#Новости

«Горячая вода показалась чудом». Украинцы — о переезде в Россию

"Горячая вода показалась чудом". Украинцы — о переезде в Россию

Бедность и националистическая идеология — главные причины переезда украинцев в Россию. Пятый год сохраняется напряженность в отношениях двух стран, стороны не жалеют взаимных обвинений, но миграции это не мешает. Киевские власти подсчитали, что в России живет около трех миллионов украинцев. Впрочем, число это явно занижено. Переселенцы рассказал

РИА Новостио своих впечатлениях от переезда, опыте общения с обычными россиянами и чиновниками.

Cветлана Михайлова, Киев — Казань

В Киеве жить после 2014 года стало очень тяжело. Знакомым с донецкими номерами били стекла в машинах, им сложно было найти работу. У меня отец — бывший военный. Он говорит на чистом русском языке и всегда называет себя гражданином Советского Союза. Однажды в магазине он покупал инструменты и туда подошли человек пять украинских националистов в камуфляже. Он разговаривал с продавцом на русском языке. Те сделали ему замечание, потребовали, чтобы перешел на мову. Он их, понятно, послал подальше. Пришел домой в разорванной рубашке…В Россию мы с мужем переехали в 2015 году. Сначала жили у моей родственницы в Ростове-на-Дону, а примерно через полгода обосновались в Казани. Гражданство получить до сих пор не удалось, есть только разрешение на временное проживание.

В Ростове-на-Дону к моменту нашего приезда украинцы умудрились уже зарекомендовать себя не с самой лучшей стороны. Кто-то действительно бежал после переворота без гроша в кармане, а кто-то откровенно зарабатывал, пользовался сочувствием россиян. Я знаю ситуации, когда гуманитарную помощь сначала собирали, а потом продавали. Кто-то собирал пожертвования для пострадавших в Донбассе, а затем прогуливал их в дорогих клубах. Доходило до откровенного гоп-стопа на улице. Однажды ко мне подошел вечером человек и сказал: «Я с Украины, дай мне денег». Ростовчанам все это, мягко говоря, не очень нравилось.

В Казани все оказалось иначе. И обычные люди, и чиновники первое время поражали меня своей доброжелательностью. Я даже про себя называла их «одуванчиками» — такого отношения в родном Киеве никогда не встречала. Самый яркий эпизод произошел в жизни моих знакомых, переселенцев из Луганской области. Они — жена, муж и двое детей — приехали сюда в 2014-м. Их сразу устроили жить в санаторий, передавали им гуманитарную помощь. Они ни в чем не нуждались. Потом один местный бизнесмен снял и год оплачивал им квартиру, а мужа взял к себе на работу. Для Украины столь теплое, душевное отношение к незнакомым людям — нонсенс.

В России я долго удивлялась работе госучреждений. Во-первых, чиновники спокойно, скрупулезно разъясняют нормы закона, все по-человечески. Во-вторых, здесь не приветствуется «благодарность». Я по своей киевской привычке постоянно пыталась подсунуть сотрудникам миграционной службы шоколадки, конфетки, коньяк. Никто ничего ни разу у меня не взял. О каких-то существенных взятках речи вообще никогда не шло.

В бытовом плане Казань мне нравится больше, чем Киев. В украинской столице очень перегружен общественный транспорт. Метро строилось советской властью, станции тогда делали маленькие. Сейчас поток людей значительно увеличился, толкучки в часы пик смертоубийственные. В Казани много автобусов, для них на дорогах выделены линии, передвигаться удобнее. На улицах невероятно чисто. В Ростове было грязновато, много пыли. Здесь стерильно, как в Европе. В Киеве давно забыли про реставрацию старинных домов, памятников архитектуры. Тут весь центр свежий, много зелени. Особенно мне нравится гулять в Горкинско-Ометьевском лесу рядом с моим домом, приятно пройтись и по парку Горького.

До событий 2014 года я год жила в Европе — работала на острове Мальта. Климат там замечательный, трудоустроиться можно без проблем, социальная сфера — на высшем уровне. Но душа у меня к жизни там не лежала. Материальные ценности у людей на первом плане, а душевности нет. Поболтать не с кем, довериться некому, рассчитывать на помощь в трудной ситуации не приходится. Мне принимать такой образ жизни не захотелось. В России, наоборот, чувствую себя на своем месте.

Вадим Репетюк, Винница — Воронеж

Я жил в Виннице, три года назад перебрался в Воронеж. Сейчас занимаю руководящую должность на крупном предприятии, хорошо зарабатываю. Перед переездом были опасения, конечно. Знакомые пугали предвзятым отношением к украинцам, на YouTube смотрел ролики всяких драк, читал враждебные комментарии.Готовился к худшему, но на месте все оказалось нормально. Сначала были не очень приятные разговоры. Кто-то считал, что это чуть ли не лично я развязал войну в Донбассе, другие говорили, что украинцы позанимали рабочие места, места в детсадах. Потом эта волна прошла, сейчас стало попроще. Многие, наоборот, позитивно реагируют. Иногда начинают украинские песни петь, пробуют салом угостить. Например, жена у меня из Воронежской области, мы год назад поженились. Все ее родственники к Украине очень хорошо относятся.

При этом до сих пор более-менее близких друзей у меня не появилось. По моим ощущениям, россияне живут более закрыто. Я воспитывался на ценностях семьи, а здесь и с родственниками люди держатся отчужденно. Даже по своей супруге я вижу, что она другая. Хотя возможностей для развития тут гораздо больше, живут лучше.

Еще одно отличие — климат. В Виннице заметно теплее, летом вызревают абрикосы. Отличается и восприятие расстояний. Раньше проехать сто километров для меня было событием. В России прокатиться до тещи четыреста — как сесть в трамвай.

Винницу и Воронеж сложно сравнивать. Оба областные центры, но российский город больше раза в три. Винница спокойная, зеленая. В Воронеже чувствуется масштаб, в регионе много уникальных предприятий. Здесь, например, единственный в СНГ завод по выпуску пивных кег, единственный завод по производству фильтровального порошка и отбеливающих земель для очистки растительных масел. Область развивается. Даже в райцентрах типа Борисоглебска, Боброва строят стадионы, ледовые комплексы, больницы.

Я одно время пытался организовать общение воронежских украинцев между собой, сделал группу в соцсети. Думал, может, так у меня друзья появятся. Но в сообщество в основном добавлялись приезжие из Донецка, Луганска. Однажды решили все вместе отметить 9 Мая, но прошло все не очень благожелательно — у уроженцев Донбасса к собственно украинцам крайне негативное отношение. До драки не дошло, но разговоры быстро свелись к взаимным обвинениям, а я в этих дискуссиях смысла особого не вижу. Для себя понял, что любые радикальные, полярные политические взгляды вредят взаимопониманию.

Дмитрий, Днепропетровская область — Подмосковье (фамилия не указана по просьбе героя)

Я теперь живу на две страны, поэтому и фамилию указывать опасаюсь — СБУ (Служба безопасности Украины) у нас не дремлет. В этом году три месяца провел в подмосковном Красногорске, сейчас нахожусь в своем родном Днепродзержинске. Первый раз в России я побывал в 2016 году. Впечатлений было море! По украинским дорогам едешь — кажется, что пересекаешь минное поле. Въезжаешь в Россию — дороги как скатерть, трассы освещаются, городки вдоль магистрали ухоженные, много мостовых переходов через трассы.Резко отличается и работа таможенников. Россияне сверяют документы с базами данных. Если все нормально, спокойно пропускают. Украинцы всегда пытаются понять, можно ли с тебя стрясти денег: «А кто ты? А куда ты едешь? А что с собой везешь?» Последний раз я возвращался на Украину — полчаса у меня изучали содержимое ноутбука.

Брать взятки у украинских пограничников — обычное дело. Доходит до смешного. Иногда просят дать овчаркам на еду. Если едешь на автобусе, могут предложить откупиться от проверки. Просто каждый пассажир дает по 20 гривен (около 50 рублей) — и все свободны.

Перед поездкой в Россию я опасался сложностей из-за моего украинского, южнорусского говора. На месте никаких трудностей не было вообще. Россия такая масштабная, здесь столько национальностей, что до произношения никому нет никакого дела. Важно быть адекватным человеком и грамотным специалистом. Часто, наоборот, люди с воодушевлением реагировали, когда узнавали, что я с Украины. Помню, в одном банке открывал карту, и сотрудники стали меня уговаривать поскорее сюда окончательно переехать: «Оставайтесь, тут все хорошо, вы у нас быстро освоитесь».

В России у меня постоянно было двоякое чувство. С одной стороны, не покидало ощущение, что я у себя дома, как будто мне все родные. С другой — ощущалось, что страна более развитая. Во всех госучреждениях организованы электронные очереди. И на Украине такое кое-где есть, но в России они действительно работают! У нас ты вроде получаешь талончик, но он тебе ничего не дает, все равно толкаешься в обычной очереди.

Много удивительного оказалось в бытовом плане. В моей подмосковной квартире круглосуточно была горячая вода. Чудо! На Украине у всех водонагреватели. В моем городе горячей воды нет с начала 2000-х, и ни одна новая власть ничего с этим не сделала. Для нас аксиома: захотел помыться — нагрел тазик. Теперь ждем еще одного новшества: вот-вот в городе отключат газовое отопление. Я уже подписывался в специальном уведомлении, будем переходить на электрические обогреватели.

Я работаю в строительной сфере, связан с архитектурой, пятый год удаленно сотрудничаю с одной московской компанией. В России реализуются новые проекты, возводится много жилых домов. На Украине все мертвое. Я шучу, что наше главное достижение — покраска мостов в цвета государственного флага. Глобальных инфраструктурных проектов нет. В Днепропетровске с 1991 года не могут построить три станции метро. В Москве новые станции открываются каждый год.

Интересно еще сравнить Красногорск и Днепродзержинск. Оба находятся рядом с мегаполисами. В подмосковном городе около 100 тысяч жителей. На моей родине — 250 тысяч, но по факту это большое село! В Красногорске много магазинов с качественными вещами. У нас в последнее время платежеспособность населения рухнула. Самыми популярными стали секонд-хенды. В магазинах электроники у нас что-то более-менее приличное можно купить только под заказ. В Красногорске даже в салонах сотовой связи огромный выбор смартфонов, ноутбуков. Бери, щупай, покупай. Для меня это тоже был шок.

Вообще, Майдан я в нашей стране поддерживал примерно до конца 2014-го. Потом стал анализировать, сравнивать, изучать другие точки зрения и заподозрил что-то неладное. По своим украинским знакомым замечаю, что и у них мнение постепенно меняется.

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
 
Перейти к верхней панели