#Главное

Наркотик «первитин» — залог побед фашистской Германии. Зато какие были ломки!!!

1 сентября 1942 г.немцы решили выбросить на железной дороге Архангельск — Вологда диверсионную группу, состоявшую из тринадцати эстонцев(бывших спортсменов), служивших в финской армии. После этого в течение двух месяцев эстонцы, разделившись на мелкие группы, взрывали железнодорожное полотно, пуская под откос эшелоны с американскими танками, топливом, тушенкой и другими грузами, а также выводили из строя линии связи. При этом всякий раз им удавалось скрыться незамеченными ,так как после каждой диверсии они совершали невероятные марш броски по лесу и болотам,уходя на 30-50 км. Те кто бывал в диких (без дорог и троп ) северных лесах,и болотах,знает что скорость перемещения по ним составляет не более 1- 2,максимум 3 км час.Что же за «универсальные солдаты» были эти бойцы вермахта что перемещались,по почти непролазным лесам и топям, за сутки на 40 км?

ВЕРМАХТ ЛУЧШЕ РККА?

Вермахт, как стало принято писать с конца 80 х годов, был «лучше» РККА почти во всём. РККА либеральные пейсатели 90 х просто сравняли с грязью,сравнив со сбродом. Яко бы это были сплошь бестолковые, запуганные репрессиями командиры, полупьяные солдаты, плохая техника,отсутствие дисциплины и порядка,нехватка оружия и боеприпасов,и даже кавалерийские атаки на танки. И победили мы этот Вермахт лишь благодаря штрафбатам, заградотрядам, да «сто наркомовским граммам» — водочный паек Красной Армии. Как фактор победы, секретный эликсир, с которым и смерть не страшна, и мороз не помеха. Дожили… Войну оказывается выиграл не русский народ совершивший грандиозный подвиг ради этой Победы , войну оказывается выиграла водка… заливаемая в глотки русских людей. Без водки мы б не выиграли, конечно чего уж там… Войну выиграл Русский солдат. А не спирт и водка, которую многие так и не успели увидеть. Употребление на фронте алкоголя в глазах общественности во многом преувеличено. Многие из высших командных или партийных чинов проходили следственные дела как раз по факту чрезмерного употребления спиртного. За пьянство в неположенное время могли запросто отправить в штрафбат, а то и вовсе расстрелять без суда и следствия, особенно в такое время, как война 1941-1945 года.

Про фронтовые 100 грамм. Режиссер Григорий Чухрай: — Нам в десанте давали эти пресловутые «сто грамм», но я их не пил, а отдавал своим друзьям. Однажды в самом начале войны мы крепко выпили, и из-за этого были большие потери. Тогда я и дал себе зарок не пить до конца войны. Режиссер Петр Тодоровский: — Вообще выдавали их только перед самой атакой. Старшина шел по траншее с ведром и кружкой, и те, кто хотел, наливали себе. Те, кто был постарше и поопытнее, отказывались. Молодые и необстрелянные пили. Они-то в первую очередь и погибали. «Старики» знали, что от водки добра ждать не приходится. А молодым после ста грамм море было по колено — выскакивали из окопа прямо под пули. После одного-двух ранений такая «удаль» обычно проходила. А

КАК БЫЛО У НЕМЦЕВ ?

 

Коньяк и шампанское, которое поставляли из Франции пили офицеры. А солдатам шнапс или пиво.У немцев так же существовала практика выдачи алкоголя перед атакой. В своей книге «Дорога на Сталинград» Бенно Цизер описывает один из таких случаев: «Полевая кухня прибыла ночью для раздачи пайков. Каждый получил по бутылке шнапса. Горький опыт научил нас не особенно радоваться такой щедрости: это было определенно плохим признаком. Нам не пришлось долго ждать: было приказано атаковать в шесть утра. Мы плохо спали в ту ночь»

Но если не брать во внимание алкоголь, другими веществами немцы тоже не брезговали. «Дорогие родители, братишки и сестрёнки, я служу в Польше, здесь тяжело и я прошу вас меня понять когда буду писать только каждые 2-4 дня, сегодня я пишу только для того, чтобы попросить вас прислать мне первитина. Ваш Генрих 9 ноября 1939 года» Это письмо будущего Нобелевского лауреата Генриха Бёлля родителям и оно не было чем-то необычным – солдатам вермахта с 1939 года выдавали первитин, бензедрин и изофан для бодрости, а когда им не хватало первитина – они просили родителей прислать им его. Родителям было несложно – в самом Рейхе первитин продавался открыто, даже в форме шоколадных конфет, которые прозвали “панцершоколаде” – “танковый шоколад” за то, что его охотно покупали солдаты.

Медицинская справка:Метамфетамин, или первитин, — искусственное производное амфетамина, белое кристаллическое вещество, не имеющее запаха и горькое на вкус. Оно является психостимулятором с чрезвычайно высоким потенциалом аддиктивности, в связи с чем, получило широкое распространение в качестве наркотика. Уличные названия первитина многообразны: скорость, мел, спид (от англ. слова speed -скорость). Приём первитина вызывает прилив сил и уверенности в себе, резко повышает работоспособность и концентрацию, снимает, невзирая на отсутствие сна и отдыха, чувство усталости, а также боли, голода и жажды. Впервые амфетамин, предшественник описанного препарата, был синтезирован в Германии в 1887 году, а сам метамфетамин, более простой в употреблении, но и более мощный, создан в 1919 году японским учёным А. Огата.

В 30-е годы фармацевты фирмы Temmler Werke в Берлине использовали его как стимулирующее средство под названием первитин (pervitin). Согласно свидетельствам бывших военнослужащих вермахта, начиная с 1938 года, это наркотическое вещество систематически применяли как в армии (таблетки первитина официально входили в «боевой рацион» летчиков и танкистов), так и в оборонной промышленности.

Так был или не был первитин на службе в гитлеровской армии? Нередко в качестве иллюстрированных «доказательств» наркотического опьянения солдат фюрера используют любительские снимки, сделанные на фронте.

Вот на этом — счастливый офицер Люфтваффе нацепил на пса свой авиационный шлем
Пропаганда Гитлера подчеркивала важность воздержания от алкоголя и табака, чтобы сохранять арийскую расу сильной и чистой. Но в действительности его солдаты использовали различные препараты для продолжительной и отчаянной борьбы. Исследование лекарств, используемых Третьим Рейхом, подтверждает, что нацистские доктора и чиновники снабжали новобранцев таблетками, чтобы помочь им бороться продолжительное время, не нуждаясь в отдыхе. Предпочтительным препаратом немецкой армии во время захвата Польши, Голландии, Бельгии и Франции был Pervitin — таблетки, сделанные из метамфетамина.

«Идея была в том, чтобы превратить обычных солдат, моряков и летчиков в роботов, обладающих сверхчеловеческими способностями», — отмечает фармаколог Вольф Кемпер, автор книги об употреблении наркотиков в Третьем рейхе. Использовать первитин Гитлеру предложил Отто Ранке, глава Института физиологии Берлинской академии военной медицины. За время Второй мировой войны гитлеровские солдаты приняли 200 млн таблеток первитина.

На этом — шутник с бутылкой в руках оседлал бюст Сталина
Уже в самом начале войны употребление амфетамина под названием первитин было совершенно заурядным делом на Западном фронте. Нацистское руководство считало, что благодаря этому стимулятору войска будут, не задумываясь, совершать геройские подвиги, и это позволит быстрее добиться победы. Только с апреля по декабрь 1939 года завод берлинской компании «Теммель», производителя первитина, поставил армии и Люфтваффе 29 миллионов таблеток этого препарата. Верховное командование вермахта постановило держать это в секрете. В официальных документах наркотик фигурировал под условным сокращением obm. В то же время нацисты недооценили побочное действие первитина, без которого «потребители» вскоре уже не могли обходиться. В 1939 году, во время инспекций на Западном фронте, медицинские работники установили, что солдаты используют его совершенно бесконтрольно. Причем период «отхода от дури» становился все длиннее, а способность к концентрации внимания все больше ослабевала. Из некоторых соединений во Франции и Польше даже поступали сообщения о летальных исходах, вызванных передозировкой. Предупреждения медиков оставлялись без внимания. В последние годы второй мировой войны сумки всех санитаров были заполнены этими опасными для здоровья таблетками, которыми они пичкали всех желающих, жаловавшихся на переутомление.

Веселье в самом разгаре!
Нацистские доктора до последних дней второй мировой войны пытались улучшить свое «секретное оружие» и разрабатывали новый наркотик на основе первитина и кокаина. Прежде чем использовать его в армии, препарат испытывали в концлагерях. Например, в Заксенхаузене заключенных после приема наркотика под кодовым названием D-IX заставляли совершать многодневные марш-броски, чтобы оценить его влияние на выносливость человека (с 45-фунтовым грузом — 70 миль без отдыха, по другой версии — за сутки необходимо было пройти 90 километров с отдыхом не более 2 часов).

С приближением конца второй мировой войны нацисты все более активно экспериментировали с новым «чудодейственным» средством. Мысль о запуске в массовое производство D-IX возникла у руководства Третьего рейха в Киле 16 марта 1944 года. На одном совещании с участием командиров небольших боевых соединений и фармакологов вице-адмирал Гельмут Хейе потребовал создания медикамента, который помогал бы солдатам долго выдерживать напряжение в особых условиях и поднимал бы им настроение в любой ситуации, (После войны он был депутатом бундестага от партии ХДС и уполномоченным по оборонным вопросам). Его предложение целиком и полностью поддерживал такой влиятельный человек, как Отто Скорцени (после проведения успешной операции по освобождению Муссолини в сентябре 1943 года командир спецподразделения «Фриденталь» получил титул «Героя немецкого народа»). Скорцени уже давно искал новое наркотическое средство для своего подразделения. После его обстоятельной беседы с руководством главной ставки Гитлера в Берлине в Киле была сформирована группа исследователей под руководством профессора фармакологии Герхарда Орчеховски. Она получила задание разработать и запустить в производство требуемый препарат. Криминолог Кемпер предполагает, что этот план был утвержден самим фюрером: без его согласия не мог бы осуществиться ни один подобный проект.

Упоротый артиллерист
После нескольких месяцев напряженной работы в лабораториях Кильского университета Орчеховски пришел к выводу, что получил искомое вещество. В одной таблетке содержалось 5 мг кокаина, 3 мг первитина, 5 мг эвкодала (болеутоляющий препарат на базе морфина), а также синтетический кокаин производства фирмы «Ернст Мерк». Последний препарат уже использовался германскими летчиками-истребителями во время Первой мировой войны как стимулирующее средство во время выполнения боевых заданий на большом расстоянии.

Первым делом этот наркококтейль должны были попробовать члены экипажей подводных мини-лодок типа «Морская собака» и «Бобр», а результаты полагалось проверить во время их плавания по Кильской бухте. Сам Скорцени приказал прислать ему 1000 таблеток: он хотел испробовать их действие на членах диверсионного подразделения подводников «Форель», входившего в состав истребительного отряда СС «Дунай». Исследователь Кемпер сделал вывод, что результаты были настолько обнадеживающими, что нацисты решили продолжить эксперименты уже на людях, круглосуточно идущих по кругу с весом 20 кг за плечами. Это и были заключенные концлагеря Заксенхаузен, которые в ноябре 1944 года стали подопытным материалом. Целью экспериментов было определение новой границы выносливости людей, находящихся под воздействием D-IX. В военно-медицинском журнале того времени «Эрцлихес Кригс-Тагебух» указано, что некоторые участники эксперимента «обходились 2-3 короткими остановками в день». И далее читаем: «Большое впечатление производит значительное уменьшение потребности во сне. При воздействии данного препарата способность к действию и воля в основном полностью отключаются». То есть человек превращается в робота.

Косвенным доказательством наркозависимости фашистов, наверное, может служить и статистика производства первитина в нацистской Германии. Так, в частности, сообщается о том, что за годы Второй мировой войны фармацевтическая компания «Теммель» поставила вермахту и люфтваффе в 1939–1945 годах свыше 200 млн таблеток первитина. Больше всего наркотического «допинга» получали передовые части, оккупировавшие Польшу, Францию, Голландию, Бельгию и другие страны.

«Только лишь для операции «Вестфельдцуг» по захвату стран Бенилюкса и Франции в апреле 1940-го вермахт заказал 35 миллионов таблеток первитина», — утверждает Горх Пикен, научный руководитель музея истории Бундесвера. Существую отрывочные, но вполне достоверные сведения о том, что наркотические вещества активно использовались и при нападении гитлеровских войск на СССР. «В конце июня 1941-го мы перешли границу России и получили от нашего военврача по чудо-таблетке. Их давали всем, кто был за рулем. Как нам сказали, для бодрости», — вспоминает ветеран вермахта Петер Эммерих.

Если разделить 200 млн таблеток первитина на 18-миллионную армию Третьего Рейха, то получается, что за все годы Второй мировой войны на одного солдата приходилось всего по 10-12 таблеток первитина, но это – не совсем верно. Стимуляторы получали не все и не всегда. Танкисты и летчики «подкреплялись», так называемым, «Танковым шоколадом», который был создан на основе первитина.

«Дорогие родители, братишки и сестрёнки, я служу в Польше, здесь тяжело и я прошу вас меня понять когда буду писать только каждые 2-4 дня, сегодня я пишу только для того, чтобы попросить вас прислать мне первитина».
Ваш Генрих
9 ноября 1939 года

Это письмо будущего Нобелевского лауреата Генриха Бёлля родителям и оно не было чем-то необычным – солдатам вермахта с 1939 года выдавали первитин, бензедрин и изофан для бодрости, а когда им не хватало первитина – они просили родителей прислать им его. Родителям было несложно – в самом Рейхе первитин продавался открыто, даже в форме шоколадных конфет, которые прозвали “панцершоколаде” – “танковый шоколад” за то, что его охотно покупали солдаты.

Так рейх вырастил поколение солдат нового типа — бесстрашных наркоманов, готовых воевать несколько дней подряд, не испытывая усталости.

Последствия были шокирующими: в последние годы второй мировой войны немецкая армия «сидела» на «энергепилле» — специально изобретенной смеси первитина, кокаина и деривата морфия. Это и есть полный комплект составляющих популярного ныне «экстази».

В США фармацевты-создатели немецких «чудо-таблеток» были вывезены сразу после войны. Только в 1966-1969 годах армия США получила 225 млн таблеток декстроамфетамина и первитина. Они использовались и в корейской, и во вьетнамской компаниях. По официальным данным, употребление солдатами первитина прекратилось в 1973 году, однако есть большие основания полагать, что американские военнослужащие по-прежнему принимают и это лекарство, и другие наркотические средства на его основе. Специалисты делают подобные выводы, анализируя характер несения службы бойцами из США в современных компаниях. Зачастую им приходится выполнять задания по круглосуточному патрулированию и совершать длительные марш-броски, которые даются военным легче, чем можно было бы ожидать.

Источник: 3reich.ru

Педагог, стаж работы 25 лет. Школа, вуз, доп.образование. С января 2017 года редактор сайта Красная армия

Click to comment

Добавить комментарий

ТОП НЕДЕЛИ

Flag Counter
To Top
Перейти к верхней панели