#Мир

Иностранцы выбирают Россию не в поисках достатка

В Россию переезжают буры – потомки голландских колонистов из Южной Африки, белые протестанты, бегущие от притеснений со стороны негритянского большинства. В общей сложности переселиться в нашу страну готовы 15 тысяч буров, но пока для ознакомления прилетела в Ставрополье небольшая делегация, семья землевладельцев Янн, Ади и Тереза Слебусы. Другие 30 семей готовы вылететь в Россию в любое время, чтобы обзавестись за свой счет землей и хозяйством.

Казалось бы, где Россия, а где Африка и буры?

Неудивительно, что поначалу такая новость вызывает недоумение и подозрение. Однако всё объясняется довольно просто. В последние годы – лет уже как 20 – в ЮАР идут гонения против белых со стороны негритянского населения, с каждым годом всё больше напоминающие геноцид.

На граждан с белым цветом кожи, т.н. африканеров-протестантов, нападают на улицах и дома, их избивают, насилуют, отнимают земли, имущество – и всё это без каких-либо уголовных последствий, так как гонения полуофициально поддерживаются на государственном уровне. Так, по данным Сельскохозяйственного союза Трансвааля, только в прошлом году в результате 345 нападений погибли 70 человек.

Всего за последние 10 лет погибших насчитываются сотни, а пострадавших – тысячи, но точной статистики никто не ведет. Да и международные правозащитные организации, равно как и свободолюбивые западные СМИ, предпочитают громко не говорить о страданиях буров, ограничиваясь сухими отчетами и сообщениями.

Между тем в ЮАР разворачивается нечто подобное апартеиду, но уже против белых – этакий бумеранг истории в ответ на издевательства европейцев над африканцами.

Буры, сто лет назад схватившиеся в смертельной схватке с англичанами за колонии в Южной Африке, в начале XXI века вынуждены убегать с земель, ставших за столетия родными. Они стали покидать ЮАР и уезжать в другие страны – прежде всего, конечно, западные.

Однако, будучи людьми религиозными и сохранившими традиционные ценности, буры столкнулись с непониманием постмодернистского Запада, где всё традиционное загнано в угол, всё разнузданное возведено в норму, а церкви перестраиваются в ночные клубы. Перед некоторыми из них, кто не захотел перестраиваться на прогрессивный лад, встала задача найти близкую по духу страну. И их взоры устремились к России.

Вот как сами буры объясняют то, почему в поиске убежища они обратились к нашему Отечеству: «Нас воодушевляет начавшееся в Российской Федерации возрождение любви к Отечеству, христианству и верности вековым ценностям. У российского народа, на наш взгляд, славное будущее. Нас вдохновило развитие России в последние годы.

Мы христиане. Мы за традиционные ценности. И возрождение таких ценностей в России привлекает нас. Основная проблема Южной Африки – либерализм. И западные либеральные ценности. Именно либералы создали ситуацию, в которой мы оказались, так что мы бежим еще и от либерализма».

Звучит как идеологический и политический манифест. Буры-традиционалисты-антиглобалисты, притесняемые чёрными расистами и не принятые либеральной Европой, видят своё спасение в России как оплоте последних здоровых сил христианского мира.

Это выбор не просто удобной территории для проживания, но духовный выбор.

К примеру, первым делом делегация хочет посетить Кафедральный собор Ставрополя, подняться на колокольню и осмотреть окрестности своей возможной новой родины, пообщаться с казаками и местными жителями, чтобы понять, чем живёт южная русская земля. Так не едут на место побывки, так не проводят колонизацию – это поиск своего будущего.

Впрочем, циники, привыкшие воспринимать мир как большой зверинец, заподозрят здесь подвох: ну не может человек, согласно материальному мировоззрению, искать что-то иное, чем хлеба и зрелищ. А как же заветное «рыба ищет где глубже, а человек где лучше»? Значит, точно обманывают и притворяются, чтобы оттяпать гектары российских просторов.

Да, буры практичные и хозяйственные люди, они привыкли всё рассчитывать, умеют трудиться и копить материальное добро – даром что ли протестанты.

Однако, если бы их намерения были исключительно материальные и бытовые, то бурам выгоднее было бы переехать в Австралию или Канаду. Российская глубинка, следует признать, не самый лучший вариант для тех, кто хочет жить богато и комфортно – при всех наших природных богатствах уровень инфраструктурного развития и административного управления оставляет желать лучшего.

Не секрет, что в России переселенцы обычно сталкиваются с огромными проблемами – начиная от оформления документов и заканчивая трудоустройством. Местные власти научились привлекать инвестиции, деньги, но часто совершенно игнорируют проблемы приезжающих на постоянное жительство людей. В том числе бывших соотечественников и людей близких по духу и вере – переселенцы из Донбасса не дадут соврать. Несомненно, здесь огромное поле для работы власти и совершенствования госуправления.

Однако парадокс заключается в том, что в последнее время в Россию тянет иностранцев – но не тех, кто едет за достатком, а тех, кто ищет нечто более важное, чем деньги. Едут не за ценниками, а за ценностями.

Хорошо известна история немецкой семьи Мартенсов, которая в 2016 году покинула Германию из-за обязательных для детей уроков т.н. секс-просвещения. В Новосибирской области, куда изначально поехала многодетная семья переселенцев, у немцев не заладилось, и после года мытарств в не самых комфортных условиях им помогли переехать в Ставрополье, где наконец удалось получить дом, работу и даже завести 11-го ребенка (уже уроженца России).

Но можно себе представить разницу между спокойным бюргерством в Германии и тем, что пришлось пережить Мартенсам в России – к вопросу о целях иностранных переселенцев.

Не менее трудно с бытовой точки зрения приходится и старообрядцам, которые в последние годы стали возвращаться из стран Южной Америки на земли предков, преимущественно на Дальний Восток.

За последние семь лет переселилось более 150 старообрядцев, которым передано в хозяйствование 1344 га в Амурской области и 2746 га в Приморском крае. Но несмотря на то, что государство уделяет им внимание (были выделены помощники и ответственные чиновники), приехавшие сталкиваются с постоянными проблемами, начиная с элементарной электрификации и сбыта сельхозпродукции.

Но при всех трудностях, с которыми столкнулись старообрядцы в России, от них не услышишь обидных слов о новом старом Отечестве, не увидишь озлобленности. Они живут по принципу «не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, спроси, что ты можешь сделать для своей страны».

Кроме того, в отличие от буров и семьи Мартенсов, которые ищут традиционные ценности в России, старообрядцы сами привносят их нам, будто бы возвращая кусочки дореволюционного русского общества.

Но и те и другие приезжают в Россию не за лёгкой жизнью, а за лёгкой душой.

Россия – не потребительский рай и никогда им не станет, не стоит соревноваться в этом с Западом (хотя обустраивать свою землю, конечно, необходимо). У России другая миссия, и она проявляется всё больше и откровеннее с каждым годом.

По мере того как постмодернизм Запада становится всё агрессивнее, подводя целые народы к полной нравственной деградации, Россия при всех недостатках, зачастую порождённых подражательством тому же Западу, всё больше проявляет себя в глазах многих иностранцев как антипод агонизирующему несправедливому миропорядку.

В России видят защитника евангельских заповедей и традиционных ценностей, принципов равенства народов и справедливости.

Здоровые силы со всего мира обращают взор к нашей стране в надежде на то, чего многие из россиян сами не до конца понимают.

А именно: России суждено стать новым Ковчегом, который останется единственно не подверженным разрушительным силам хаоса и в котором спасутся все оставшиеся здоровые силы человечества, в том числе Запада.

Для многих миллионов людей, не поддавшихся лжи прогрессизма, «отсталая» Россия превращается в тот самый Новый ковчег, только на котором и можно спастись, сохранив в себе созданное «по образу и подобию». Русский мир вместит в себя всю полноту человечества и сам расширится, по Достоевскому, до человечества.

Но это не значит, что мы обязаны расстелиться перед каждым переселенцем и создать им идеальные условия – вовсе нет.

Каждое переселение, в том числе и буров, нужно тщательно продумывать и согласовывать с местными жителями, чтобы не создавать конфликты и напряжённость, как с мигрантами в Европе.

В то же время это не повод возгордиться, необходимо обойтись без лишнего мессианского пафоса и уникального статуса. Русским самим предстоит многое сделать для возрождения национального самосознания, обретения нового традиционализма, который даст свежесформулированные ответы на современные вызовы.

Нам еще требуется выстроить в полной мере справедливое общество, а также переосмыслить ключевые установки в экономике, госуправлении, образовании.

России наконец предстоит внедрение в жизнь тех принципов и идеалов, которые находятся в культурном коде русского мира и которые, как мы видим, привлекают людей из самых далёких уголков мира.

автор Эдуард Биров

источник

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
 
Перейти к верхней панели