#История

Как вермахт штурмовал Кавказ

75 лет назад, 25 июля 1942 года, началась битва за Кавказ. Кавказская операция, проходившая одновременно со Сталинградской и Курской битвами, сыграла важную роль в создании и завершении коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны в пользу Советского Союза.
Осуществляя свой главный стратегический замысел летней кампании 1942 года, по разгрому советских вооруженных сил, захвату важнейших военно-экономических центров СССР, что вело к победе в войне, немецкие войска одновременно с наступление на Сталинград развернули операцию по захвату Кавказа.

Битва за Кавказ стала одной из продолжительных в Великой Отечественной войне. Она длилась 442 суток — с 25 июля 1942 г. по 9 октября 1943 г. Это была целая серия оборонительных и наступательных операций, проведенных на обширной территории в сложных условиях степной, горной и горно-лесистой местности, а также на побережье Чёрного моря. Главными составными частями Кавказской битвы были: Северо-Кавказская стратегическая оборонительная операция, продолжавшаяся более пяти месяцев, Северо-Кавказская стратегическая наступательная операция, Новороссийская десантная операция, Краснодарская и Новороссийско-Таманская наступательные операции, длившиеся в общей сложности более девяти месяцев. В ходе этих операций Красная Армия (Южный, Северо-Кавказский и Закавказский фронты совместно войсками НКВД) во взаимодействии с силами Черноморского флота, Азовской и Каспийской военных флотилий в яростных боях и сражениях измотали соединения немецкой группы армий «А», остановили их наступление и, нанеся им поражение, выбили с Кавказа.

 

Значение Кавказа

В 1940-е годы Баку (Закавказье) и Северный Кавказ были крупнейшими источниками нефти Восточном полушарии. В те времена СССР занимал второе место в мире по добыче нефти, добывая десятую часть всей нефти мира. Германия, испытывавшая всю войну острый недостаток нефтепродуктов, стремилась во что бы то ни стало овладеть этим районом. Здесь же находились запасы другого стратегического сырья, например, вольфрамо-молибденовой руды. Кроме того, потеря Кавказа оставила бы Советский Союз вообще почти без нефти, так как за пределами Кавказа добывалось лишь 12% нефти. Не удивительно, что Адольф Гитлер придавал такое значение Кавказу. На совещании в Полтаве в июне 1942 г. Гитлер заявил: «Если нам не удастся захватить нефть Майкопа и Грозного, то мы должны будем прекратить войну!»

В Берлине рассчитывали, что прорыв вермахта в Закавказье приведёт к вступлению в войну Турции на стороне Германии. Турция с началом войны заняла враждебную позицию в отношении СССР, но ещё осторожничала. Турецкая армия была сосредоточена на кавказском направлении, что вынуждало Москву держать в регионе крупную группировку войск, чтобы защитить Кавказ и важные коммуникации, идущие через Иран. В Иран, где националистическая элита склонялась к союзу с Германией, с началом войны были введены советские и британские силы. В Берлине рассчитывали заняв Кавказ, проникнуть на Ближний и Средний Восток, в Центральную и Юго-Восточную Азию. Кроме того, большие надежды гитлеровцы возлагали и на раздоры, которые, по их расчетам, должны были возникнуть между народами Кавказа и на восстание против «русской оккупации». Местные народы должны были поставлять «Вечному рейху» вспомогательные военные подразделения и стать резервом дешевой рабочей силы для германской экономики. Однако благодаря умелым действиям советского руководства (в частности, операция «Чечевица»), эти замыслы не удалось реализовать. Стоит учесть, что в предвоенные годы была проведена большая работа по ликвидации «пятой колонны» в СССР, включая этно-сепаратистов.

Планы превращения Кавказ в колонию Германии были озвучены ещё во время Первой мировой войны и в целом сохранили своё значение и во время Третьего рейха. Германские генералы Людендорф и Гинденбург видели в Украине и Кавказе поставщиков сырья для германской промышленности, источники пополнения своих вооруженных сил новыми формированиями — «пушечного мяса» и, наконец, резерв дешевой рабочей силы. Стоит отметить, что современная Украина по этим признакам уже настоящая колония Запада. Также Кавказ нужен был Берлину, как стратегический плацдарм для влияния на Турцию, Иран, распространения немецкого влияния на Ближний Восток, Центральную и Юго-Восточную Азию.

