, — сказано в “Паннонском житии” (Кирилла)» [29] (с. 73).

И тут есть чему подивиться: чтобы освоить праславянскую слоговую грамоту одного желания мало — нужно иметь еще и генетическую способность к познанию этого языка. В особенности же если учесть, что самого греческого письма в ту пору еще не существовало. На каком же языке умели читать сами эти «просветители славянства» — Кирилл и Мефодий? Так ведь только-то на нашем, что вытекает из всего вышеизложенного и умели.

Однако ж в историях историков все по-иному:

«В “Сказании” Храбра говорится: “Прежде убо словене не имяху книг, но чертами и резами чьтяху и гадаху, погани суще”» [29] (с. 29).

Вот они следы вражьей пропаганды, теперь все более заводящие сами себя в тупик.

Подобную же славянской грамоте картину мы наблюдаем и в отношении исконно русского свода правил — Домостроя. Обнаружив сохранившиеся за границей некоторые заимствования из Домостроя, нам пытаются внушить, что именно мы у них его переняли, а никак не они, в кои-то веки, попытались что-либо хорошее перенять у нас:

«Большое влияние на создание текста Домостроя оказали современные ему западноевропейские “домострои”, восходящие к древнейшим текстам такого типа (вплоть до древнегреческого сочинения Ксенофонта “О хозяйстве” [IV в. до н.э.], “Политики” Аристотеля)…» [172] (с. 41).

Начало древнему укладу жизни русского человека, что на сегодняшний день наиболее отчетливо сохранилось в труде сотен поколений — Домострое, было положено еще задолго до Рождества Христова, когда в рамках наставления на путь Правды, в назидание подрастающему поколению, наряду с библейскими текстами были использованы лучшие из трудов древних русских авторов.

Копирование же заграницей нашего свода правил является лишь звеном в цепи копирования ими у нас и всего остального. В кирилловской реформации прослеживается попытка возврата греков к утраченному ранее СЛОВУ. Именно эту гуманитарную программу, судя по ее результатам, осуществляли святые благоверные просветители эллинов Кирилл и Мефодий. Однако впоследствии все было перевернуто с ног на голову…

Вот какова последовательность замазывания действительности. «Солунская», вот уж и действительно — легенда, сообщила нам о просвещении неких дикарей с заснеженного острова светом у них у самих имеющегося Евангелия, которое-де переписали греки им, то есть «дикарям», на новоизобретенной азбуке. Оттого эти самые дикари, как гласит легенда, стали просвещены. Когда же все экземпляры этого на языке «дикарей» Евангелия заинтересованным в том лицам удалось уничтожить, появилась возможность заявить, что эти самые сиволапые, то есть славяне, «книг» вовсе «не имяху», но «чертами»-де и «резами» как-то там весьма невразумительно «чьтяху» и «писаху».

О чем это говорит? Ведь могли отказать нам и в способности к письменности. Почему не объявили о полной нашей безграмотности сразу?

Русский человек ежедневно молился своему Богу, а для этого переписывал тексты молитв, которых в каждом доме имелись, что и естественно, целые залежи. Одним росчерком пера истребить их было тогда еще практически невозможно. Лишь когда полностью уничтожили «черты» с «резами», когда русский человек уже несколько сотен лет переписывал свои молитвы буквами, навязанными при князе Владимире, тогда и было объявлено о полном отсутствии у нас христианских книг. А про «черты» с «резами» со временем нам решили внушить, что если о них и имелась история, то относится она, дескать, вовсе не к нам, но к кому-то другому.

В какую эпоху была состряпана данная дезинформация? А главное, для каких нужд?

Так ведь аккурат приурочена она к Владимирову крещению:

«Сказание “О письменах” написано в Болгарии в конце IX — начале X в., уже после жизни Кирилла (826–869) и Мефодия (820–885)… Иван Федоров включил сказание в издание “Азбуки”» [141] (с. 5).

То есть именно Федоров пытался нас убедить в том, что книг мы “не имяху”. Потому и был прозван особым светочем прогресса: эдаким первопечатником. Мало того, его опала при дворе Иоанна IV говорит о полном несоответствии текста им отпечатанной Библии текстам священных книг Древней Руси. И это именно потому, что переводы Федоровского издания были сделаны по священным книгам иудаизма, католицизма и греческого вероисповедания, которое Иоанн IV отнюдь не без оснований приравнивал к исповеданию эфиопскому.

А попыток внедрения чуждых нам культур было предостаточно. Вот одна из них:

«…какой-то Иудей Феодор, прибыв в Московское Государство, по всем вероятиям из Литвы, крестился и так повел свои дела, что Митрополит поручил ему, как знающему Иудейский язык, перевести на Славянский Псалтырь, что тот и сделал. Псалтырь эта сохранилась в собрании рукописей Кирилло-Белозерского монастыря и по новейшим исследованиям наших ученых оказывается Иудейской молитвенной книгой “Махазор”, причем, по словам одного из исследователей, М.Н. Сперанского, “ни в одном из псалмов этого перевода нет пророчеств о Христе”, которых так много в истинной Псалтыри, так как Феодор… “фанатически преданный Иудейству… перевел вовсе не Псалтырь Давида, а молитвы Иудейские, употребляемые при богослужении, в которых ярко просвечивает Иудейская оппозиция (неприязнь) учению о троичности лиц Божества”.

Темная личность Феодора жида была только предшественником гораздо более опасных разрушителей нашей Веры» [109] (с. 188).

Но именно такого рода литература, фабрикуемая проклятыми хананеями, и лежала в основе совращения нашей страны в ересь жидовствующих.

«…тайные отступники, которые днем на вид священники Бога Живого, а ночью бога чуждого, — это исторический факт, точнее, серия фактов, от которых невозможно отмахнуться. И они всегда проникали во главу любой поместной Церкви, которую пытались прибрать к рукам. Со времен Пилатовых Христа распинает не чернь [то есть черные рабы израильтян — хананеи — А.М.], а религиозные лжедуховные вожди, которые по сути своей — чада диавола. В конце XV века один из таких — митрополит Зосима был во главе Русской Церкви» [17] (с. 35).

Здесь встречается очень острое противоречие, которое, с одной стороны, ставит во главе победившей жидовствующих церковной фракции архиепископа Новгородского Геннадия, с другой же, ему ставятся в укор книги, взятые им для перевода текста Священного Писания:

«При этом, как бы забыв о чистоте Православия, Геннадий не гнушался ни текстами католической Вульгаты (Библии на латинском языке), ни даже переводами с еврейского языка” [172] (с. 34).

То есть языка, как теперь выясняется, псевдо библейского — хананейского:

«…именно он был положен в основу первого печатного издания славянской Библии (Острожская Библия Ивана Федорова 1582 г.)…» [172] (с. 34).

И именно опальным книгопечатником — Иваном Федоровым. Потому как вот чем началась и чем закончилась его карьера в качестве «первопечатника» на Москве:

«После Апостола Иван Федоров, выпустив в 1565 г. Часовник, принужден был, спасаясь от народных волнений, вызвавших даже пожар типографии, бежать в литовские пределы, где в Заблудове и Остроге он основал типографию…» [135] (с. 204).

То есть типография-то вовсе не сгорела. А потому продолжала быть используема Иваном Грозным и после бегства опального печатника запрещенной у нас на Руси русофобской литературы. Да и появилась в полной независимости от него, так как ни слова о принадлежности этой типографии Федорову нигде не имеется. То есть никаким, что выясняется, первопечатником он на самом деле не был. Но лишь вероломно забрался в святая святых Русской государственности — к печатному станку — прессе того и последующего времени.

Вообще-то личность этого «первопечатника» достаточно темная:

«Ни о происхождении Ивана Федорова, ни об образовании его нам ничего неизвестно…» [135] (с. 204).

Так что не был он, как нам раньше казалось, каким-то важным государственным сановником, облеченным властью книгопечатания при дворе Иоанна Грозного. Но какой-то непонятной фигурой, неизвестно откуда в ту пору объявившейся на Москве.

Может быть, по его связям нам удастся определить хоть контуры его деятельности? Ведь существует же весьма мудрая на эту тему поговорка: скажи мне кто твой друг и я скажу — кто ты.

И здесь мы натыкаемся на достаточно удивительную связь. При полном отсутствии об Иване Федорове какой-либо информации вообще, известно лишь то, что он:

«…был знаком с Максимом Греком…» [135] (с. 204).

А вот что известно уже о нем (не путать с преподобным Максимом Греком времен Андрея Рублева):

«В XV веке был приглашен в Москву с Афона ученый монах Максим Грек (1480–1556) для перевода церковных книг с греческого языка. Он заметил ошибки в переводах богослужебных книг. Порча этих книг с течением времени возрастала еще и вследствие ошибок, делаемых необразованными писцами» [64] (с. 56).

Ну, это и понятно. Хотя грамотными поголовно были все граждане именно у нас, а в Греции — только «ученые монахи», получавшие свою книжную ученость, между прочим, сначала из русской Твери, а затем из папистской, то есть им, грекам, иноверной Венеции. Но сиволапыми неучами признаны как за границей, так и среди своих же доморощенных чужебесофилов, именно мы. Потому-де и ошибаться могли исключительно лишь мы. Однако ж по тем временам с этой их теорией русский человек был еще не ознакомлен. А потому:

«Когда Максим Грек указал на недостатки церковных книг, его обвинили в том, что он “порочит русских святых чудотворцев, спасавшихся по старым книгам”. Его заключили в тюрьму…» [64] (с. 56).

Просто и лаконично.

Однако же есть и защищающее его мнение:

«…вследствие недостаточного знания русского языка, в переводе Максима Грека вкрались важные неправильности» [109] (с. 256).

Так или иначе, сильно он виноват или не очень, но за подобные вольности тогда поступали просто: сажали в кутузку. Там-то он у нас, за своей особой вредоносностью, пол своей жизни и просидел.

Но приехавший к нам этот опальный вероучитель, к сожалению, был вовсе не одинок: с тех пор поелозило подобных «переводчиков» по нашим священным текстам более чем предостаточно.

И вот теперь, после многолетних целенаправленных уничтожений наших древних книг, удалось не только внедрить в наше пользование распечатанный Федоровым Острожский вариант, но уже и его подработать под принадлежность Божьего народа к народу богоборческому — туземцам земли Ханаан.

И уже сегодня, как это ни противоречит нашим некогда церковным догмам, переводы с хананейского стали считаться “каноническими”. По ним, единственным, теперь выверяют содержание Библии.

Но не только наши книги требовал переправлять под хананейский и греческий образец этот чужеземец. Наше перстосложение для Крестного Знамения на тот момент также весьма значительно отличалось от общепринятого Грецией, томящейся в те годы под игом иноверцев:

«…двоеперстию учил… Максим Грек» [88] (с. 112).

А чему учил в своем варианте трактовки Библии Иван Федоров видно из того, что у Ивана Грозного за свою печатную деятельность он попадает в опалу. А потому бежит в ту же враждебную нам сторону, куда чуть ранее сбежал и другой изменник — Курбский.

И вот здесь, если мы не желаем быть Иванами, забывшими свое родство, просто вдребезги разбивается самый еще первый упрек Ивану Грозному — неожиданное поражение в начатой им успешно Ливонской войне. Ведь как, спрашивается, может победить войско, если глава его оказывается предателем? И, причем, не он один, а все трое его главных сановников страны из так называемой «Избранной рады», которую, кстати говоря, избирал-то вовсе не он, но которая навязана была ему во времена его малолетства? С чем сравнить такое? А с германским генеральным штабом. Вот только представьте себе, чтобы случилось, если бы разработавшие план нападения на нас генералы вермахта вдруг, единоразово, все оказались бы русскими шпионами? И только не надо про Штирлица — это вымышленный персонаж. А вот у нас не только исполняющий должность Гальдера, Курбский, оказался предателем, но и Адашев, и Сильвестр, исполняющие должности, эквивалентные финансовому гению третьего рейха Шахту и гению пропаганды все того же рейха доктору Геббельсу. Ну, и куда бы Гитлер в таком случае вляпался?

Но под государство Ивана Грозного был произведен масонами именно вот такого ранга подкоп. А мы еще спрашиваем: стоило ли ему вводить опричнину. Да без православного инструмента в обложенном масонами государстве он не то что года, и недели не продержался бы! А потому, буквально, и заточил сам себя в монастырь, вместе, правда, и со всеми своими опричниками. Тут попробуй не выстой с ним 12 часовую службу? Сразу на дверь рукой укажет. А кто выстоит — на того и можно полагаться. А потому опричнина заканчивается не царствованием Грозного, но грандиознейшим разгромом турецко-татарского войска при Молоди, откуда из 120-тысячного войска врага и пяти тысяч обратно в Крым не вернулось. А турецкая армия осталась здесь вся — до самого последнего янычара…

Но вместо того, чтобы назвать Ивана Грозного величайшим из Русских Царей, как и было на самом деле, изобретшего целую систему подбора людей через добровольный уход от мирских благ через придуманный им и единственно действующий у нас институт опричничества, наш местночтимый прославленный во святых Царь пропагандой превращается в тирана. Чего на самом деле не было, да и не могло быть: казненные им враги, по нескольку раз предававшие его и по нескольку раз прощенные, то есть по сути политические рецидивисты, все были переписаны им в специальный список и он поминал их при богослужениях. Попробовал бы составить такой списочек, скажем, тот же Ленин, за пять лет правительства которого Россия потеряет 30 млн. человек. И это только по официальной переписи населения — на самом деле цифра эта может быть и много более. Ведь в стране после его «преобразований» насчитывалось 7 млн. безпризорников. То есть детей, у которых большевики поубивали всех их отцов и матерей, бабушек и дедушек с обеих сторон, а также всех братьев и сестер их родителей!!!

Об этом сегодня пытаются помалкивать. И понятно почему — Америка желает вернуть нам большевизм, а с ним и утерянный было навсегда ГУЛАГ. Потому о большевиках сегодня принято говорить только лишь хорошее. Но все это плод лишь хорошо оплачиваемой пропаганды.

Все то же наблюдалось и в прежние времена, когда из Богоизбранного народа лепили изгоев. То есть, по-ихнему, лепили скотов. Сами же себя дети Содомы и Гоморры с диким нахрапом лезли вырядить в тех, кто по их планам должен был быть подвергнуться тотальному уничтожению. Что сегодня и происходит, когда народ заставили позабыть свою собственную историю. Посадили его на пальму и вручили ему с этой пальмы банан.

Но прошли годы, в Великом Новгороде произвели раскопки и обнаружили письма русских простолюдинов аж XI века. Плюс к тому и уже все выше перечисленные особенности нашей истории, связанной с освоением народами письменности.

Так-то вот выглядит это пресловутое просветительство, которое на самом деле проходило не от них к нам, а от нас к ним.

И вот результат вражьей пропаганды. С нас не только снята богоизбранность, которая все равно, какими бы баснями ни обрастали их истории по истории, читается хотя бы в расшифровке центральных имен Библии, но еще и навешана завеса из серости и чумазости. Где цель читается уже по нынешним событиям, когда мы представляем единственный народ в мире, просто ужасающими темпами вымирающий или перемешивающийся с иными нациями, а потому теряющий свою былую этническую идентичность, превращаясь в безродную дворнягу, место которой на помойке. И средства для нашего уничтожения выбраны нашими врагами самые железобетонные: унизить, втоптав в грязь, лишить средств к существованию, подвести к суециду, который теперь и осуществляется либо посредствам паленой водки, либо под воздействием наркотиков, от которых у детей уже со школьной скамьи просто нет никакой защиты. Ведь сегодня наркотики везут к нам все и вся: гастарбайтеры, даже оказываясь без оплаты своего труда, особо не горюют — отправляясь к нам, все нагружаются по максимуму наркотиками, прекрасно понимая, что наши законы их за такое, как в том же Иране, к стенке поставить не позволят. Мало того, вообще не позволят причинить им хоть минимум за их распространение хоть какого-либо вреда. А уж за паленую водку, идущую из бывших АССР, тут и говорить излишне: закоренелых алкоголиков, которыми когда-то славились последние вагоны наших дальних электричек, у нас практически не осталось — их всех, словно крыс, давно перетравили. Теперь же все от той же паленки тысячами мрут и все остальные категории граждан — в том числе и от паленого дорогого коньяка. А в помощь отравленному алкоголю и наркотикам теперь начинает свирепствовать еще и ювенальная юстиция, которая ставит бедные слои нашего общества вообще вне закона и имеет теперь полное право отобрать из семьи русского ребенка, если в холодильнике не окажется каких-нибудь апельсинов… А затем начинается следующая стадия уничтожения русского народа: передача русских детей для «усыновления» иностранными гражданами. На Украине, когда доброхоты попытались найти следы усыновленных у них гражданами Израиля 25 000 своих безпризорных детей, то все пути привели их в израильские клиники, где сведения о переданных Украиной детях безследно терялись… Все то же происходит и с российскими детьми. Именно для этой цели сегодня так свирепствует ювенальная юстиция. Причем, детей отнимают только у русских. У граждан восточных национальностей никто никаких детей не отбирает и не собирается отбирать.

Так что уничтожение русского народа на сегодняшний день идет полным ходом. И начало этой апатии, которая позволяет русским людям так не любить себя и своих ближних, позволяя себя уничтожать даже в мирное время, положило пренебрежение к своей собственной истории. Все здесь делается по заветам доктора Геббельса, который вот какими методами советовал производить это уничтожение: «Заберите у народа его историю, и через сто лет он превратится в стадо, а еще через сто лет им можно будет управлять».

Сто лет после захвата власти в России масонами хананеями прошло, а потому поганые всходы нашего безпамятства уже превратили русское общество в безропотное стадо. Наших детей отбирают и распиливают на органы. Ювенальная юстиция отбирает у родителей, по некоторым данным, до 30 тыс. русских детей в год. А мы молчим… Кто еще сомневается, что изъятие у нас, Божьего народа, нашей истории не превратило нас, Иванов, позабывших свое родство, в жвачкожующих животных, пасомых теперь собравимися в стаи волками и поглядывающих на нас исключительно как на средство для продления собственной жизни?

Библиографию см.: СЛОВО. Серия 1. Кн. 3. Когда крестилась Русь http://www.proza.ru/2017/05/10/1001

 

Источник →




topnewsrussia.ru

 Добавьте себе виджет нашего сайта на ЯНДЕКС 

«Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Красной Армии» — И.В. Сталин

Добро пожаловать на наш новый , исторический проект «Хронографъ» http://topstory.su/

2 комментария

2 Comments

  1. Fedor-Shmelev✔(КАПИТАН) - Rank : КАПИТАН

    15.08.2017 at 16:37

    А может быть в этом есть какой то сермяжный смысл. Во всяком случае, логика в этом есть.

  2. Александр - Rank : МЛ.СЕРЖАНТ

    09.08.2017 at 09:21

    как всегда, начали за здравие и закончили за упокой

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели