#История

Операция «Альбион»

100 лет назад, 29 сентября (12 октября) — 7 (20) октября 1917 года, германские вооруженные силы провели операцию по захвату русских Моонзундских островов. Победа была одержана ценой значительных потерь германского флота. Моонзундская операция стала последней крупной операцией русской армии и флота в Первой мировой войне

Для русской армии это сражение обернулось ещё одним крупным поражением после предыдущих поражений. Оно было тем более горьким, что о готовящемся вражеском десанте на острова Эзель и Даго (ныне Сааремаа и Хийумаа) русской разведке было известно вплоть до часа его высадки, и Балтийский флот в этот раз был готов сражаться и действительно героически оборонял острова как ближние подступы к революционному Петрограду.

Предыстория. Ситуация в странеРоссия, после февральского переворота, продолжала погружаться в смуту. А. Керенский, фактически ставший диктатором России, работал на «мировую закулису», стахановскими темпами выполняя задание по разрушению России. Часть заговорщиков-февралистов — ставших «правыми» (в Российской империи правыми были монархисты, традиционалисты-черносотенцы), в этот лагерь вошли кадеты, октябристы, крупная буржуазия, значительная часть генералитета, попыталась перехватить управление с целью стабилизации и наведения порядка. Правое крыло февралистов считало, что основная цель переворота выполнена — самодержавие уничтожено, власть захвачена хозяевами капиталов и крупными собственниками. Необходимо стабилизировать ситуацию, «успокоить» чернь, победоносно завершить войну и строить «Новую Россию». А для этого нужна была «сильная рука». На эту роль пророчили талантливого генерала, популярного среди офицеров и солдат, Л. Корнилова.




Однако левое крыло февралистов-революционеров, продолжало выполнять план хозяев Запада по полному разрушению России. Хозяевам Запада нужна была полуколония, развал большой России на множество «самостийных» республик и национальных бантустанов, которые можно будет легко грабить. Стратегически важные зон и города подлежали оккупации. Россию поделили на сферы влияния.

В результате выступление войск Корнилова, которые должны были взять под контроль Петроград, провалилось. Войска, оказавшись без решительного руководства и без понятных целей, быстро разложили и разоружили. А генералов-заговорщиков арестовали. 14 сентября 1917 года Александр Керенский назначил себя новым Верховным главнокомандующим и в целях преодоления правительственного кризиса изменил структуру правительства, создав так называемый «Совет пяти» или Директорию (по подобию Великой французской революции). В Директорию помимо Керенского вошли еще четыре министра — министр финансов Михаил Терещенко, военный министр генерал Александр Верховский, морской министр контр-адмирал Дмитрий Вердеревский и министр почты и телеграфа Алексей Никитин. В этот же день, 14 сентября Директория провозгласила Россию республикой (ликвидировав де-юре Российскую империю), узаконила разгром аппарата царской полиции, упразднение каторги и ссылки. Была объявлена широкая политическая амнистия, под которую попали и большевики, обвиненные в организации июльского мятежа. Было также обещано ввести и все остальные политические свободы, характерные для демократических стран, созвать Учредительное собрание.

Таким образом, развал «старой России» был продолжен, смута и хаос набирали обороты. «Правый» фланг февралистов был полностью дискредитирован и разгромлен, включая даже участвовавшую в Корниловском мятеже либеральную партию кадетов. Как показали эти и последующие события, «правые» (по сути, либерал-демократы, капиталисты и собственники, и их прихлебатели) имели в рабоче-крестьянской в своей массе России минимальную поддержку. Народные массы в основном поддерживали левых, социалистический проект. Это предопределило и будущее поражение «белых» армий и правительств. Советы и Красная Гвардия (в её руки попало большое количество оружия, выданного самим Керенским), напротив, восстановили утраченные после июльского мятежа позиции, выставляя себя в роли истинных «защитников демократии». Происходила большевизация Советов, а большевики последовательно и особо не скрываясь, готовились к новому выступлению. 22 сентября большевики взяли под контроль Петроградский совет — его председателем стал Лев Троцкий, недавно освобожденный из тюрьмы «Кресты». Членами совета также были избраны Владимир Ленин и Григорий Зиновьев, скрывавшиеся от властей Временного правительства.

Продолжался рост национально-сепаратистского движения. В Киеве выдвинули идею закона о федеральном устройстве государства. В связи с угрозой захвата Петрограда германскими войсками (падение Риги), началась эвакуация из Петрограда в Москву аппарата ряда министерств (иностранных дел, народного просвещения, исповеданий, почт и телеграфа). Самые важные архивы министерств были отправлены ещё дальше, в города Поволжья. При этом Временное правительство, опасаясь паники, избегало самого термина «эвакуация» и говорило лишь о «разгрузке» города. Армия разложилась полностью. Авторитет генералитета, после провала мятежа Корнилова, окончательно рухнул. Солдаты контролировали штабы фронтов и военных округов и сами назначали себе командующих.

3 октября военный министр Александр Верховский написал в своем дневнике: «Чем дальше, тем труднее работать в обстановке резких противоречий и отсутствия объединяющей национальной идеи в массах. Омский, Казанский, Туркестанский военные округа «самоопределяются», выбирают себе командующих сами и не принимают тех, которых назначает Временное правительство. Анархическая вспышка сразу в трех местах Московского округа подавлена сегодня силой оружия, но командующий войсками доносит, что если такая вспышка повторится, то ему едва ли удастся добиться тех же результатов».

По стране шли беспорядки, вооруженные выступления анархистов. С фронта бежали тысячи людей, и с оружием в руках. Многие солдаты вливались в бандформирования, наступала ещё одна революция — криминальная. Мародеры и дезертиры держали в страхе целые города, громили винные лавки и продовольственные склады. Старая правоохранительная система была напрочь разрушена февралистами, а новую только начали создавать, не хватало опытных кадров, опыта, информации — картотеки и архивы были разрушены и сожжены. В селе крестьяне вели свою войну — крестьянскую, ненависть копившаяся столетиями (на социальную несправедливость) вырвалась наружу. Крестьяне жгли поместья сотнями, отказывались сдавать зерно по государственным расценкам, громили склады. В городах ощущалась нехватка продовольствия, вызванная общим развалом в целом, и хаосом в транспортной системе, на железных дорогах, с частности. Местами, особенно в районах, где был неурожай, начался голод.

27 сентября в Петрограде открылось Всероссийское демократическое совещание представителей российских партий и общественных организаций. Целью его созыва была попытка объединения всех демократических сил после фактического провала идеи Московского государственного совещания в конце лета. Тогда чествовали генерала Лавра Корнилова, позднее поднявшего мятеж. Но особого успеха совещание не имело. Представители большевиков, стремительно набиравших силу, демонстративно покинули совещание.

8 октября по итогам прошедшего в Петрограде Демократического совещания было сформировано Временное правительство третьего состава. Посты министра-председателя и Верховного главнокомандующего сохранил за собой Александр Керенский, его заместителем и одновременно министром торговли и промышленности стал кадет Александр Коновалов, министром иностранных дел — Михаил Терещенко, военным министром — Александр Верховский. Теперь в составе Временного правительства было 4 кадета, 2 эсера, 3 меньшевика, 1 трудовик и три беспартийных министра.

Операция «Альбион»

Глава Временного правительства А. Керенский

Операция «Альбион»

Взятие Риги подвигло германское командование на захват Моонзундских островов, чтобы укрепить левые крыло рижской группировки и получить плацдарм для будущих операций в Финском заливе (захвата Петрограда). 18 сентября 1917 года ставка германского верховного командования приказала взять острова. Операция получила название «Альбион». Осуществить десант должен был специальный экспедиционный корпус, подчиненный командованию 8-й армии. В его составе было около 23 тыс. солдат, 54 орудий, 12 тяжелых минометов и 150 пулеметов. Командовал корпусом генерал фон Катен.

Высадку десанта планировали в бухте Тага, в западной части острова Эзель. Под прикрытием корабельной артиллерии должен был высадиться передовой отряд в составе 4,5 тыс. человек, а затем основные силы корпуса. Чтобы отвлечь внимание русских от бухты Тага, германцы запланировали демонстративную операцию на полуострове Сворба (тоже на Эзеле), в которой должны были принять участие линейные корабли. Далее план предусматривал, что после захвата этого полуострова с суши (десантом, высаженным в бухте Тага) и ликвидации батарей на Церели, германский флот войдёт в Рижский залив через Ирбенский пролив. Там корабли поддержат огнем наступление десанта на Аренсбург — главный город острова, и одновременно блокируют пролив Моонзунд. Опасаясь нападения русского флота с Кассарского плёса (между островами Эзель, Даго и Моон), германцы планировали захватить русские батареи на мысе Памерорт, чтобы обеспечить контроль над перешейком.

Операция «Альбион»

Адмирал Эрхардт Шмидт (пятый слева) со своим штабом на палубе «Мольтке»

Для решения этой задачи германское командование создало специальное соединение флота под командованием вице-адмирала Э. Шмидта. В его состав вошли линейный крейсер «Мольтке», две эскадры линкоров, две разведывательные группы, четыре флотилии и одна полуфлотилия эсминцев. Общий состав группировки насчитывал: 1 линейный крейсер, 10 линкоров, 9 легких крейсеров, 58 эсминцев, 6 субмарин. Этот флот поддерживали более 80 тральщиков и катеров-тральщиков, десятки вспомогательных судов. В целом в операции участвовало около 300 боевых кораблей и судов. Таким образом, пользуясь бездействием британского флота, Германия впервые за всю войну сосредоточила в восточной части Балтики до 2/3 своих ВМС.

Войсковых транспортов было 19. Их разделили на четыре отряда с одним легким крейсером при каждом. Также транспорты охраняла 10-я флотилия подводного флота, 7-я и 16-я полуфлотилии эсминцев. 19 транспортов не могли одновременно высадить весь корпус вторжения с вооружением и припасами, поэтому доставку разделили на два этапа. Кроме того, поддержку и прикрытие с воздуха обеспечивали более сотни боевых самолетов и 6 дирижаблей. Плавбазой гидропланов была «Святая Елена». Данные авиаразведки позволили обнаружить два удобных места для высадки в бухте Тага — на восточном и на западном берегу. Это позволяло высадить десант на двух участках одновременно.

План высадки был таков: сначала высаживаются под прикрытием корабельной артиллерии подразделения, размещённые на линкорах (по одной роте на каждом корабле), затем войска, прибывшие на эсминцах и тральщиках. Десантники первой волны добирались до берега на моторных лодках и шлюпках. Лишь после создания на берегу широкого и глубокого плацдарма должны были высадиться основные силы корпуса. 23 сентября транспорты были сосредоточены в Либаве и начались активные учения — войска вели подготовку к десанту. На следующий день в восточную часть Данцигского залива пришли корабли Флота открытого моря (нем. Hochseeflotte) — основной военный флот германских ВМС в ходе Первой мировой войны. Они были выделены для участия в Моонзундской операции. Все приготовления планировали завершить 6 октября.

Операция «Альбион»

Крейсер «Мольтке» на немецкой открытке 1912 года

Система обороны островов

Архипелаг четырёх больших островов (Эзель, Даго, Моон и Вормс) и множества мелких с самого начала войны постоянно укреплялся. Так, на островах было установлено 57 мощных орудий: 8 орудий калибра 305 мм, 5 орудий — 254 мм, 32 — 152 мм, 4 — 130 мм и 8 — 120 мм. Моонзундская минно-артиллерийская позиция состояла из минных заграждений, 9 береговых и 12 зенитных батарей. Острова обороняла усиленная пехотная дивизия генерала Иванова — около 10 тыс. пехоты и 2 тыс. конницы. Комендантом Моонзундского укрепрайона был контр-адмирал Свешников, его штаб располагался в Аренсбурге. Обороной важнейшего участка — полуострова Сворбе командовал капитан 1-го ранга Кнюпфер.

Россия имела значительные военно-морские силы в районе Рижского залива: 2 старых линкора, 3 крейсера, 3 канонерки, 26 больших и средних эсминцев, 7 малых, 3 британские субмарины, много тральщиков и вспомогательных судов. Всего более сотни боевых кораблей и судов. Командовал этими силами вице-адмирал Михаил Коронатович Бахирев. Основной задачей русского флота была защита Ирбенского пролива и взаимодействие с армией.

Однако, несмотря на внушительность русских береговых и морских сил, оборона островов и Рижского залива имела ряд существенных недостатков. Самым слабым местом была бухта Тага на западном берегу Эзеля. Бухта являлась практически единственным местом, где следовало ожидать высадки вражеского десанта на остров. Достаточно обширная и глубокая, эта бухта была доступна для германцев, так как другие удобные для десантирования места со стороны Рижского залива были недоступны из-за минирования в Ирбенском проливе. Разумнее всего было именно здесь создать наиболее мощную оборону. Но бухту защищало всего две батареи (8 орудий калибра 152 мм) и небольшое минное заграждение. Правда, оборону бухты пытались усилить с помощью эсминцев и подводных лодок, которые приходили на дежурство со стороны Кассарского плёса. Большим недостатком также было отсутствие укреплений со стороны суши на полуострове Сворбе. Это делало беззащитными три батареи на мысе Церель.

Отрицательное влияние на оборону островов оказали также общее разложение русских вооруженных сил и ситуация в сфере командования. За неделю до начала сражения вице-адмирал М. К. Бахирев и контр-адмирал В. К. Старк (командир отряда эсминцев) подали в отставку, объясняя своё решение некомпетентным вмешательством судовых комитетов в оперативные планы командования и упадком дисциплины на кораблях. Отставку не приняли. В начале сражения за острова контр-адмирал Свешников бежал на Гапсаль (Хапсалу), а контр-адмирал Владиславлев (начальник штаба дивизии подводных лодок) скрылся в неизвестном направлении.

Операция «Альбион»

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр

 

Источник →

«Нужно быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Красной Армии» - И.В. Сталин
Операция «Альбион»
Click to comment

Добавить комментарий

To Top
Перейти к верхней панели