Таким образом, Кавказ нужен был верховному немецкому командованию, чтобы: 1) получить стратегические ресурсы, необходимые для продолжения мировой войны и создания мировой империи; 2) для выхода на Ближний и Средний Восток, в районы Центральной и Юго-Восточной Азии; 3) лишить Москву важного экономического района, а также опорного центра для Красной Армии, ВВС и Черноморского флота; 4) разрушить Россию, подняв против неё кавказские народы. Поэтому основные усилия в ходе кампании 1942 года немецкое командование сосредоточило на южном участке фронта.

Трудно переоценить значение Кавказа в жизни Советского Союза. Наличие богатых запасов полезных ископаемых и плодородных земель делали Кавказ важнейшим источником промышленного и военно-стратегического сырья, одной из продовольственных баз страны (особенно с учётом потери сельскохозяйственных областей Украины, Крыма и Белоруссии). За годы советской власти Кавказ из аграрной окраины России стал важным индустриальным районом. За годы предвоенных пятилеток промышленность закавказских республик значительно выросла. На территории Кавказа были построены сотни новых предприятий тяжелой и легкой промышленности. Большое внимание уделялось расширению добычи и переработке нефти, важнейшего стратегического продукта Кавказа. Только в Бакинском районе за период с 1934 по 1940 г. было начато бурение 235 новых скважин (Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. М., 1963.). Всего на территории Кавказа к 1940 г. было введено в строй 1726 новых скважин. Это составляло около 73,5% всех скважин, введенных к этому времени в СССР. Таким образом, добыча нефти на Кавказе перед Великой Отечественной войной значительно увеличивалась. Особую роль играл Бакинский нефтеносный район, самый крупный в Союзе.

Наряду с развитием нефтяной промышленности большое внимание уделялось разработке месторождений природного газа. В результате газовая промышленность Азербайджана вместе с другими районами Кавказа в 1940 г. дала народному хозяйству и населению страны около 2,5 млрд. кубометров природного газа. Это составило около 65% от общесоюзного производства газа. Большое развитие на Кавказе получила электроэнергетическая база. Перед войной здесь были построены новые электростанции союзного и местного значения. Важное экономическое и военно-стратегическое значение имела разработка в предвоенные годы марганцевой руды в Грузии. Чиатурские копи дали в 1940 г. 1448,7 тыс. т марганцевой руды. Это составило около 56,5% от общесоюзной добычи марганцевой руды. Большое значение имело сельское хозяйство. Северный Кавказ и Кубань были одними из богатейших районов страны по производству пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы. В республиках Закавказья выращивается хлопок, сахарная свекла, табак, виноград, чайный лист, цитрусовые и эфирно-масличные культуры. Хорошая кормовая база позволяла развивать животноводство. На базе сельскохозяйственного сырья в предвоенные годы активно развивалась легкая и пищевая промышленность. Кавказ и его порты на Чёрном и Каспийском морях в довоенный период имели важнейшее значение во внешней торговле СССР: 55% всего экспорта и 50% импорта СССР шло через южные, в том числе и кавказские, порты. Коммуникации Каспийского и Черного морей связывали СССР с Турцией и Ираном, а через них с мировыми океанскими путями. Так, во время Великой Отечественной войны торговые пути, идущие через Персидский залив, Иран и Каспийское море, занимали второе место в подвозе вооружения, боеприпасов и продовольствия, а также стратегического сырья из США и Британской империи.

Военно-стратегическое значение Кавказа определялось не только наличием больших запасов нефти и других видов стратегического сырья, не только мобилизационными возможностями людских ресурсов, но и выгодным географическим положением. Кавказ был стратегическим плацдармом для выхода в Малую Азию (Турцию), на Ближний и Средний Восток. Каспийское море, располагаясь в основном на территории СССР, связывало своими водными коммуникациями Кавказ с советскими республиками Средней Азии, а через Волгу с центральными районами страны. Южная часть Каспийского моря выходит на территорию Ирана. Большую роль в стратегической характеристике Кавказа играет Чёрное море. После потери Крыма, побережье Кавказа стало основной базой Черноморского флота.

Понятно, что потеря Кавказа (вместе с Волжским путем) стала бы для СССР если не смертельным, то очень тяжелым ударом, сравнимым с утратой Украины, или возможным падением Ленинграда или Москвы.

Кавказ в германских планах

В директиве Гитлера № 21 от 18 декабря 1940 г. ничего не говорилось о Кавказе. Исходя из идеи молниеносной войны, в Берлине считали, что уничтожение основных сил советских с войск, находившихся в западной части СССР, захват территории Прибалтики, Белоруссии и Украины, выход вермахта к Москве и Ленинграду приведут к крушению Союза и к почти беспрепятственному овладению необходимых Третьему рейху территорий. В этом случае проведение операции по овладению Кавказом и Баку не являлось бы необходимостью. Однако кампания 1941 года не привела к быстрой победе. И уже летом 1941 г. немецкие стратеги стали вносить коррективы в план войны.

Так, уже в дополнении к директиве ОКБ № 33 от 12 июля 1941 г. подчеркивалась необходимость наступления на Кавказ. «Как только позволит оперативное положение и материально-техническое обеспечение, — говорилось в директиве, — 1-я и 2-я танковые группы, подчиненные управлению 4-й танковой армии, совместно с идущими за ними пехотными и горнострелковыми дивизиями должны предпринять после овладения Харьковским промышленным районом наступление через Дон на Кавказ». В дополнении к директиве ОКБ № 34 от 12.8 1941 г. южному крылу германского восточного фронта ставилась задача по овладению Крымом, который рассматривался и как плацдарм для операции по захвату Кавказа. В том же дополнении к директиве № 34 предусмотрительно указывалось на необходимость направить в Крым горнострелковые войска и «проверить возможность их использования для переправы через Керченский пролив и в дальнейшем наступлении в направлении Батуми».

Когда окончательно стало ясно, что война затягивается, в верховном немецком командовании было две точки зрения на дальнейшую кампанию. Главнокомандование сухопутных войск предлагало продолжить наступление главных сил на центральном (московском) стратегическом направлении. Гитлер предлагал стратегию последовательных танковых ударов на флангах, чтобы на южном участке советско-германского фронта захватить Крым, Донбасс, лишить советскую страну возможности получения нефти с Кавказа и совместно с финской армией раздавить Ленинград на севере. О решение этих задач говорила директива Гитлера от 21 августа 1941 г. главнокомандующему сухопутными войсками. В ней подчеркивалась важность быстрейшего захвата немецкими войсками Крыма, Донбасса, проникновения на Кавказ.

В записке Гитлера от 22 августа 1941 г. главному командованию сухопутных сил отмечалось, что окончательное уничтожение России как континентальной державы, можно добиться только путем уничтожения русских вооруженных сил и захвата или уничтожения экономической базы, на которую они опираются. «…Из соображений политического характера крайне необходимо как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть, не только для того, чтобы лишить ее этой нефти, а прежде всего для того, чтобы дать Ирану надежду на возможность получения в ближайшее время практической помощи от немцев в случае сопротивления угрозам со стороны русских и англичан. В свете вышеупомянутой задачи… — отмечалось далее в записке, — проблема Москвы по своему значению существенно отступает на задний план».

Позднее немецкие генералы, пытаясь свалить на Гитлера вину за поражение в войне, станут говорить о «роковой ошибке фюрера» — переносе основных усилий вермахта с московского стратегического направления на юг. Ими был создан миф об односторонних — экономических, политических и стратегических — решений Гитлера. Так, генерал Гюнтер Блюментритт главной причиной «печальных последствий» в битве под Москвой называет «экономическую» позицию Гитлера в его подходе к стратегии войны. «Гитлер, — писал он, — подходил к войне с чисто экономических позиций. Он хотел завладеть богатой хлебом Украиной, индустриальным Донецким бассейном, а затем и кавказской нефтью» (Роковые решения. М., 1958.).

Однако значительная часть германского генералитета также видела выход в переносе главных усилий на южный фланг советско-германского фронта. Вермахт уже не мог, как в кампании 1941 года, вести решительное наступление на трёх стратегических направлениях. Кроме того, именно на московском направлении Советская Ставка и Генштаб ждали главного удара врага, здесь находились основные стратегические резервы Красной Армии. На юге же вермахт мог добиться решительного успеха. «Осуществление этих намерений, — писал начальник штаба сухопутных сил (1942-1944 гг.) генерал Курт Цейтцлер, — безусловно, имело бы огромное значение. Если бы немецкая армия смогла форсировать Волгу в районе Сталинграда и таким образом перерезать основную русскую коммуникационную линию, идущую с севера на юг, и если бы кавказская нефть пошла на удовлетворение военных потребностей Германии, то обстановка на Востоке была бы кардинальным образом изменена и наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы». «Достигнув этих целей, — писал Цейтлер, имея в виду захват Кавказа, — он хотел через Кавказ или другим путем послать высокоподвижные соединения в Индию». Таким образом, не только Гитлер и его ставка, но и представители главнокомандования сухопутных войск возлагали большие надежды на Кавказ.

Суть стратегического плана на летнюю кампанию 1942 г. официально изложена в директиве Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 г. (операция «Блау»). Общий замысел верховного командования вермахта был в том, чтобы, удерживая занимаемое положение на центральном участке советско-германского фронта, последовательными ударами на южном крыле разгромить фланговые группировки советских войск, освободившимися силами захватить Ленинград и установить связь по суше с финской армией и затем прорваться на Кавказ. «Поэтому, — говорилось в директиве, — в первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет (Г. Дёрр. Поход на Сталинград. М., 1957.). 1 июня 1942 года в Полтаве Гитлер на совещании высшего командования одобрил план нового генерального наступления. Фюрер заявил, что если не получит нефть Майкопа и Грозного, то вынужден будет остановить войну.

Как вермахт штурмовал Кавказ

План «Эдельвейс»

Весной – летом 1942 года вермахт создал условия для прорыва на Кавказ. Немецкие войска захватили Крым, включая Севастополь. Неудачное наступление Красной Армии под Харьковом привело к катастрофе и серьёзному ослаблению южного фланга Красной Армии. 7 июля 1942 года группа армий «Юг» была разделена на группу армию «А» (удар на Кавказ) под командованием фельдмаршала Листа и группу армий «Б» (удар на Сталинград») под командованием фельдмаршала фон Бока (затем — фон Вейхса). 28-30 июня немецкие войска прорвали оборону Брянского и Юго-Западного фронтов. Вермахт вышел к Дону, форсировал его и захватил часть Воронежа. Развивая наступление, немецкие войска продвигались к Новочеркасску, Ростову-на-Дону и Сталинграду. Войска Юго-Западного фронта с тяжелыми боями отошли за Дон, к Сталинграду, войска Южного фронта – к нижнему Дону.

В начале июля 1942 года германские войска вышли к Дону на всем его протяжении, от Воронежа до устья, за исключением большой излучины западнее Сталинграда. 17-я немецкая армия форсировала Дон и в 25 июля захватила Ростов-на-Дону. За два дня до этого Гитлер подписал директиву № 45 «О продолжении операции «Брауншвейг». Генералу Паулюсу было приказано взять Сталинград, после чего повернуть на юг и развивать наступление вдоль Волги к Астрахани и дальше, вплоть до Каспийского моря. Группа армий «А» получила задачу наступать на Кавказ, причём в её состав ещё 13 июля была передана часть сил 4-й танковой армии.

Явно переоценивая свои успехи, Гитлер считал, что русские на пределе своих сил и ввели в сражение последние резервы, что созданы благоприятные условия для одновременного наступления на Сталинград – Астрахань и Кавказ. Главные силы были брошены на завоевание Кавказа. Вопреки советам Гальдера, фюрер бросил обе танковые армии на юг и забрал у Паулюса танковый корпус, что, в свою очередь, не могло не сказаться на темпах продвижения 6-й армии к Сталинграду. Кроме того, считая, что имеющихся сил на юге достаточно для взятия Сталинграда и захвата Кавказа, фюрер направил 11-ю армию Манштейна под Ленинград с задачей установить связь с финской армией, овладеть городом «и сровнять его с землей». Две моторизованные дивизии СС из состава группы армий «А» Гитлер перебросил во Францию и в группу армий «Центр» («Адольф Гитлер», «Великая Германия»), две танковые дивизии из группы «Б» (9-ю и 11-ю) — в группу армий «Центр». Всего к концу июля с главного направления было снято 11 немецких дивизий, в том числе 2 танковые и 2 моторизованные.

Таким образом, если 28 июня 1942 года в составе группы армий «Юг» на фронте протяженностью 800 км было сосредоточено 68 немецких дивизий и 26 дивизий союзников, то к 1 августа для выполнения новых задач имелось 57 немецких и 36 союзных дивизий. Линия фронта на этот момент составляла уже около 1200 км. Номинально общее число соединений осталось прежним, но итальянские, венгерские и румынские части были значительно слабее немецких, как по боевому духу, качеству боевой подготовки, так и по вооружению, материальной части.

Генерал-полковник Гальдер 23 июля записал в своем дневнике: «…все еще имеющаяся недооценка вражеских возможностей принимает гротескные формы и становится опасной… О серьезной работе не может быть и речи. Болезненное реагирование на мгновенные впечатления и подчеркивание одних только недостатков в оценке руководящего аппарата и его возможностей — вот то, что определяет характер этого так называемого руководства».

В состав группы армий «А» теперь входили: 1-я танковая армия генерал-полковника Эвальда фон Клейста, 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота, 17-я армия генерал-полковника Рихарда Руоффа, 3-я румынская армия генерала Петре Думитреску. К началу нового наступления в группе имелось 40 дивизий: 18 пехотных, 4 танковые, 3 моторизованные, 6 горнострелковых, 3 легкопехотные, 4 кавалерийские и 2 охранные. Румынские дивизии входили в состав германских объединений: 4 дивизии — в армию Гота, 3 — в подчинении Руоффа. Всего в распоряжении генерал-фельдмаршала Листа имелось более 170 тыс. тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1000 самолетов 4-го воздушного флота (часть самолетов действовала на сталинградском направлении). Эти войска обладали высокой боеспособностью, находились под впечатлением последних побед. Многие их соединения участвовали в разгроме советских войск под Харьковом и юго-западнее Воронежа, в июньских боях.

Ближайшей задачей группы армий «А» было окружение и уничтожение советских войск, отошедших за Дон, южнее и юго-восточнее Ростова. Для этого немцы намеревались использовать ударные группировки подвижных соединений, которые должны были наступать с плацдармов в районах Константиновской, Цимлянской в общем направлении на Тихорецк, а также пехотные дивизии — от Ростова. После захвата Северного Кавказа, согласно плану «Эдельвейс», намечалось обойти Главный Кавказский хребет с запада и востока, 17-й армии предстояло выйти к побережью Черного моря, овладеть Новороссийском и Туапсе. Кроме того, в Крыму готовилась к форсированию Керченского пролива 3-я румынская горно-пехотная дивизия генерала Фильчинеску, чтобы нанести затем удар вдоль дороги, проходящей по Черноморскому побережью на юго-восток. Другая группировка имела задачу захватить Грозный и Махачкалу, частью сил перерезать Военно-Осетинскую и Военно-Грузинскую дороги. Конечной целью на этом направлении являлся Баку. Одновременно с обходным маневром намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части по перевалам и выйти в районы Тбилиси, Кутаиси и Сухуми.

С выходом в Закавказье немецкая армия захватывала последние базы Черноморского флота, устанавливали непосредственную связь с турецкими войсками. В дальнейшем Адольф Гитлер надеялся вовлечь Турцию в войну на стороне Третьего рейха, а также создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток. При ином раскладе имелся план оккупации Турции, как удобного плацдарма для переброски войск в Сирию и Ирак. Немецкое командование намечало также в сентябре, после прорыва Терского рубежа, развернуть военно-морские операции на Каспийском море с целью нарушения коммуникаций СССР.

Как вермахт штурмовал Кавказ
Как вермахт штурмовал Кавказ

Немецкие войска в Ростове-на-Дону

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр

Источник →

topnewsrussia.ru

Друзья , поддержите наш патриотический проект 

"Красная Армия"

¦¦¦

Спасибо

Будем жить ...

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели